double arrow

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЭПОХИ


ГЛАВА 2. ТЕМА СМЕРТИ В КУЛЬТУРЕ ВОЗРОЖДЕНИЯ

Ренессанс — результат уникальной культурно-исторической ситуации Италии. В социальном плане это можно объяснить тем, что треченто и кватроченто были в Италии относительно благополучной эпохой. Разумеется, были междоусобные войны, неурожаи, эпидемии чумы, мятежи и изгнания. Но всё это было достаточно локально. До конца 20-х годов XVI века страна не знала опасностей извне. До Саванаролы не было социальных взрывов большого масштаба. Другие европейские страны в это время изведали борьбу с турками и татаро-монголами, Столетнюю войну, распрю Алой и Белой розы, гуситское движение, Жакерию и т.д. Италия стала самой богатой и культурной областью Европы. То был более или менее плавный взлёт цивилизации, без кровавого хаоса и нервных судорог. Ренессанс имел под собой прочную социальную опору в многослойной, но относительно однородной городской культуре, стабильной к этому времени. Причём это была культура не бунтующих одиночек, а победоносных и уверенных в своей правоте и исторической перспективе общественных групп. Во внутреннем духовном плане Ренессанс был медленно и основательно подготовлен проторенессансом с его светскими и антикизирующими тенденциями. Внешние и психологические предпосылки были редкостно благоприятны для того, чтобы создать новый тип культуры и человека, смело предположившего, что он может позволить себе радоваться жизни. [9]




Но все мы смертны. И вопрос об отношении жизни и смерти приходится решать каждой культуре. Средневековый человек чувствовал себя ничтожным и греховным в этом мире, но находил выход в ожидании счастья загробного. Вера в Бога давала возможность жить среди людей и бед.

Радостное открытие ценности человеческого тела в эпоху кватроченто сменилось в XVI веке вновь обретённым пониманием того, что человек не есть просто функция тела. Но к пониманию человека как функции духа прийти было тоже невозможно. Это противоречие существует всегда и всюду. Ренессансное сознание, по-видимому, не могло вместить в себя смерть. Ренессансный человек не желал и не мог взглянуть ей в глаза с той прямотой, которые доступны последовательно религиозному или атеистическому сознанию. Но ренессансный человек был человеком с религиозными традициями и отсутствием религиозных потребностей, — и почва уходила у него из-под ног. Возрождение в целом и Высокое Возрождение в частности пыталось совместить духовность и телесность, вечность и посюсторонность. Мысль о смерти была несовместима с мифом о человеке, который творил Ренессанс, с героической и гармонической личностью, о которой он мечтал. Ренессансная культура принципиально не трагедийна по своей конструкции, но поскольку человек по своей конструкции принципиально смертен, то трагическое следовало за этой культурой подобно лёгкой, но неотвязной тени.



Все мы здесь в желанье ласки

Славим Вакха и Любовь.

Славим песни, славим пляски!

Пусть бежит по жилам кровь.

Пусть живём мы в вечной сказке,

В этом нашей жизни суть,

Счастья хочешь, — счастлив будь

Нынче, завтра — неизвестно.

Юность, юность, ты чудесна,

Хоть проходишь быстро путь!

(карнавальная песнь, сочинённая Лоренцо Великолепным)[10]

«Среди часов, отпущенных живущему, постоянно бывают потеряны те, что ты не использовал. Вчерашний день прошёл, в завтрашнем нет уверенности. Итак, ты живёшь сегодня. Смерть, неизбежный предел для всего родившегося, всегда полезна для того, кто растрачивает жизнь, и не опасна тому, кто прожил её хорошо»[11]. Ренессансного гуманиста вечно жгло это ощущение ответственности за собственную судьбу, за осуществление таящихся в нём божественных сил и возможностей. Это духовное напряжение сказалось в искусстве, оно чувствуется если не на втором, то на третьем, пятом, десятом плане всегда.

В открытом виде высокая трагедия явилась только на излёте Ренессанса в результате крушения этого типа культуры, и в основном в других странах. В Италии же единственный подлинно трагедийный ренессансный художник — Микеланджело. Борение со смертью стало лейтмотивом его, когда он намного пережил свой век, себя самого юного, воспитывавшегося при дворе Лоренцо Великолепного, и вместе с ним сам Ренессанс пережил себя.



Распад Ренессанса нельзя объяснить только внешними социальными причинами — вторжением иностранных войск, общенациональным упадком и смещением торговых путей на Север. Просто под действием реальности пала сочинённая и потому уязвимая культура. Сама её праздничность и идеальность была предпосылкой этого. Оказалось, что нельзя создать рай на земле в пределах, например, садов Медичи.







Сейчас читают про: