double arrow
I. К чему стремится педагогика, какой она должна быть и в чем ее задачи?

Дистервег Ф. Избранные педагогические

сочинения. - М., 1956.- С. 227- 232.


Три заметки о педагогике и стремлениях учителей2

Задача педагогики - человеческое воспитание.

Воспитатель имеет дело:

1)с отдельным существом, с индивидуумом, одаренным человеческими задатками;

2)с индивидуумом, принадлежащим к известной нации, индивидуумом, одаренным национальными особенностями;

3)с членом всего человечества.

Отсюда перед педагогикой встают три задачи:

1) она должна считаться с индивидуумом и формировать его сообразно сего природными особенностями;

2) делать это в соответствии со своеобразием той нация, к которой принадлежит индивидуум;

3) воспитать его согласно общечеловеческим целям.

Первая задача может быть разрешена только благодаря знанию и познанию человеческой природы и присущих ей законов развития, а также путем правильного понимания особенностей данного индивидуума. Знание психологии, способность наблюдать и применять средства, которые служат для возбуждения общечеловеческих и индивидуальных задатков - вот первое необходимое качество воспитателя.

Разрешение второй задачи предполагает знание национального характера и наличие у самого воспитателя этого характера.

Третья задача требует понимания целей, стоящих перед человечеством, и стремления осуществлять их в меру своих сил. Прежняя педагогика стремилась преимущественно разрешить первую задачу и занималась гораздо меньше, чем следовало бы второй и третьей. Поэтому мы остановимся на этих двух последних задачах. Каждая нация имеет свои особенности, обусловленные природой и историей, свой национальный дух. Она обладает только одной национальной жизнью, которая определяется свободным развитием и деятельностью национального духа или обусловливающими ее особенностями, национальным принципом - национальной самостоятельностью и свободой3.




Форма этой национальной, свободной деятельности представляет собой внешний организм ее жизни государство, перед которым в связи с этим стоит задача - осуществить национальное своеобразие. Вот его цель; оно не имеет никакой самостоятельной цели, а служит только средством. Рассматривать государство как цель, нацию же как средство - значит извращать естественное положение вещей. Это - политическое заблуждение, ложное представление и предрассудок. Форма должна быть подчинена содержанию, должна соответствовать этому содержанию, т.е. национальному духу. Государственный организм должен быть согласован с последним и обусловливаться им. Только таким путем это средство достигает своей цели, способствует национальной самостоятельности и свободному движению. Национальная политика не может ставить себе никакой другой цели, она должна подчиняться сущности и стремлениям национального духа, должна довести его до такой силы и степени, чтобы им был проникнут каждый член нации. Этого она достигает в той мере, в какой ее собственное воздействие становится излишним.



Высшая, хотя в полной мере никогда не осуществимая, цель государственной политики состоит в том, чтобы сделать ее излишней, подобно тому как задача воспитания заключается в том, чтобы ретироваться, когда его воспитанник достиг самостоятельности.

При неправильном общественном распорядке господствует, напротив, эгоизм отдельных личностей и сословий, которые ставят свои интересы выше интересов коллектива. (...)

Сюда же относятся и попытки задержать развитие науки или же направить его по неправильному пути, толкнув его вспять по ранее пройденным этапам, а также намерение не допускать каких-либо установлении, враждебных их политическому эгоизму, и добиться вынужденной бездеятельности или изгнания всех тех лиц, которые не хотят служить послушными орудиями для осуществления их, враждебных всей нации, целей.

Эти стремления имеют своей целью разрушение и по возможности уничтожение национального духа и делают осуществление национальной задачи невозможной; они являются олицетворением национального или политического зла. Они не освобождают, а порабощают. Стремление же национального духа направлено к самостоятельности и свободному развитию. В той мере, как государственная организация и политика содействуют осуществлению этих целей, поставленных природой и ее творцом, они хороши; в той мере, как они этого не делают, они плохи и негодны.

Одна из важнейших задач воспитания, национального воспитания состоит в том, чтобы пробудить эти мысли в ребенке и молодом поколении данной нации или, вернее сказать, так организовать воспитание, чтобы эти мысли вместе со стремлением их осуществить самостоятельно возникли в их сознании.

Подобный человек является жизнеспособным и достойным членом своей нации. Но нация - не все человечество, а только его часть. Поэтому перед педагогикой встает третья задача: приобщить человека, наделенного индивидуальными и национальными особенностями, ко всему человечеству и способствовать тому, чтобы последнее достигло того назначения, которое ему указано богом. Национальный эгоизм должен исчезнуть, индивидуальный должен быть уничтожен; нация не может воздвигнуть своего счастья на гибели человечества. В каждом индивидууме, в каждой нации должен быть воспитан образ мыслей, именуемый гуманностью; это - стремление к благородным общечеловеческим целям. Первая ее ступень - уважение чужой личности и ее особенностей; вторая- содействие ее человеческим и национальным целям на основе взаимопонимания и согласия; третья- объединение с ней и всеми нациями земного шара для достижения общего назначения человечества, установленного богом.

То чего вы не желаете, чтобы вам делали люди, не делайте и вы им, а то, что вы бы хотели для себя, то делайте и по отношению к другим! Этими великими словами выражен закон, определяющий взаимоотношения наций.

Признание и уважение природных индивидуальных особенностей и национального своеобразия, гуманное отношение ко всякому, кто носит имя человека, невзирая на его расу, религию, вероисповедание, - вот что является целью истинного христианского воспитания. Христианство стремится освободить человечество от эгоизма во всех его проявлениях, сделать его самостоятельным и свободным и связать узами единодушия и любви. Истинно человеческий или христианский образ мыслей побуждает уважать в каждом человеке все благородное и хорошее и содействовать ему в достижении его человеческих целей4. Нехристианская политика ставит эгоистические цели выше национальных и стремится установить мнимое благополучие одной нации за счет всех других.

Благородная человечность в национальном выражении и индивидуальной (оригинальной) форме является поэтому как назначением человечества, наций и индивидуумов, так и целью воспитания. Этой вечной идее, которая должна служить неизменным идеалом, противоречат:

1) в деле индивидуального воспитания - произвольное предназначение человека к определенному сословию или профессии: к дворянству, для военной или какой-либо гражданской деятельности и т.д.;

2) в деле национального воспитания и образования - не только засилье иностранщины, воспитание с помощью бонн и гувернеров, говорящих на иностранных языках, но также дрессировка, имеющая в виду будущую деятельность в государстве с каким-либо определенным политическим строем (в абсолютной или конституционной монархии, в царстве или королевстве, в республике и т. д.) или же в каком-либо отдельном княжестве, расположенном на территории, занимаемой всей нацией, лишенной единства;

3) в деле общечеловеческого воспитания - не только возбуждение ненависти к другим нациям, но также приобщение к одному, исключающему другие, вероисповеданию. (...) .

Узкий национализм и церковный фанатизм не могут считаться высшими целями образования. Истинные люди - это те, которые объединяют в себе общечеловеческое начало с национальными и индивидуальными чертами. Глубокое изучение личностей устраняет узость взглядов, национальную и церковную ограниченность.






Сейчас читают про: