double arrow

Другие сказания о нартах


В такой небольшой главе, разумеется, невозможно хотя бы коротко рассказать и раскрыть все огромное сюжетное богатство карачаево-балкарcкого эпоса. Кроме перечисленных здесь, есть еще много отдельных сказаний о деяниях отдельных нартов, песни о нартских праздниках, несколько песен, создание которых приписывается нартам и т. д.

Особого разговора заслуживают оказания о том, как нарты покинули землю. Мы здесь расскажем об основном варианте, наиболее полном.

После того, как враждующие нартские роды помирились, стала возможной победа над эмегенами, теперь уже окончательная. Ерюзмек трубит общий сбор всех нартов. Нарты седлают коней, и собираются в предгорьях, затем входят в тесное ущелье. Начинается решающая битва. Эмегены швыряют в богатырей огромные камни, с корнем выдирают вековые деревья, а нарты рубятся мечами и стреляют из луков. Наконец, они окружают эмегенов у подножья Дых-Тау и полностью истребляют их. Но остается еще Мать Эмегенов, громадное чудовище, каждые три месяца порождавшая на свет сто детей-великанов. Нарты находят ее в глубоком овраге - ее тело заполняет весь овраг - и Ерюзмек поражает ее стрелой и мечом. Таким образом, цель, поставленная перед нартами Великим Тейри, достигнута и все враги человека - эмегены и драконы истреблены. Нарты на крылатых конях во главе с Ерюзмеком улетают на небо, а другая их часть опускается под землю, в нижний мир, где они продолжают сражаться с врагами человека. Во время их сражений под землей происходят землетрясения, а на небе, когда Ерюзмек набрасывает на врагов свой аркан, сверкает молния, когда он кричит-гремит гром. Ерюзмек со своим войском охраняет небо от бесов.




То, что нарты, как герои неугомонные, беспокойные, находятся то на небе, то в походах, некоторым исследователям дало повод видеть в них пришельцев. Разве не могла в сознании древнего наблюдателя за небом ночная круговерть звезд навести на мысль, что нарты путешествуют по небу. Например, Большая Медведица представлялась в образе семи братьев нартов, сыновей бога Ткъа и его жены Дардза-наны (матери вьюг). А Малая Медведица, вращающаяся вокруг оси (Полярной звезды), называлась «Чухьи г1аьр» («Чухиева дружина»). Подобно тому, как с Села Сатой связаны два созвездия, имеется и созвездие, связанное с Сеска Солсой и называемое «Солса гебаг1а» («Копье Солсы). Появление неверной идеи о нартах, как о пришельцах, породило другую неверную идею — наличие т. н. «местных героев». Такие утверждения не выдерживают критики. Нартов ингуши всегда признавали своими, близкородственными, даже предками. Несуразное определение «местные герои» было приложено к родовым богатырям, например, родов Барахоевых, Богатыревых, Баркинхоевых, Калоевых и др., являющихся представителями общества Галгайче. В целях идеализации родовых богатырей в эпосе стали их восхвалять через сопоставление с нартами и заключение родства с ними. Богатыри — что нартские, что родовые — одинаково являются местными, своими родными, потому-то они и общаются между собою на равных. Приобщение родовых богатырей к нартскому эпосу — явление уже позднейшее и свидетельствовавшее о наличии разложения древнего эпоса. Именно к этому времени относятся сказания о гибели нартов. Они настолько возгордились, что позволили себе выступить против бога. Герои всесильны, и никто их не сможет победить, но вот против Всевышнего они бессильны. Гордые, свободные, никого выше себя не признающие нарты стали не вписываться в каноны монотеистических религий, проповедовавших смирение. К тому же развившемуся обществу уже не нужны были чрезмерно абстрагированные (вплоть до небес) герои — новая эпоха испытывала потребности в восхвалении более реальных, приземленных, соответствующих новым идеалам эпических личностей. Вместо нартского эпоса стали создаваться новые эпические формы (героические предания, героико-эпические песни и др.), более соответствующие новым историческим условиям.



Нарты настолько горды, что доведенные Богом до голодной смерти, они не хотят, чтобы после смерти о них говорили, как о жалких людишках, не сумевших сохранить себя и умерших от голода. Несмотря на то, что самоубийство в быту подвергается всяческому осуждению, нарты не хотят, чтобы после их смерти люди насмехались над их голодом обезображенными, опухшими телами. Им претит дурная посмертная слава. Они хотят, чтобы после их смерти люди с восхищением говорили о них: «Нарты, пившие расплавленный металл!». В ингушском эпосе нарты гибнут, выпив расплавленную медь. Смерть нартов эпизирована: сказители даже самой смертью возвеличивают нартов.







Сейчас читают про: