double arrow

Гибель нартов


Общим для нартских героев является их беззаветный героизм и этичное поведение. В эпосе невозможно найти случая, когда кто-либо из нартов показал себя трусом. Гордость, независимость и свободолюбие нартов, сопряженные с беззаветным героизмом и всяческим презрением к смерти, а также и проявления рыцарства в бою и быту — все вместе порождает к ним симпатию, которая, начиная со времен человеческой юности (ранней бронзы), длится сквозь века и тысячелетия, вплоть до наших дней. Великий кавказовед Е.И. Крупнов на основе неопровержимых фактов развенчивает порочную идею о привнесении к народам Кавказа основного ядра нартского эпоса какими-то степными народами, ведшими кочевой образ жизни. В своей статье «О времени формирования основного ядра нартского эпоса у народов Кавказа» (см.: Сказания о нартах — эпос народов Кавказа. М., 1969, с. 19-20) Е. Крупнов отмечает следующее: «И сейчас я вновь со всей категоричностью хотел бы подчеркнуть свой главный тезис о том, что героический нартский эпос — это результат самобытного (а не заимствованного) творчества сугубо местных кавказских племен, носителей родственных языков, развившихся на основе древнего и единого кавказского субстрата. Поэтому не случайно нартский эпос возник и развивался в таких районах Северного и Западного Кавказа, на территории которых на рубеже бронзового и железного веков бытовали морфологически близкие между собой, так называемые археологические культуры: кобанская, прикубанская и колхидская. Они развились и развивались также на базе более древних родственных культур эпохи бронзы».




Далее Е. Крупнов носителями этих культур считает всех кавкасионов, включая балкарцев и карачаевцев, принявших тюркский язык, а также включая и осетин, воспринявших язык иранской группы.

В средние века общность нартского эпоса кавказских народов, несомненно, поддерживалась и развивалась в условиях их совместного проживания в полиэтничной Алании, а затем и при золотоордынцах, к которым кавказские народы сумели довольно быстро адаптироваться.

Нартский эпос является одним из ярчайших свидетельств исконных дружеских связей народов Северного и Западного Кавказа. Он прошел через многие века. В нем отложились думы и чаяния, далеких и более близких к нам, объединяемых духовной общностью народов. Идеалы нартских сказаний во многом служили и продолжают служить нравственному и эстетическому воспитанию.

Мировое значение осетинского эпоса «Сказание о нартах»

Второй век (с середины XIX века) идет процесс систематизации и анализа эпоса «Сказание о нартах».

В сборе полевого материала, в записях, систематизации материалов эпоса приняли участие многие осетинские писатели, ученые, поэты – по сути, весь цвет осетинской интеллигенции. В этом процессе также участвовали и многие русские ученые, так, одним из первых и одним из самых значительных исследователей был российский академик Миллер. Земной поклон от всего осетинского народа и, собственно, от всего человечества одному из самых глубоких и плодотворных исследователей-нартоведов французскому ученому Ж. Дюмезилю, который своим научным авторитетом подчеркнул принадлежность эпоса именно осетинам, признав, что он был адаптирован у многих кавказских народов – абадзинов, кабардинцев, абхазцев, вайнахов – с той или иной полнотой и, главное, с различной моральной окраской.



Разработкой глубин Нартского эпоса обессмертил свое имя выдающийся осетинский ученый академик В.И. Абаев, в частности, своим фундаментальным трудом «Нартовский эпос», вышедшим в 1945 году, а также и другими своими работами на эту тему. Вошли в историю осетинской культуры и многие другие ученые, посвятившие свои труды систематизации и анализу содержания «Нартского эпоса».

Однако несмотря на значительные успехи в систематизации и изучении эпоса, несмотря на появление трудов, посвященных этой проблеме, которые насчитываются уже сотнями, задача изучения нартского эпоса по-прежнему актуальна и, пожалуй, ее актуальность только растет. Добраться до истинного смысла сказаний, вскрыть их глубинную историческую ценность и достоверность не так легко – эта задача, видимо, не одного поколения ученых-нартоведов – философов, психологов, историков, этнографов и т. д. Вот и сейчас, в самом начале XXI века пришло время вновь обратиться к этому поистине бессмертному и бездонному кладезю народной мудрости уже с новой задачей – задачей его экранизации, чтобы, используя огромные возможности современного кинематографического искусства, донести до самых широких масс мировой общественности содержание этого эпоса, заключенные в нем этические и эстетические нормы, которые будут, несомненно, способствовать духовному, нравственному возрождению всего человечества, сплочению народов мира. Необходимость решения этой задачи, во-первых, определяется тем вниманием, которое уделяет все человечество, все мировое сообщество осетинскому народу и, прежде всего, его духовному облику, его культуре, после бесланской трагедии – восторгаясь тем мужеством, с которым он перенес эту страшную, даже по мировым меркам, трагедию. Никогда еще за всю историю наша республика не была в таком фокусе внимания стольких людей и стольких стран, по сути, всего человечества. И осетинский народ должен и имеет все основания показать, кем были его предки и какое духовное наследие они оставили своим потомкам. И этому, безусловно, будет способствовать экранизация осетинского национального эпоса «Сказание о нартах» – главного, самого святого и светлого памятника ушедшим поколениям.



Во-вторых, с эпосом «Сказание о нартах» знаком в мировой культуре весьма ограниченный круг читателей, в основном в России. Т.е. мир в целом пока не воспринимает этот эпос как величайшую ценность мировой духовной культуры, а имеющееся количество литературы по данному вопросу явно недостаточно, и пока его увеличения не ожидается – по разным причинам. Безусловно, у этой литературы есть еще один крупный недостаток – при переводе (даже самом скрупулезном) теряется многое из подлинника, первоисточника и, прежде всего, тот исторический колорит, которым наделили его предки современных осетин. А ведь «Сказание о нартах», по мнению его исследователей, содержит такую глубину человеческих мыслей, переживаний, чувств, эмоций, такие эстетические и этические нормы, которые имеют просто непреходящее значение в мировой культуре. Зачастую они просто не имеют аналогов в подобной литературе, и в наше трудное время, характеризующееся засильем «попсовой литературы» и для России, и для всего мира чрезвычайно актуальны. Сегодняшний мир, погрязший в межнациональных и межконфессиональных разборках, как никогда ранее нуждается в более совершенной системе духовно-нравственного воспитания населения, в частности, в возвращении к тому светлому и чистому, что завещано нам предками. Доведенное до максимального количества людей и особенно молодежи с помощью средств кинематографии, содержание эпоса «Сказание о нартах» благодаря своей специфике поможет подрастающим поколениям осознать чувство человеческого достоинства, ответственности и долга перед людьми, чувство истинной любви к своей родине, т. е. в конечном итоге, поможет воспитанию высокого уровня духовности и нравственности у наших потомков, переданное через наше поколение нашими предками из глубины многотысячелетней истории. Следует отметить, что мифологическая структура Нартиады многослойна как в хронологическом, так и в этническом смысле. Она вбирает в себя мифы, религиозные и мировоззренческие представления многих древнейших племен и народов, с которыми сталкивались создатели и писатели эпоса за всю историю своего существования.

Таким образом, с учетом границ, признаваемых современными исследователями «Страны нартов», с учетом взаимопроникновения мифологии всех народов, с которыми на этом великом пространстве соприкасались предки осетин – индоарии, создатели Нартиады, можно утверждать, что подобного по глубине и многопластовости, а также по «площади охвата территорий», эпоса в мире не существует. В это же время еще раз утверждаем, что мировая общественность мало знает об этом эпосе, о его роли «собирателя» эпосов контактирующих с ним народов, о том, что в Нартском эпосе можно встретить «крупицы» легенд, сказаний, мифов, присущих великой арийской степи, всему «нартскому» пространству.

Народ, создавая свой героический эпос, воплотил свою жизнь, свой характер и духовный склад в монументальных эпических образах и этим внес свой неповторимый вклад в сокровищницу мировой культуры. Поэтому не случайно в своих вдохновенных стихах, посвященных тысячелетию эпоса «Давид Сасунский», армянский поэт А. Исаакян писал:







Сейчас читают про: