double arrow

Претенденты на престол


Когда избирали Бориса Годунова?

Социальные и политические сдвиги второй половины XVI в. изменили структуру властной элиты и формы государственного правления. Значительное влияние на эволюцию государственного строя оказали и земские соборы, которые явились одной их форм представительства свободных сословий (за исключением крепостных крестьян и холопов) во властных структурах. Их появление было связано с развитием сословно представительной монархии.

Считается, что 1 августа 1598 г. представительный собор вынес окончательное решение об избрании Бориса Годунова царём,

следствием чего была его коронация через месяц. Прежде чем принять это традиционное представление, следует проверить дату, обозначенную в документе. Эту идею и выдвинул Р. Г. Скрынников. По традиции подписи проставлялись на обороте соборных приговоров. Поэтому любая попытка «перередактировать» их, поменять местами и т. п. неизбежно привела бы к порче документа, то есть к необходимости заново составить грамоту и вновь подписать ее.

Члены собора группировались по чинам в строго иерархическом порядке. Бояре ставили подписи вместе с боярами, стольники со стольниками и т. д. За Боярской думой признавали значение высшей «палаты» на любом соборе XVI в. Поэтому списки думных людей составлялись с особой тщательностью. Для датировки утвержденной грамоты эти списки имеют самое первостепенное значение.

Основной факт состоит в том, что соборный приговор об избрании Бориса на трон отразил состав Боярской думы не на 1 августа 1598 г., а на январь 1599 г.

При этом важно отметить, что в указанные месяцы в думе произошли большие перемены. По случаю коронации Борис раздал многим лицам думные титулы, и эти назначения учтены в утвержденной грамоте1.

Власти не желали признать, что соборный приговор об избрании Бориса Годунова был составлен задним числом, спустя много месяцев после его коронации. Поскольку люди XVI в. обладали традиционным складом мышления, они всегда обращались к прецедентам. Для составителей утвержденной грамоты прецедентом служило «избрание» Земским собором в 1584 г. Фёдора (сына Ивана Грозного).

Фёдор короновался ровно через месяц после того, как Земский собор «избрал» его царем, хотя это было простой формальностью, так как он был на тот момент старшим сыном умершего Ивана Грозного, то есть прямым наследником. Следуя этому образцу, канцелярия снабдила соборный приговор об избрании Борис Годунова датой 1 августа, чтобы доказать, что коронация состоялась как раз через месяц после его соборного избрания. Выявление подлога в избирательной документации Бориса поднимает вопрос о степени ее достоверности.

В последние годы жизни царь Фёдор Иванович полностью устранился от дел управления.

Он оказался первым из московских государей, умершим без завещания. Не ясно, помешал ли ему Борис Годунов, правивший от его имени, или по своему душевному складу он и не настаивал на необходимости «совершить» духовную. В последние часы жизни, когда приближенные просили Федора назвать имя преемника, он по обыкновению сослался на волю божью2.

Женой царя Фёдора была родная сестра Бориса Годунова – Ирина. И он прекрасно понимал, что пострижение сестры царицы уменьшит его шансы на избрание, и потому вопреки воле Федора пытался учредить правление царицы. В силу традиций Русского государства присяга вдове царице была делом неслыханным. Современников возмущала поспешность, с которой Борис рвался к трону и старался учредить правление вдовы царицы.

При жизни Фёдора имя Ирины нередко называли вместе с именем мужа, после его смерти вдову охотно именовали «великой государыней». Но такое звание было не равнозначно царскому титулу. Правление Ирины и Бориса Годуновых продержалось недолго. На третий день после присяги царица объявила о своем пострижении в монахини в присутствии многочисленной толпы.

В головы московской боярской элиты не укладывалась мысль об избрании в цари не слишком знатного костромского дворянина. Никто не сомневался в том, что на троне может сидеть лишь наследник «царского корени». Ближайшими родственниками московского дома были князья Рюриковичи, среди которых первенствовали «принцы крови» Шуйские.

Тем не менее, самыми серьезными претендентами на корону были Борис Годунов и Фёдор Романов. Как правитель, Годунов обладал более прочными политическими позициями и, как бы сейчас сказали, административным ресурсом, но не состоял в кровном родстве с династией и поэтому не имел формальных прав на престол.


Сейчас читают про: