double arrow

ЛЕЧЕБНО-ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ЖИВОПИСЬ


Средняя и старшая школа

Большинство рекомендаций Штайнера для средней школы уже упоминались в главах, в которых описано обучение по клас­сам. Его эскизы для школы дают примеры того, какие темы и как следует отрабатывать, начиная с цвета. Также упоминались ранее и его замечания по поводу богатства, которое предлагают гравюры Дюрера в свете развивающего материала для старшего ученика. «Всегда начинайте с самого простого (идеи)» - один из его призывов, который сохранил свое значение на протяжении всех этих лет, но который не означает «всегда то же самое снача­ла». Для учителя старшей школы важно продолжать следовать, как подчеркивает Штайнер, при установлении в каждой работе определенной формы и темы, актуальным интересам класса и ученика и полагаться на богатый технический опыт, который ученики приносят с собой из основной школы.

Учитель проводит обсуждения в классе и индивидуальные об­суждения, чтобы помочь ученикам с заданием. Избегайте оцени­вания и суждений. Вопросы помогают учителю убедиться в том, что ученик учится наблюдать, размышлять и оценивать и спосо­бен меняться.

В старшей школе работа учеников должна развиваться из об­щей темы. Однако в период от 14 до 18 лет ученики сильно сос­редоточены на собственных достижениях, и таким образом, об­суждение может привнести в работу разнообразие.

Учитель должен препятствовать тому, чтобы обсуждения превращались в заседания, на которых долго и глубоко ведутся раскопки, но позволяет при этом искренне и честно выражать мнения. На каждом уроке в любое время и в любом виде можно включать в план урока моменты для размышления, которые име­ют стимулирующее воздействие. Например, обсуждается один проект или сравниваются два проекта, чтобы внести ясность в вопрос. Работы всех учеников можно при этом вывесить или вы­ложить на полу. Ученики могут молча наблюдать, либо обсуж­дать все вместе на основе прямого вопроса учителя.

Для ученика огромное значение имеет видение того, что учи­тель замечает его работу и развитие. Вот почему папки и тетради учеников должны внимательно рассматриваться (учитель не всегда знает заранее, когда нужно дать определенный совет ученику; иногда лучше промолчать). Развивающаяся индивидуальность все еще ранима в своем недавно высвободившемся астральном теле.

В средней школе можно наблюдать проявления темперамен­тов в живописи. В старшей школе необходимо дальнейшее выяс­нение и изучение их с педагогической точки зрения.

Мы упоминали рекомендации Штайнера касательно того, что задания выполняются в полярных парах - параллельно или пос­ледовательно. Этот вид работы вызывает склонность к исследова­нию, изучению. Например, «восход» и «закат». Здесь искусство и наука дополняют друг друга. Искусство обучает нас в области формы и композиции. На уроке искусства мы встречаемся не только с талантливыми художниками, но также и с учениками, и с ремесленниками. Все возможности подойдут для практичес­кого занятия искусством при внимании к таким его аспектам, как исследование и дизайн( например, при создании иллюстриро­ванной книжки или плаката. В случае изобразительных искусств это включает и оформление (рамку) и месторасположение в прос­транстве/комнате (куда какой рисунок подходит?).

Открывается дверь класса. Художественный терапевт делает знак ребенку. Другие ученики продолжают свою работу. На опре­деленное время уделяется внимание только этому ребенку и более никому. Он рисует. Что он рисует - это не так важно. А как он рисует играет огромную роль: слабые или сильные цвета, мокрый или сухой лист, маленький или большой объем; как ребенок ра­ботает с кисточкой и т.д.; подбор слов терапевтом и его отноше­ние с цветом и материалом - уравновешенное, почтительное и любящее. У ребенка есть возможность выразить себя во время ри­сования. Терапевт здесь для того, чтобы руководить каждым ша­гом. Он интенсивно наблюдает и контролирует процесс.

В терапии искусством выбор делается между лепкой, рисова­нием форм, живописью и смежными областями, на основе заклю­чений консультировавшего врача. Каждая художественная дея­тельность имеет определенное воздействие на душевную сферу, благодаря которому душа страдает или исцеляется. Работа с цве­том и водой обычно освобождает и открывает. На то, как мы за­сыпаем и пробуждаемся, влияют образы, которые проникают че­рез наши мысли в душу. Живопись означает обогащение мира об­разов. Имея дело с цветом, мы усиливаем качество чувства или чувствительности. Атмосфера, настроение, жест и/или оттенок начинают быть частью действительности. Если в чувственной жизни появляется жесткость, тогда живопись, например, делает ребенка более восприимчивым.

Терапию искусством должно поддерживать медицинское ле­чение. Поэтому обязательны консультации у врача. Диагнозы и до, и после, терапевтические обсуждения требуют присутствия классного учителя.

Живопись, как она описана в этой книге (точно установлен­ная по возрастам), также содержит определенное терапевтическое влияние. В педагогике, которая восходит из антропософской ду­ховной науки, каждый предмет имеет терапевтическое воздейс­твие. Однако о терапии, в смысле терапии искусством, не может быть и речи, когда речь идет о классе. Выделяя слишком сильно терапевтический аспект, кто-то использует живопись в качестве целительного «душа» или «лекарства», а это не ее основная фун­кция.

В современной практике вальдорфской школы правильно и необходимо поощрять живопись, но не за терапевтическую цен­ность. Живопись как предмет в учебном плане служит педагоги­ческой цели. В сочетании с другими предметами она формирует гармоничную личность. В школе и классе мы заняты обработкой учебного материала здоровым образом; наша цель - здоровая ин­карнация молодой личности.

Можно обнаружить, что определенные методы в терапии ис­кусством являются подходящим средством для какого-то кон­кретного класса, например, аккуратное обращение с оборудовани­ем (материалом), рисование определенных форм в определенном цветовом настроении или технике, даже рисование образов (кто-то рисует солнце, траву и т.д.), как в лечебной педагогике. Одна­ко то, что подходит в терапии, не подходит автоматически в клас­се. Отношения ребенок-терапевт, терапевт-ребенок являются исцеляющей основой, в которой все виды лечения становятся «те­рапией». Учитель стремится к другой, педагогической цели. Он делает выбор содержания и метода в соответствии с душевной фа­зой развития ребенка. Он создает, связывает с тем, что проходи­ло перед этим, готовит новый материал. Он осторожно действует в рамках «основного учебного плана». Классная или групповая односторонность, индивидуальные различия между детьми учи­тываются вместе с текущими заданиями и вариациями в методе, который предлагает живопись. Она дает материал, который зат­рагивает здорового ребенка.

Сотрудничество между терапевтом и учителем взаимовыгод­но и поможет найти подходящие методы для исцеления ребенка.

Мы снова ссылаемся на пример двух активных упражнений цвета-формы, описанных Штайнером в Оксфорде, в соединении с элементами односторонности «держание всего в голове» и «непро­никновение в природный материал»[27].


Сейчас читают про: