double arrow

Конституция Мидхата. Поражение «новых османов»


Обстановка на Балканах продолжала накаляться. Вспыхнуло восстание в Болгарии, вслед за тем начали войну против Тур­ции Сербия и Черногория. Обострялись отношения Турции с Россией и другими великими державами. В декабре в Стамбуле должна была открыться конференция представителей европей­ских держав для выработки проекта реформ на Балканах.

В этой обстановке Абдул-Хамид II согласился принять про­ект конституции. Новому султану приходилось считаться с общим недовольством в стране, с угрозой стихийных выступле­ний народных масс. Вместе с тем он надеялся использовать провозглашение конституции как дипломатический маневр с целью сорвать конференцию держав. Объявление конституции было приурочено к открытию первого пленарного заседания международной конференции по выработке реформ.

23 декабря 1876 г., в момент, когда начиналось заседание международной конференции, раздался залп пушечного салю­та. Турецкий делегат поднялся и заявил: «Господа, этот выст­рел обозначает милость султана, даровавшего конституцию, ко­торая гарантирует всем гражданам империи равные права и конституционные вольности. Я полагаю, что ввиду этого вели­кого события наши труды становятся излишними».




Заявление турецкого делегата не имело успеха у иностран­ных дипломатов. Конференция продолжила свою работу. Одна­ко турецкое правительство, тайно поощряемое Англией, отка­залось принять выработанные представителями европейских держав предложения о реформах на Балканах. Это привело к дальнейшему обострению русско-турецких отношений. В начале 1877 г. конференция закрылась. Россия стала готовиться к вой­не с Турцией.

Конституция Мидхата провозглашала Турцию конституци­онной монархией. Она предусматривала создание двухпалат­ного парламента. Палата депутатов избиралась на основе вы­сокого имущественного ценза для избирателей. Члены сената назначались султаном пожизненно. Все подданные империи, включая христианское население на Балканах, объявлялись ос­манами и считались равными перед законом. Государственным языком объявлялся турецкий язык, а государственной рели­гией — ислам. Конституция сохраняла за султаном почти всю полноту власти. Особа султана считалась неприкосновенной. Он сохранял право назначать и смещать министров, объявлять войну, заключать мир, вводить военное положение и прекра­щать действие гражданских законов.

Несмотря на весьма ограниченный характер, турецкая кон­ституция 1876 г. была прогрессивным актом. Однако «новые османы», не имея связей с народными массами и боясь их активности, не опирались на реальные общественные силы, которые могли бы обеспечить развитие Турции по конститу­ционному пути.



Не удивительно, что буквально на другой день после обна­родования конституции Абдул-Хамид II стал вести дело к ее отмене. В феврале 1877 г. Мидхат-паша был смещен с поста великого визиря*. Первые выборы в турецкий парламент, от­крывшийся в марте 1877 г., проходили в обстановке террора и злоупотреблений. Кандидаты «новых османов» не были допу­щены к баллотировке. В парламенте преобладали крупные помещики, вельможи, высшее духовенство. Среди депутатов были и представители турецкого купечества и инонациональной буржуазии. Хотя парламент послушно выполнял волю султана, после 20 заседаний султан его распустил. Второй парламент был созван во время русско-турецкой войны, начавшейся в ап­реле 1877 г., а в феврале 1878 г. он уже был распущен. Кон­ституция была полностью сдана в архив. В течение 30 лет она печаталась в официальных ежегодниках, но ни один пункт ее не выполнялся. После подписания мира с Россией один из руко­водителей «новых османов», Али Суави, пытался в мае 1878 г. поднять в Стамбуле восстание в защиту конституции, но оно было быстро подавлено.

* В 1884 г. убит по приказу Абдул-Хамлда II.

«Новые османы» потерпели окончательное поражение. Со­бытия 1875—1878 гг. свидетельствовали о наличии в стране некоторых признаков революционной ситуации. Однако массо­вое революционное и национально-освободительное движение развернулось лишь у славянских народов Балканского полу­острова. Что же касается собственно Турции, то там кризис середины 70-х годов не перерос в революционный кризис. За­давленное, угнетенное крестьянство Анатолии не смогло орга­низованно выступить со своими классовыми требованиями. Из­вестную активность проявили городские низы Стамбула, на тактика «новых османов» сковывала эту активность.







Сейчас читают про: