double arrow

Итоги боевого дня и планы сторон


Июля 1943 года.

13 противник сделал еще одну попытку прорваться к Прохоровке.

Находившийся на наблюдательном пункте одной из танковых частей маршал А. М. Василевский 14 июля докладывал Верховному Главнокомандующему И. В. Сталину:

«Вчера сам лично наблюдал к юго-западу от Прохоровки танковый бой наших 18 и 29 тк с более чем 200 танками противника... В результате поле боя в течение часа было усеяно горящими немецкими и нашими танками. В течение двух дней боев 29 тк Ротмистрова потерял безвозвратными и временно вышедшими из строя до 60 проц. и 18 тк 30 проц. танков».

Части 3-го танкового корпуса продолжали атаки в полосе 69-й армии из района Ржавец на север, чтобы обеспечить в последующем удар на Шахово. Наши войска отбили все атаки противника и удержали занятые накануне позиции.

Контрнаступление советских войск резко изменило стратегическую обстановку на советско-германском фронте и поставило перед немецко-фашистским командованием чрезвычайно острую, неотложную по своему характеру проблему организации обороны на важнейшем стратегическом направлении, каким являлось в середине июля 1943 г. орловское.




13 июля Гитлер созвал совещание в своей ставке. Встревоженный неблагоприятным развитием событий, он срочно вызвал на это совещание командующих группами армий «Центр» и «Юг».

По свидетельству Манштейна, фельдмаршал фон Клюге на совещании заявил, что 9-я армия не может продвигаться дальше и уже потеряла в ходе наступательных боев на курском направлении 20 тыс. человек. Он доложил Гитлеру, что группа армий «Центр» вынуждена отбирать все подвижные части у 9-й армии, чтобы ликвидировать глубокие прорывы, сделанные советскими войсками в трех местах фронта 2-й танковой армии. В заключение своего доклада Клюге сделал вывод: «Наступление 9-й армии не может продолжаться и не может быть потом возобновлено».

Однако командующий группой армий «Юг» фельдмаршал Манштейн решительно отстаивал другую точку зрения. В этот критический момент он считал, что ничего еще не потеряно, и продолжал упорно отстаивать прежние планы наступления. Манштейн утверждал, что «после успешного отражения атак противника, бросившего в последние дни в бой почти все свои оперативные резервы, победа уже близка. Остановить сейчас битву, вероятно, означало бы упустить победу. Если 9-я армия будет хотя бы сковывать противостоящие ей силы врага и, может быть, потом возобновит наступление, то мы попытаемся окончательно разбить силами наших армий действующие против нас и уже сильно потрепанные части противника».

Беспочвенные, самоуверенные заверения Манштейна имели успех. Гитлер изменил высказанное им в начале совещания мнение, что «операция «Цитадель» не может дольше продолжаться», и было принято решение ударной группировкой войск группы армий «Юг» продолжать наступление на Курск. Группе армий «Центр» разрешалось перейти к обороне и на занимаемых позициях отразить наступление советских войск.



Несостоятельность принятых решений обнаружилась в ближайшие дни. Наступление советских войск на орловском плацдарме все более расширялось. Выше было показано, как окончились провалом усилия группы армий «Юг» развить наступление на южном фасе Курского выступа.

Вновь назначенный командующий немецкими войсками на орловском плацдарме генерал-полковник Модель объединил в своих руках управление 2-й танковой и 9-й армиями. Он развил лихорадочную деятельность с целью сорвать наступление Красной Армии. В обращении к войскам Модель писал:

«Все, что можно было ввести в наступление, противник бросил на наш фронт. Мы стоим перед сражениями, которые могут решить все. Я надеюсь, что каждый из вас сознает значение этого огромного сражения, которое является решающим для обеспечения жизненного пространства Германии».

Модель отдает жестокие приказы своим войскам, требуя от действующих частей стоять до последнего человека, а подходящим резервам интенсивно передвигаться, не считаясь с временем суток.

Немецко-фашистское командование предпринимает срочные меры по усилению 2-й танковой армии. В середине и во второй половине июля в ее состав с других участков советско-германского фронта прибыло 17 дивизий. Широкая перегруппировка сил осуществлялась и внутри 2-й танковой армии.



Однако эти и другие мероприятия гитлеровского командования не изменили и не могли изменить критического положения в полосе этой армии.

14 июля противник сделал еще одну попытку прорваться к Прохоровке.

Утром 16 июля в боевом распоряжении командующего Воронежским фронтом говорилось:

«Упорной обороной войска фронта нанесли противнику большие потери в личном составе и материальной части, его план по захвату Обояни и Курска сорван. Однако противник еще не отказался от наступательных целей и стремится ежедневным наступлением главными силами обойти Обоянь с востока, а также расширить захваченный плацдарм.

С целью окончательного истощения сил наступающего противника армиям Воронежского фронта перейти к упорной обороне на занимаемых рубежах с задачей не допустить прорыва противником нашей обороны... Повседневным контролем добиться в короткий срок правильной организации системы огня, построения обороны, устройства противотанковых и противопехотных препятствий, организации управления во всех звеньях, пополнения всех носимых и возимых запасов — в первую очередь боеприпасов».

16 июля вражеские войска под прикрытием сильных арьергардов начали отход. Разведка доносила об интенсивном движении автомашин и танков из района совхоз «Комсомолец» на Бол. Маячки и Покровку. Так, 17 июля только с 7 до 14 час. здесь было замечено 12 колонн противника, в которых насчитывалось до 550 танков и самоходных орудий и до 1000 автомашин.

Ход боевых действий с 13 по 16 июля убедительно показал, что гитлеровским войскам не удалось развить свой успех — ни в северном направлении через Прохоровку на Обоянь, ни из района Березовки и Верхопенье в западном и северо-западном направлениях. Враг исчерпал свои наступательные возможности. Ему удалось вклиниться в оборону наших войск и образовать выступ с длиной дуги до 90 км. и на глубину до 35 км. На этой дуге было втянуто в сражение 16 дивизий, в том числе 9 танковых и моторизованных и 7 пехотных. Оборона этого выступа была рискованной. Здесь для советских войск создавались наиболее благоприятные условия для нанесения контрударов под основание дуги. С этим противник, конечно, не мог не считаться. Поэтому немецкое командование приняло решение вывести главные силы из образовавшегося мешка и отвести их на рубеж, который они занимали до 5 июля. Такое решение было вызвано не только тяжелой обстановкой, сложившейся в районе Курского выступа, но и крайне невыгодным положением гитлеровских войск на других участках советско-германского фронта. В это время советские войска продолжали наступление на орловском выступе фронта. На помощь 9-й и 2-й танковой армиям противник перебросил из 4-й танковой армии моторизованную дивизию «Великая Германия». К тому же готовилось наступление Юго-Западного и Южного фронтов в Донбассе.







Сейчас читают про: