double arrow

Бунташный век. Городские восстания в середине XVII


Ко второй половине 17 века крепостничество вступило в стадию своего зенита. Вслед за изданием Уложения 1649 года усилилась тенденция к самораскрепощению крестьян – стихийно и принимавшее порой угрожающее размеры бегство их на окраины: в Заволжье, Сибирь, на юг, в места казачьих поселений, возникших еще в 16 веке и теперь ставших центрами концентрации наиболее активных слоев несвободного населения.

Государство, стоявшее на страже интересов господствующего класса феодалов, организовывало массовые розыски беглых и возвращало их прежним владельцам. В 50–60-х годах 17 века неудачные опыты казны, война России с Речью Посполитой за воссоединение Украины с Россией, усугубили назревавшее недовольство. Уже проницательные современники ясно видели существенные черты нового. «Бунташный век» – такою оценку давали они своему времени.

В самом начале этого века страну потрясла первая Крестьянская война, достигшая наивысшего подъема в 1606–1607 гг., когда во главе восставших – крестьян, холопов, городской бедноты – встал Иван Исаевич Болотников. С большим трудом и немалым напряжением сил феодалы подавили это массовое народное движение. Однако за ним последовали: выступление, возглавленное монастырским крестьянином Балашом; волнения в войсках под Смоленском; более 20 городских восстаний, прокатившихся в середине века по всей стране, начиная от Москвы (1648 г.); восстания в Новгороде и Пскове (1650 г.); «медный бунт» (1662 г.), местом действия которого вновь становится столица, и, наконец, Крестьянская война Степана Разина.




1. Истоки социальных потрясений «бунташного века»

Тяжелая ситуация в конце 16 века сложилась в центральных уездах государства и до такой степени, что население бежало на окраины, бросив свои земли. Например, в 1584 году в Московском уезде распахивалось всего 16% земли, в соседнем Псковском уезде – около 8%.

Чем больше уходило людей, тем тяжелее давило правительство Бориса Годунова на оставшихся. К 1592 году завершается составление писцовых книг, куда вносились имена крестьян и горожан, владельцев дворов. Власть, проведя перепись, могла организовать розыск и возвращение беглых. В 1592–1593 годах был издан царский указ об отмене крестьянского выхода даже в Юрьев день. Эта мера распространялась не только на владельческих крестьян, но и на государственных, а так же на посадское население. В 1597 году появились еще два указа, согласно первому любой вольный человек, проработавший полгода на помещика, превращался в кабального холопа и не имел права выкупиться на свободу. Согласно же второму устанавливался пятилетний срок розыска и возвращения беглого крестьянина владельцу. А в 1607 году был утвержден и пятнадцатилетний сыск беглых.



Дворянам выдавались «послушные грамоты», согласно которым крестьяне должны были платить оброки не как раньше, по сложившимся правилам и размерам, а так, как захочет хозяин.

Новое «посадское строение» предусматривало возвращение в города беглых «тяглецов», приписку к посадам владельческих крестьян, которые занимались в городах ремеслом и торговлей, но не платили налога, ликвидацию внутри городов дворов и слобод, которые так же не платили налоги.

Таким образом, можно утверждать, что в конце XVI века в России фактически сложилась государственная система крепостного права – наиболее полной зависимости при феодализме.

Такая политика вызывала огромное недовольство крестьянства, которое создавало в то время подавляющее большинство в России. Периодически в деревнях возникали волнения. Нужен был толчок для того, чтобы недовольства вылились в «смуту».

Оскудение и разорение России при Иване Грозном между тем даром не прошло. Крестьяне массами уходили на новые земли от крепостей и государственной тягости. Эксплуатация оставшихся усиливалась. Земледельцы были опутаны долгами и повинностями. Все более затруднялся переход от одного помещика к другому. При Борисе Годунове было издано еще несколько указов, усиливающих крепостную неволю. В 1597 г. – о пятилетнем сроке поиска беглых, в 1601–02 об ограничении перевода крестьян одними землевладельцами от других. Желания дворянства исполнялись. Но общественная напряженность от этого не ослабевала, а лишь росла.



Главной причиной обострения противоречий в конце XVI – начале XVII вв. было усиление крепостной тягости и государственных повинностей крестьян и горожан (посадских людей). Большие противоречия были между московским привилегированным и окраинным, особенно южным, дворянством. Составившееся из беглых крестьян и иных вольных людей, казачество представляло собой горючий материал в обществе: во-первых, у многих были кровные обиды на государство, бояр-дворян, во-вторых, это были люди, главное занятие которых составляли война и грабеж. Сильны были интриги между различными группами бояр.

В 1601–1603 гг. в стране разразился небывалый голод. Сначала шли проливные дожди 10 недель, потом, в конце лета, мороз повредил хлеб. На будущий год опять неурожай. Хотя царь делал многое, чтобы облегчить положение голодных: раздавал деньги и хлеб, сбивал цену на него, устраивал общественные работы и т.п., но последствия были тяжелые. Только от болезней, последовавших за голодом, в одной Москве умерло около 130 тысяч человек. Многие от голода отдавали себя в холопы, и, наконец, нередко господа, не в силах прокормить слуг, выгоняли слуг. Начались разбои и волнения беглых и гулящих людей (предводитель Хлопка Косолап), которые действовали под самой Москвой и в бою с царскими войсками даже убили воеводу Басманова. Бунт подавили, а его участники бежали на юг, где присоединились к войскам самозванца, Болотникова и другим.







Сейчас читают про: