double arrow

Турция — полуколония. Зарождение младотурецкого движения


Политическое закабаление страны. Деспотический режим Абдул-Хамида II

Подчинение иностранным капиталом турецкой экономики отра­зилось и на политической жизни страны. Распустив парламент, султан Абдул-Хамид II ввел режим средневековой деспотии, названный турками «зулюм» («гнет, тирания»). Жестоко подав­лялось малейшее проявление недовольства или свободомыслия. За населением следила целая армия доносчиков и шпионов. На все печатные издания была установлена строжайшая цензура. Дело дошло до того, что из турецкого словаря были изъяты

слова «свобода» и «революция». Султан запретил постановкушекспировского «Гамлета», из-за того что в этой трагедии есть сцена убийства короля.

Социальной опорой деспотического режима Абдул-Хамида были крупные феодалы турецкого и нетурецкого происхожде­ния, высшее духовенство и некоторые круги компрадорской бур­жуазии. Реакционные силы стремились использовать в своих целях ислам, призывая к объединению всех мусульман мира под главенством султана-халифа. При помощи этой панисла-мистской пропаганды турецкие феодалы надеялись держать в узде мусульманские народы империи и распространять свое влияние на мусульман за ее пределами.




Иностранный капитал использовал феодально-абсолютист­скую политическую надстройку в своих интересах. По мере экономического закабаления страны иностранные колонизато­ры подчиняли себе Турцию и политически. Управление оттоман­ского государственного долга, по сути дела, стало одним из важных звеньев государственного аппарата Турции. В 1883 г. немецкий офицер генерального штаба фон дер Гольц был приг­лашен на пост начальника офицерской школы в Стамбуле. Он участвовал в реорганизации турецкой армии. Появились другие иностранные советники. Независимость Турции становилась все более и более призрачной.

Однако положение Турции как зависимой страны имело свои особенности. Противоречия и борьба между великими дер­жавами давали правящим классам Турции известные возмож­ности для лавирования. Кроме того, в отличие от других стран Азии, ставших полуколониями, Турция располагала сравни­тельно организованной и боеспособной армией, которую при определенных условиях некоторые западные державы были не­прочь использовать в своих интересах.

По мере того как усиливалась зависимость Турции от ино­странных колонизаторов, росла заинтересованность ее правя­щих классов в сохранении господства над угнетенными народа­ми империи. Происходит резкое усиление национального и ре­лигиозного гнета. Особенно тяжелым было положение армян­ского населения Восточной Анатолии. На почве жестокого гнета и провокаций в 1894 г. вспыхнуло восстание армян в районе Сасуна. В ответ правительство организовало массовый погром армян. Поголовно истреблялось население целых районов, включая женщин, стариков и детей. В 1895 г. произошли ар­мянские погромы в Эрзуруме, Трабзоне, Битлисе, Харпуте, Диярбакыре, Урфе, в 1896 г. — в Стамбуле.



Европейские державы использовали эти события как повод для дипломатического нажима на Турцию и вмешательства в ее дела, но этим своим вмешательством они не улучшали, а ухуд­шали положение угнетенных национальностей Османской импе­рии.

Превращение Турции в полуколонию осуществлялось в усло­виях острого соперничества Англии, Франции, царской России, Германии, Австрр-Венгрии.

К концу XIX в. преобладающее положение в экономике Турции занимал англо-французский капитал. Значительно уси­лилось также проникновение германского капитала.

Вывоз капитала в Турцию, строительство железных дорог дали известный толчок развитию в Турции капиталистических отношений. Начали формироваться классы капиталистического общества — турецкая национальная буржуазия и пролетариат. Продвинулся процесс складывания турецкой буржуазной на­ции, которая формировалась намного медленнее ряда других наций Османской империи, особенно балканских.



Гнет иностранных колонизаторов и полуфеодальные порядки сковывали развитие турецкого национального капитализма. Турецкие купцы и предприниматели оказывались в крайне не­благоприятном по сравнению с иностранными фирмами поло­жении. Это тяготило турецкую буржуазию. Связанные с ней или выражавшие ее интересы представители интеллигенции начинают борьбу против султанского абсолютизма.

Начало организационного оформления турецкого буржуаз­но-революционного движения относится к 1889 г., когда в Стам­буле группой курсантов военно-медицинского училища был впер­вые создан тайный политический комитет под названием «Еди­нение и прогресс» (по-турецки «Иттихад ве теракки»). Через два года, в 1891 г., сформировался заграничный центр турец­ких буржуазных революционеров, также называвшийся комите­том «Единение и прогресс». Существовали и другие тайные по­литические кружки, носившие различные наименования. Участ­ников всех этих организаций, и в частности сторонников коми­тета «Единение и прогресс», стали называть младотурками.

Несмотря на свою умеренность, младотурки подвергались жестоким преследованиям со стороны Абдул-Хамида. Многие из них эмигрировали за границу, где стали издавать газеты, которые тайно доставлялись в Турцию.







Сейчас читают про: