double arrow

Осетия в XV – XVII вв


Монголы и Тимур разрушили эффективную хозяйственную систему, сложившуюся в первом тысячелетии. С XV века основу материальной жизни осетинского общества составляли ограниченные земельные ресурсы и скудные хозяйственные возможности горных ущелий.

Жесткая специализация земельных угодий диктуется в горах самой природой – почвенными, климатическими, ландшафтными условиями. Высокогорные альпийские луга – это летние пастбища. На крутых склонах можно накосить зимний запас сена. И только на дне ущелий и горных долин, на узких террасах пологих солнечных склонов небольшими клочками разбросаны пашни.

Гражданская община. Разрозненные группы осетин объединялись в горах как гражданские общины, повторив в новых обстоятельствах традиционные формы социально-политического единства. Осетинская гражданская община – это модификация древнейшей индоиранской общественной организации. Население такой общины делилось на три колена, каждому из которых принадлежала своя часть территории.

Идеологическим обоснованием единства общины служило епическое предание о происхождении трех колен (т.е. всех граждан) от общего предка. Замечательным примером гражданской общины было Алагирское общество, территория которой состояло из трех частей, занимаемых тремя коленами – Кусагонта, Царазонта и Сидамонта. По преданию все они происходят от общего прародителя – Ос Багатара.

Разными были имена легендарных предков: у Куртатинской общины – Курта, у Даргавса – Камбий, у дигорцев – Дигор и его сын Астан.

Основа существования общины – ее территория, верховным собственником которой являлся весь гражданский коллектив.

Гражданин именовался уазданом. Буквальное значение осетинского уаздан – благородный, знатный. В своем первоначальном, «гражданском» значении этот термин подразумевает благородство происхождения от общего первопредка, наличие наследственных прав и равенство со всеми остальными членами общества.

Фундаментом политического устройства гражданской общины являлся Ныхас – народное собрание, имевшее многоступенчатую систему.

Легитимность народного собрания гражданской общины определялась присутствием полномочных депутатских групп от трех колен. Тот же принцип соблюдался при формировании ополчения и при выборах посреднического суда.

Экономической основой гражданской общины было мелкое хозяйство равноправных граждан – уазданов, организованных в соседские общины(селения) (Цимити, Донифарс, Даргавс и т.д.).

Повторив в новых обстоятельствах древние формы общественной организации, гражданская община построила социальное пространство, способное заново актуализировать духовные ценности и сохранить традиционные культурные ориентации. Самозащитный социокультурный консерватизм помог уберечь фундамент этнического единства, а заодно сохранил в языке и фольклоре осетин древнейшие индоиранские структуры мышления. Характерный пример – трифункциональная идеология в нартовском эпосе.

Горные общества. В естественных границах определенной территории – одного большого ущелья или нескольких каньонов и горных долин, разделенных невысокими перевалами – в XVI-XVII вв. сложились осетинские общества. На Северном склоне – Алагирское, Куртатинское, Тагаурское, Туальское и Дигорское. Все общества были либо самостоятельными гражданскими обществами, либо военно-политическими союзами нескольких гражданских общин.

Генезис феодальных отношений. Горная Осетия знала две модели развития феодализма. В относительно «чистом» виде одна из них представлена в восточной (Алагирское, Куртатинское, Тагаурское), другая – в западной Осетии.

В восточных горных обществах феодальные отношения развиваются на основе разложения соседской общины, а кардинальной линией развития является превращение свободного общинника в экономически зависимого крестьянина, арендатора чужой земли. Отличительные черты этой модели:

1. отсутствие у зависимого крестьянина собственной земли;

2. полная личная свобода арендатора, обязанного владельцу земли только рентой;

3. многочисленный слой независимого крестьянства, владевшего наследственными участками земли.

На западе ( в дигорском обществе) соседская община сохраняла свое значение в системе феодальных отношений. Если в восточной Осетии фамилии феодалов и крестьяне-арендаторы происходят из одних и тех же распавшихся общин, то в Дигорию аристократия пришла извне и подчинила себе общину, сохранив ее как удобную форму организации подвластного населения. Важные черты западной модели развития феодализма:

1. зависимые общинники могли владеть пашнями и покосами, но пастбища, как главный источник ренты держала в своих руках знать;

2. экономической зависимости сопутствовала и личная – в виде наследственного прикрепления к определенной семье феодалов.

Социальная структура осетинского общества. Классический пример осетинской феодальной системы дает Тагаурское общество. Тагаурцы занимали ущелья рек Геналдона, Гизельдона и левобережье Терека в Дарьяле. Территориальное ядро Тагаурского общества составляли владения одиннадцати фамилий высшего сословия. В феодальной системе только знать отвечала всем критериям «уазданства» (происхождение – землевладение – полноправие).

Тагаурцы делились на четыре сословия.

Уазданы; уаздан лагта принадлежали к высшему сословию, уазданта(6укв. «благородные») - представители тыхджын мыггаг, барджын мыггаг, стыр мыггаг. В среде уазданов, при заключении браков строго придерживались сословных различии.

Фарсаглаги - самое многочисленное сословие (ир. «живущие сбоку», пришедшие со стороны (фаршæй æрбацауа) адамихаты (диг., букв., «как люди») - наиболее многочисленное сословие осетинского крестьянства. Являясь лично свободными, но не имея до середины XVIII в. собственных земель, фарсаглаги жили на землях феодалов и несли за это определенные повинности; феодалы, в свою очередь, оказывали своим фарсаглагам покровительство и защиту. К крестьянской реформе в Осетии среди фарсаглагов наблюдалась сильная дифференциация - от безземельных до довольно состоятельных и независимых, имевших значительные земельные угодья, табуны лошадей и стада крупного и мелкого скота. Брачные союзы фарпсаглаги заключали в подавляющем большинстве случаев между собой, хотя имели место и браки женщин из состоятельных и влиятельных семей фарсаглагов с мужчинами из алдарских фамилий.

Кавдасарды (ир., букв, «рожденные в яслях»), кумаяги,иногда тума (диг.) - сословие осетинского крестьянства. Кавдасарды дети рожденные во «вторых», неполноправных браках с женщинами из низших сословий осетинских феодалов, иногда и влиятельных, независимых фарсаглагов, т.е., рожденные именными женами - номылуста, и их потомки. Кавдасарды составляли неотъемлемую собственность семьи отца-феодала и не могли быть ни проданы, ни уступлены в дар. В одной из статей осетинских адатов, опубликованных Ф.Е. Леонтовичем, записано: «Кавдасарды обязаны жить там, где прикажут их владельцы, и исполнять работы от них назначенные». После смерти отца он имел право получить небольшой надел земли, но и тогда он продолжал оставаться зависимым крестьянином и нести повинности «законным» наследникам своего отца. Брачные союзы кавдасарды заключали, как правило, между собой, хотя были случаи, когда девушки выходили замуж за фарсаглагов или адамихатов. Сословие кавдасардов, составлявших к середине XIX в. около 25 % всего осетинского крестьянства, просуществовало до 1967 г. - года завершения Крестьянской реформы на Кавказе.

Кусаги, не пользовались общественными правами и считались полной собственностью хозяев. Раб, холоп, являлись полной собственностью осетинских феодалов; приобретались они пленением или покупкой. Как правило, были инородцами, чаще всего грузинами (отсюда еще одно название раба - гурдзиаг). Положение кусагов в осетинском традиционном обществе хорошо описано К.Л.Хетагуровым в его этнографическом очерке «Особа». «Алхад, саулаг, или цагъайраг (номинация рабов. - Сост.).., приобретенный где-нибудь на стороне, купленный или похищенный ребенком или даже взрослым, взятый в плен во время набега в какое-нибудь отдаленное ущелье, всегда иной национальности... делался жертвой полного произвола своих хозяев, это был безусловный раб, которого можно продать, купить, убить и помиловать».

Семья крестьянина – арендатора (фарсаглага или кавдасарда) каждый год отдавала господам барана и ягненка, воз сена, часть сделанного масла и сыра, у некоторых феодалов – часть урожая пшеницы. Три дня в году крестьянин работал на господском поле. По первому призыву уаздана его фарсаглаги и кавдасарды следовали за ним в набег или на таможенное дежурство. Контроль над Дарьяльской дорогой приносил уазданам большой доход и включал тагаурцев в систему широких политических и торговых связей.

Локальные особенности осетинских обществ не мешали осознавать традиционное единство, сложившееся в государственную эпоху. Осетия воспринималась соседями в качестве единой страны. Каждое осетинское общество, сохраняя независимость и суверенитет внутренней жизни, объединялась с остальными в области военной и внешнеполитической деятельности. Иными словами, Осети 15-18 вв. – это ряд самоуправляющихся областей, объединяемых на конфедеративных принципах. В тех особых случаях, когда решались судьбы всего народа, созывался Общеосетинский Ныхас. Последним примером такого народного собрания, имевшего выдающееся значение в истории Осетии, был Ныхас 1749 года, утвердивший состав посольства в Россию.





Сейчас читают про: