double arrow

Ограничение кормлений и изменение органов управления


Центральной реформой органов управления стала отмена кормлений, начатая еще при Елене Глинской, и создание взамен их принципиально новых органов местной власти. Это повлекло за собой изменения во всех важнейших сферах жизни общества, на всех уровнях государственного устройства.

Не смотря на изменения, проводимые Еленой Глинской, система кормлений с тех времен сильно не изменилась. Земли, не приписанные к княжескому дворцу, входили в круг местного управления, которому принадлежало все, что не эксплуатировалось княжеским дворцом. Это управление осуществлялось наместниками и волостителями. Должность управляющего называлась кормлением, так как он кормился за счет управляемых. Наместничества давались не за правительственный труд, а за придворную службу. В этом и была причина изменения системы кормлений в 1550 годы.

«Так как примитивная система кормлений не могла удовлетворять требованиям времени, росту государства и усложнению общественного порядка, то ее было решено заменить иными формами управления»[4].

Первый момент ограничения кормлений в том, что центральное правительство стало точнее определять законодательным путем установившиеся в силу обычая или практики права и ответственность областных управлений. Выразился этот момент в законе, принятом на другой день после царского выступления 27 февраля 1549 года. Царь с боярами «...уложил, что во всех городах Московской земли наместниками детей боярских не судити ни в чем, опричь душегубства и татьбы и разбоя с поличным».[5] Этот закон предполагал, что отныне дворян в наиболее важных для них делах мог судить только Царский суд, а не Боярский, как раньше. Это произошло, несомненно, в результате давления уездного дворянства.




Изменению подвергаются не только права местных правителей, но сам порядок ведения судебных процедур.

Первый Судебник и уставные грамоты предписывали, чтобы на суде у областных кормленщиков присутствовали сотские, старосты и добрые и лучшие люди, а судебник 1550 года прибавляет еще дворского, выборного управителя.

Эти меры можно отнести к попытке придать кормленщикам характер местных правителей в государственном смысле слова и в этом направлении изменить их судебно-административную деятельность. За ней же вводился строгий надзор, который подавлял их бесчинства.

«Средством этого ограничения служил двойной надзор за их действиями, шедший сверху и снизу».[6]

Данная реформа положила начало к перестройке системы управления, расширила компетенцию судебных приказов, которые вытесняли на местах кормленщиков, тем самым, укрепляя дворянство и центральную власть. Эти меры стесняли не только произвол, но и сам объем власти кормленщика, так как изъяли наиболее важные дела из его компетенции.



Дальнейшая судьба кормлений - спорный вопрос, и ученые расходятся в своих мнениях.

Так ученый Скрынников считает, что данный институт власти отменен не был. Поборы кормленщиков не были запрещены, а стали более упорядоченными в пользу кормленщиков, так как покушение на доходы первостатейной знати, по-видимому, вызвало противодействие с ее стороны. Правительству пришлось приостановить начатую реформу и вместо отмены кормлений заняться, регламентацией «кормленных» поборов, а в дальнейшем, возможно, происходит возвращение к кормлениям во всей стране в 1555-1556 годах из-за победы над Казанью. Необходимость массовых наград после взятия Казани повлекла широкую раздачу кормлений практически по всем уездам.

Но совершенно другое мнение имеют Ключевский и Платонов, которые считают, что кормления были отменены. Этот вопрос был решен около 1555 года, и всем волостям и городам предоставлено было переходить к новому порядку самоуправления.

« ...в грамоте ...15 августа 1555 года, ...царь говорит, что он велел «во всех городах и волостях учинить старост излюбленных...», которые умели бы их рассудить в правду, а также сумели бы собрать и доставить в государеву казну оброк, установленный взамен наместничьих поборов»[7].



В этом вопросе я присоединяюсь к мнению Скрынникова, так как его точка зрения более соответствует действительности. Ведь знать не могла терпеть запрещение своих доходов. Однако «демократические» элементы все-таки продолжали существовать.

Одним из элементов попытки отмены кормлений была, проводимая в это время, земская реформа, сущность которой состояла в том, что некоторые государственные функции передавались земским старостам, выбранным местным населением, и все ученые единодушны в этом (Ключевский, Рыбаков, Платонов, Сахаров, Карамзин).

«Она состояла в попытке совсем отменить кормления, заменив наместников и волостелей выборными общественными властями, поручив самим земским мирам не только уголовную полицию, но и все местное земское управление вместе с гражданским судом»[8].

«Решено было постепенно отменить все «кормления» и предоставить местному населению право выбирать самим своих управителей и судей»[9].

Ведению выборных людей передавались не только суд и полиция, но финансовое управление. Иногда старосты получали функции губного института, и тогда происходила наиболее полная форма самоуправления, обнимавшая все формы самоуправления. Эти новые органы местного управления наиболее полноценно заменили кормления.

Изменение власти на местах не может не повлечь изменение центральных органов управления.

Процесс становления централизованной власти, выражавшей интересы правящей элиты и дворянства, происходит в 1548-1549 годах становлением целого ряда центральных ведомств - приказов и разрастанием функций канцелярий Большого дворца и Казны. Формирование новых центральных органов власти было ускоренным из-за отмены кормлений и введения институтов самоуправления на местах, а содержание новых учреждений обеспечивалось особыми денежными сборами в их пользу.

Становление представительных институтов на местах имело оборотной стороной усиление контроля со стороны центра. Это не могло не повлечь перестройки московских учреждений, что диктовалось также разрастающимися государственными потребностями.

Происходящая централизация власти привела к появлению новой структуры организации власти, но ее характерной чертой была чрезвычайная дробность ведомств и отсутствие четкого разграничения функций между ними. Территориальная дробность местного управления соединялась еще с его ведомственной сложностью.

«В Дворцовой тетради 1552-1562 годах записано до 50 больших и дворовых дьяков, возглавлявших главнейшие приказы или избы»[10].

В результате преобразований создается огромный бюрократический аппарат, который, конечно, нельзя считать положительным результатом. Однако эту реформу отличает комплексность и целенаправленность. Также считают и большинство историков.

«Они совершались в одном строго определенном направлении: определение прав кормленщиков, доклад, введение земских заседателей в суд кормленщиков... - все это были, по-видимому, последовательные моменты одного процесса...»[11].

Такие грандиозные изменения, которые практически заново создавали новую структуру власти, требовали подкрепления в существовавшем тогда законодательстве, а оно, которое существовало в тот период времени, было создано еще Иваном III. Следовательно, оно было устаревшим, не соответствовала новой системе управления и была помехой для проведения дальнейших изменений.

Поэтому по предложению государя сонм бояр рассмотрел и дополнил Уложение Ивана III согласно новым потребностям России.

Летом 1550 г. был принят царем и Думой Судебник, вобравший в себя нормы всех основных разделов тогдашнего права, полностью соответствовавший нуждам времени.

По мнению ученых, спорным вопросом является, были ли преобразования основаны на праве или происходили просто по воле царя. Большинство историков утверждают, что реформы основывались на праве и отличались правовой направленностью.

« ...царь предложил ...грамоты уставные, ...дабы чиновники не могли действовать самовластно и народ не был безгласным»[12].

Скрынников же имеет совершенно отличную точку зрения. «Важной особенностью почти всех новшеств середины XVI века было... отсутствие у них законодательной в основы. Приказы не имели регламента, который определял бы структуру новых учреждений и регламентировал и деятельность»[13].

Несмотря на мнение Скрынникова, я считаю, что реформы были основаны на праве, проводились в соответствии с ним, образование системы управления происходило в соответствии с законодательством. Преобразования отличались строгой целенаправленностью, а все изменение структуры власти происходило комплексно и выражало интересы населения и, возможно, мелкого дворянства. Однако эти реформы привели к образованию новой структуры, отличающейся бюрократизмом, который вряд ли является положительным результатом.







Сейчас читают про: