double arrow

Соляной» и «медный» бунты в Москве. Городские восстания


«Соляной» бунт, начавшийся в Москве первого июня тысяча шестьсот сорок восьмого года, явился одним из мощнейших выступлений москвичей в защиту своих прав.

В «соляном» бунте участвовали стрельцы, холопы – словом, те люди, у которых были причины быть недовольными политикой правительства.

Бунт начался, казалось бы, с мелочи. Возвращаясь с богомолья из Троицко-Сергиевской лавры, молодой царь Алексей Михайлович был облеплен челобитчиками, просившими царя сместить с должности начальника Земской управы Л.С. Плещеева, мотивируя это желание несправедливостью Леонтия Степановича: тем, что он брал взятки, творил несправедливый суд, но со стороны государя не произошло никаких ответных действий. Тогда жалобщики решили обратиться к царице, но это тоже ничего не дало: стража разогнала людей. Некоторые были арестованы. На следующий день царь устроил крестный ход но и тут появились жалобщики требовавшие освободить арестованных первого числа челобитчиков и всё-таки решить вопрос со случаями взяточничества. Царь попросил разъяснений по этому делу своего «дядьку» и родственника – боярина Бориса Ивановича Морозова. Выслушав объяснения царь обещал челобитчикам решить этот вопрос. Скрывшись во дворце, царь послал четверых послов для переговоров: князя Волконского, дьяка Волошеинова, князя Темкина-Ростова, окольничего Пушкина.

Но эта мера не оказалась решением вопроса, так как послы держали себя крайне высокомерно, чем сильно разозлили просителей. Следующим неприятным фактом был выход из подчинения стрельцов. По причине высокомерия послов стрельцы избили бояр, посланных для переговоров.

На следующий день бунта к царским ослушникам присоединились подневольные люди. Они потребовали выдачи бояр-мздоимцев: Б. Морозова, Л. Плещеева, П. Траханионова, Н. Чистого.

Эти чиновники опираясь на власть особо приближенного к царю И.Д. Милославского, угнетали москвичей. Они «творили несправедливый суд», брали взятки. Заняв главные места в управленческом аппарате, они имели полную свободу действий. Возводя напраслину на простых людей, они разоряли их. На третий день «соляного» бунта «чернью» было разгромлено около семидесяти дворов особо ненавистных дворян. Одного из бояр (Назария Чистого) – инициатора введения огромного налога на соль «чернь» избила и изрубила на куски.

После этого случая царь был вынужден обратиться к духовенству и оппозиции к морозовской придворной клике. Была выслана новая депутация бояр, возглавил которую Никита Иванович Романов – родственник царя Алексея Михайловича. Жители города выразили желание чтобы Никита Иванович стал править с Алексеем Михайловичем (надо сказать, что среди москвичей Никита Иванович Романов пользовался доверием). В результате был договор о выдаче Плещеева и Траханионова, которого царь еще в самом начале бунта назначил воеводой в один из провинциальных городков. Иначе дело обстояло с Плещеевым: его в тот же день казнили на Красной площади и выдали его голову толпе. После этого в Москве возник пожар, в результате которого выгорела половина Москвы. Говорили, что пожар устроили люди Морозова дабы отвлечь народ от бунта. Продолжались требования о выдаче Траханионова; власти решили пожертвовать им лишь бы прекратить мятеж. Были посланы стрельцы в тот город, где воеводствовал сам Траханионов. Четвертого июня тысяча шестьсот сорок восьмого года боярина также казнили. Теперь взгляд бунтовщиков приковал боярин Морозов. Но царь решил не жертвовать столь «ценным» человеком и Морозова сослали в Кирилло-Белозерский монастырь с тем, чтобы вернуть его как только бунт утихнет, но боярин будет настолько напуган бунтом, что уже никогда не будет принимать активное участие в государственных делах.

В обстановке бунта верхушка посада, низшие слои дворянства послали царю челобитную, в которой требовали упорядочения судопроиводства, разработки новых законов.

В результате челобитной власти пошли на уступки: стрельцам выдали по восемь рублей каждому, должников освободили от выколачивания денег битьём, были заменены проворовавшиеся судьи. Впоследствии бунт стал стихать, но бунтарям не все сошло с рук: были казнены зачинщики бунта среди холопов.

Шестнадцатого июля был созван Земский собор, решивший принять ряд новых законов. В январе тысяча шестьсот сорок девятого года было утверждено Соборное Уложение.

Вот результат «соляного» бунта: правда восторжествовала, народные обидчики наказаны и в довершение ко всему – принято Соборное Уложение, которое было призвано облегчить народную долю и избавить управленческий аппарат от коррупции.

До и после Соляного бунта восстания вспыхивали в более, чем 30 городах страны: в том же 1648 г. в Устюге, Курске, Воронеже, в 1650 г. – «хлебные бунты» в Новгороде и Пскове.

Московское восстание 1662 года («Медный бунт») было вызвано финансовой катастрофой в государстве и тяжёлым экономическим положением трудовых масс города и деревни в результате резкого роста податного гнёта в ходе войн России с Польшей и Швецией. Массовый выпуск правительством медных денег (с 1654), приравненных к стоимости серебряных денег, и их значительное обесценивание к серебру (в 1662 г. в 6–8 раз) привели к резкому подорожанию продуктов питания, огромной спекуляции, злоупотреблениям и массовой подделке медных монет (в чём оказались замешанными отдельные представители центральной администрации). Во многих городах (особенно в Москве) разразился голод среди основной массы горожан (несмотря на хорошие урожаи в предшествующие годы). Большое недовольство вызвало также решение правительства о новом тяжелейшем внеочередном сборе налога (пятине). Активными участниками «медного» бунта были представители городских низов столицы, и крестьяне из подмосковных сёл. Восстание вспыхнуло ранним утром 25 июля, когда во многих районах Москвы появились листовки, в которых виднейшие руководители правительства (И.Д. Милославский; И.М. Милославский; И.А. Милославский; Б.М. Хитрово; Ф.М. Ртищев) объявлялись изменниками. Толпы повстанцев направились к Красной площади, а оттуда в с. Коломенское, где находился царь Алексей Михайлович. Восставшие (4–5 тысяч человек, в основном горожане и солдаты) окружили царскую резиденцию, передали царю свою челобитную, настаивая на выдаче указанных в листовках лиц а также на резком снижении налогов, цен на продукты и т.п. Застигнутый врасплох, царь, при котором было около 1000 вооруженных придворных и стрельцов, не рискнул пойти на расправу, пообещав повстанцам произвести расследование и наказать виновных. Повстанцы повернули в Москву, где после ухода первой группы восставших образовалась вторая и начался разгром дворов крупных купцов. В тот же день обе группы объединились, прибыли в с. Коломенское, вновь окружили царский дворец и решительно потребовали выдачи руководителей правительства, угрожая казнить их и без санкции царя. В это время в Москве после ухода второй группы восставших в с. Коломенское власти с помощью стрельцов перешли по приказу царя к активным карательным акциям, а в Коломенское уже были стянуты 3 стрелецких и 2 солдатских полка (до 8 тыс. человек). После отказа восставших разойтись началось избиение в основном безоружных людей. В ходе расправы и последующих казней было убито, потоплено, повешено и казнено около 1 тысячи человек, до 1,5–2 тысячи повстанцев сослано (с семьями до 8 тысяч человек).

11 июня 1663 года последовал царский указ о закрытии дворов «денежного медного дела» и возвращении к чеканке серебряных монет. Медные деньги выкупались у населения в короткий срок – в течение месяца. За одну серебряную копейку брали рубль медными деньгами. Пытаясь извлечь пользу из медных копеек, население начало покрывать их слоем ртути или серебра, выдавая за серебряные деньги. Эта хитрость вскоре была замечена, и появился царский указ о запрещении лудить медные деньги.

Итак, попытка усовершенствовать русскую денежную систему закончилась полным крахом и привела к расстройству денежного обращения, бунтам и всеобщему обеднению. Не удались ни введение системы крупных и мелких номиналов, ни попытка заменить дорогое сырье для чеканки денег на более дешевое.

Русское денежное обращение вернулось к традиционной серебряной монете. А время Алексея Михайловича получило у современников название «бунташного»


Сейчас читают про: