Студопедия


Авиадвигателестроения Административное право Административное право Беларусии Алгебра Архитектура Безопасность жизнедеятельности Введение в профессию «психолог» Введение в экономику культуры Высшая математика Геология Геоморфология Гидрология и гидрометрии Гидросистемы и гидромашины История Украины Культурология Культурология Логика Маркетинг Машиностроение Медицинская психология Менеджмент Металлы и сварка Методы и средства измерений электрических величин Мировая экономика Начертательная геометрия Основы экономической теории Охрана труда Пожарная тактика Процессы и структуры мышления Профессиональная психология Психология Психология менеджмента Современные фундаментальные и прикладные исследования в приборостроении Социальная психология Социально-философская проблематика Социология Статистика Теоретические основы информатики Теория автоматического регулирования Теория вероятности Транспортное право Туроператор Уголовное право Уголовный процесс Управление современным производством Физика Физические явления Философия Холодильные установки Экология Экономика История экономики Основы экономики Экономика предприятия Экономическая история Экономическая теория Экономический анализ Развитие экономики ЕС Чрезвычайные ситуации ВКонтакте Одноклассники Мой Мир Фейсбук LiveJournal Instagram

I. ЭКОНОМИКА И ПОЛИТИКА США В 20-Е ГОДЫ 5 страница





85 Shannon D. Op. cit., vol. 2, p. 110.

86 История рабочего движения в США в новейшее время: В 2-х т. М., 1970—1971,
т. 1, с. 136.

87 Bernstein I. The Lean Years: A History of the American Worker. 1920—1933. N. Y.,
1960, p. 65. .



I. ЭКОНОМИКА И ПОЛИТИКА США В 20-Е ГОДЫ


АМЕРИКАНСКОЕ «ПРОЦВЕТАНИЕ»




улучшение положения трудящихся способствовало широкому распростра-
нению в массах различного рода буржуазных теорий.

Особенно активно пропагандировалась в 20-е годы апологетическая
теория «американской исключительности». Абсолютизируя некоторые
особенности экономического развития США, сторонники этой теории ут-
верждали, что страна вступила в новую фазу своей эволюции, что на нее
не распространяется теперь действие законов, управляющих ходом капи-
талистического производства в других странах мира. На этом основании
делался вывод, что циклическое движение экономики стало для США де-
лом прошлого, что там никогда больше не будет экономических кризисов,
так как сам рост промышленного производства якобы автоматически по-
рождает расширение рынка. А раз перед страной открывается перспек-
тива «вечного процветания», то классовая борьба должна уступить место
«классовому сотрудничеству», ибо, чем успешнее будет развиваться
экономика и чем прибыльнее станут капиталистические предприятия,
тем значительнее будут доходы капиталистов и заработная плата рабо-
чих.

Проповедь необходимости «классовой гармонии» была энергично под-
хвачена реформистскими лидерами АФТ. Очередной ее съезд в 1925 г.
провозгласил, что профсоюзное движение США должно выдвинуть на
первый план не стачечную борьбу, а «высшую стратегию труда», лозунг
«индустриальной демократии», т. е. политику «классового сотрудничест-
ва» между рабочими и капиталистами. Новый президент АФТ У. Грин,
занявший этот пост в декабре 1924 г. после смерти С. Гомперса, в од-
ном из первых же официальных выступлений объявил, что современный
тред-юнионизм стремится к «индустриальной кооперации» и что трудо-
вые конфликты возникают «из-за игнорирования или отрицания элемен-
тарных прав как предпринимателей, так и рабочих» 88. С еще большей
определенностью выразил суть новой, «высшей стратегии труда», этого
нового этапа в развитии гомперсизма, член исполнительного совета АФТ
М. Уолл. Он заявил: «В ранний период борьбы тред-юнионы старались
затормозить, ограничить производство, чинить всяческие помехи его
развитию, чтобы таким путем добиться удовлетворения своих желаний.
Ныне же они добиваются признания, что именно они являются носите-
лями и защитниками того экономического, индустриального и обществен-
ного порядка, при котором будут благоденствовать и рабочие, и предпри^
ниматели, и все общество» 89.




В период капиталистической стабилизации 20-х годов лидеры АФТ
направляли главные усилия на всестороннее сотрудничество с предприни-
мателями в деле рационализации производства и увеличения количества
и качества выпускаемой продукции. Практическим воплощением этого
политического курса руководства тред-юнионов был «план Балтимор-
Огайо», принятый еще в 1923 г. в результате соглашения, заключенного
между профсоюзами железнодорожников и владельцами линии Балтимор-
Огайо. Согласно этому плану, официально одобренному съездом АФТ в
1925 г., за рабочими признавалось право на заключение коллективного
договора, но в ответ они обязывались всемерно помогать предпринимате-
лям во внедрении технических усовершенствований и в увеличении ин-

88История рабочего движения в США в новейшее время, т 1 с 159
89 Цит. по: Курков Н. В. АФТ в годы «просперити», с. 103.


тенсивности труда, т. е. в капиталистической рационализации производ-
ства, в расчете на то, что рост промышленной продукции автоматически
повлечет за собой повышение заработной платы. «План Балтимор—Огайо»
во второй половине 20-х годов послужил образцом для некоторых других
соглашений, главным образом на железнодорожном транспорте и в ряде
отраслей легкой промышленности.

Исповедуя философию волюнтаризма, лидеры АФТ категорически от-
вергали в тот период идею государственного вмешательства в экономику
и социальные отношения. Они считали, что посредством добровольных
соглашений между рабочими и капиталистами можно добиться не только
улучшения условий труда, но и решения всех социальных проблем об-
щества. Поэтому реформистские профсоюзные лидеры, как правило, с
одобрением встречали разнообразные меры социального патернализма,
к которым в 20-е годы стали обращаться некоторые крупные компании.



Профсоюзные боссы рассматривали планы участия рабочих в прибы-
лях промышленных предприятий, попытки создания особых «рабочих
банков», учреждения частных пенсионных фондов и другие подобные
меры как важный шаг на пути создания некоего «капитализма всеоб-
щего благоденствия», при котором все классы и социальные группы бу-
дут якобы действовать в целях «общего блага». На самом же деле, как
верно отметил американский историк У. Миллер, проповедь такого рода
идей была направлена не столько па увеличение благосостояния рабочих,
сколько на ослабление их борьбы90. И эти усилия представителей круп-
ного капитала и реформистских профсоюзных вождей во многом увенча-
лись успехом. Оценивая обстановку, сложившуюся в профсоюзном движе-
нии- США в период капиталистической стабилизации 20-х годов,
У. 3. Фостер писал, что оно почти полностью погрязло в «болоте классо-
вого сотрудничества» и «боевой дух его был подорван» 91.

Широкое распространение в годы «просперити» получила и теория
«демократизации капитала». Одним из ее наиболее активных пропаган-
дистов стал профессор Гарвардского университета Т. Карвер, выпустив-
ший в 1926 г. книгу «Современная экономическая революция в США».
В ней и других подобных изданиях утверждалось, что развитие корпора-
тивной формы капитала и быстрый рост числа акционеров, в том числе
среди рабочих, ведут якобы к подлинной «экономической революции»,
к тому, что рабочие становятся совладельцами предприятий и, следова-
тельно, разница между ними и капиталистами стирается, а капитализм
меняет свой характер92. Рассуждения Карвера и его последователей об
«экономической революции» и «демократизации капитала» были с во-
одушевлением подхвачены всей буржуазной пропагандой США и лиде-
рами АФТ.

Вся эта рекламная кампания не имела, разумеется, ничего общего с
действительностью. Приобретение нескольких акций не могло внести
сколько-нибудь существенных изменений в положение рабочих и уж во
всяком случае никак не делало их совладельцами промышленных пред-
приятий. Об абсурдности измышлений буржуазной пропаганды по поводу
«мирного перераспределения богатств», якобы происходившего тогда в
Америке, лучше всего свидетельствовал тот факт, что к концу 20-х годов

90 Miller W. A New History of the. United States. N. Y., 1975, p. 359.

91 Фостер У. 3. Очерк политической истории Америки. М., 1953, с. 508.

92 Carver Т. The Present Economic Revolution in the United States. Boston, 1926, p. 9.



I. ЭКОНОМИКА И ПОЛИТИКА США В 20-Е ГОДЫ


АМЕРИКАНСКОЕ «ПРОЦВЕТАНИЕ»




в руках рабочего класса США находилось лишь около 1% стоимости
акций.

Тем не менее в политическом плане теория «демократизации капита-
ла» оказалась важным орудием идеологического воздействия буржуазии
на рабочий класс. Приобретая акции того или иного промышленного
предприятия и рассчитывая на получение дивиденда, рабочий волей-не-
волей становился заинтересованным в бесперебойном ритме производства,
а следовательно, и в отсутствии забастовок. По справедливому замеча-
нию известного американского историка Г. Фолкнера, «психологический
эффект владения акциями в деле подрыва классового сознания рабочих
был, несомненно, огромным» 93.

Популярность различных буржуазно-апологетических теорий в мас-
сах американского пролетариата свидетельствовала о его серьезной идей-
но-политической отсталости. Именно в этом и состояла главная причи-
на упадка рабочего движения в Соединенных Штатах в период капита-
листической стабилизации 20-х годов.

Идейно-политическая отсталость американского пролетариата обус-
ловила и слабость левых групп в рабочем движении. Социалистическая
партия Америки, находившаяся под руководством реформистов, с начала
20-х годов вступила в период упадка. Правда, вплоть до 1924 г. она иг-
рала довольно активную роль в движении за независимые политические
действия. Но после того как это движение сошло на нет, Социалистиче-
ская партия превратилась в малочисленную секту, оторванную от рабо-
чего класса и пропагандировавшую некий суррогат социализма, который
представлял собой смешение идей фабианства, социального христианства
и либерально-буржуазного реформизма. К концу 20-х годов в партии ос-
талось всего лишь 7 тыс. членов. Резкое уменьшение влияния социалис-
тов в массах сказалось и в ходе избирательных кампаний. Если в 1920 г.
за кандидата Социалистической партии на пост президента США Юджи-
на Дебса было подано 920 тыс. бюллетеней, то в 1928 г. за кандидата
той же партии Нормана Томаса —лишь 268 тыс., т. е. менее 1% об-
щего числа избирателей94.

Весьма малочисленной оставалась в те годы и Коммунистическая пар-
тия США: в 1925 г. в ней насчитывалось 16,3 тыс. членов, а в 1929 г.—
9,6 тыс.95 В практической деятельности Компартии по-прежнему чувст-
вовалось сильное влияние догматизма и сектантства. Серьезными не-
достатками страдала работа коммунистов в профсоюзах. Когда в конце
20-х годов реформистское руководство АФТ стало на путь преследования
и исключения левых сил, деятели Лиги профсоюзной пропаганды помог-
ли создать независимые прогрессивные производственные союзы в ряде
важных отраслей промышленности (угольная, текстильная, швейная) и
усилить работу по вовлечению в них неорганизованных рабочих.

Новая обстановка потребовала от коммунистов перестройки их профсо-
юзной деятельности. Поэтому в сентябре 1929 г. было принято решение
о преобразовании ЛПП в Лигу профсоюзного единства, которая должна
была стать координационным центром независимых прогрессивных проф-
союзов и групп левого меньшинства в реформистских союзах АФТ. Од-
нако на практике Компартия нередко делала неоправданный упор на

93 Faulkner H. American Political and Social History. N. Y., 1938, p. 674.

94 Historical Statistics of the United States, p. 1073.

95 История рабочего движения в США в новейшее время, т. 1, с. 180.


создание особых, революционных профсоюзов, а работа внутри союзов
АФТ где были сосредоточены основные кадры организованного пролета-
риата, отодвигалась на задний план96. Все это мешало установлению
тесных связей коммунистов с массами.

Ошибочные тенденции проявились и в работе КП США среди негров.
Коммунисты подвергли сомнению выдвинутый ими ранее тезис о негри-
тянском населении как неотъемлемой составной части американской на-
ции. Они все более стали склоняться к тому, чтобы рассматривать амери-
канских негров как особую нацию, полностью игнорируя усилившийся
в XX в. процесс прогрессивного распада плантационной системы Юга.
На этом основании был выдвинут лозунг права негров США на самооп-
ределение и на создание в районах так называемого «черного пояса»
Юга самостоятельного негритянского государства. В 1928 г. с одобрения
VI конгресса Коминтерна этот лозунг надолго вошел в программные до-
кументы Коммунистической партии. Такой подход к решению негритян-
ской проблемы был неверным, ибо затруднял объединение усилий черных
и белых трудящихся в борьбе против общего врага.

Положение КП США осложнялось еще и тем, что в ее рядах развер-
нулась острая фракционная борьба, которая не раз приобретала чрезвы-
чайно ожесточенный характер. Особенно тяжелая обстановка сложилась
в американской Компартии в конце 20-х годов. Под влиянием буржуаз-
ной идеологии в рядах партии возникла сильная правооппортунистиче-
ская группа во главе с Дж. Ловстоном, который в марте 1927 г., после
смерти Ч. Рутенберга, занял пост генерального секретаря Компартии
США. Преувеличивая силу американского капитализма и не видя факто-
ров непрочности капиталистической стабилизации, Ловстон и его после-
дователи выступили активными проповедниками апологетической теории
«американской исключительности». Вслед за реформистским руководством
АФТ они утверждали, что США достигли подлинной стабилизации, что
им больше не грозит экономический кризис и, следовательно, нет ника-
ких перспектив усиления классовой борьбы в стране. Согласно «теории»
Ловстона американский капитализм и в XX в. продолжал развиваться по
восходящей линии, что, по мнению оппортунистов, вело к неуклонному
улучшению положения трудящихся и смягчению классовых противо-
речий 97.

Оппортунизм Ловстона и его последователей встретил отпор со сто-
роны марксистско-ленинского ядра Компартии США, сплотившегося вок-
руг У. 3. Фостера. Тем не менее вплоть до 1929 г. ревизионистская
группа Ловстона составляла большинство в руководящих органах пар-
тии. Серьезный кризис, который переживала тогда Коммунистическая
партия США, был преодолен только с помощью Коммунистического
Интернационала. При поддержке ИККИ американские коммунисты осу-
ществили идейный разгром правых оппортунистов и в июле 1929 г. из-
гнали Ловстона и его сторонников из своих рядов. Эти события совпали
с началом глубокого экономического кризиса, который развеял в прах и
теорию «американской исключительности» и другие «научные» построе-
ния ловстонизма.

96 Foster W. Z. History of the Communist Party of the United States. N. Y., 1952,
p. 257—258.

97 Гречухин А. А. Борьба Коммунистической партии США за единство своих рядов
(1927—1972 гг.). М.. 1975, с. 36—38.


ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА (1924—1929)




Глава шестая
Внешняя политика (1924—1929)

1. Планы Дауэса и Юнга.
пакт Бриана — Келлога

В годы относительной стабилизации капитализма США еще больше
укрепили свои позиции международного кредитора, шире и глубже
вовлеклись в систему международных экономических отношений. За
1924—1930 гг. американские корпорации невероятно обогатились. Их
прибыли превысили 53 млрд. долл. (до вычета налогов), они росли и в
послевоенные годы от поставок товаров и кредитов в опустошенную вой-
ной Европу. К 1923 г. сумма займов США иностранным государствам
составила 10,6 млрд. долл., а с учетом процентов по займам — 11,8 млрд.
Главными должниками США оказались Англия — 4600 млн. долл.,
Франция — 3999 млн., Италия — 2015 млн.1

Правительство США, выражая волю финансово-монополистических
кругов, стремилось не связывать себя какими бы то ни было экономиче-
скими или политическими союзами с Лигой наций и отдельными госу-
дарствами. Финансово-монополистический капитал США, обретя небыва-
лую долларовую силу, при покровительстве своего правительства
устремился во все концы мира, на все континенты, особенно в разорен-
ную войной Европу. Интересам монополий была подчинена внешнеполи-
тическая деятельность министерств финансов, торговли, военного мини-
стерства и государственного департамента.

Воспользовавшись ослаблением позиций своих конкурентов, США
повсеместно теснили их на мировых рынках. Английская газета «Дейли
ньюс» жаловалась: «Всюду наши интересы приносятся в жертву Соеди-
ненным Штатам...» 2. Если в 1914 г. Англия и США имели одинаковый
вес в японском импорте (16,8%), то в 1927 г. доля Англии снизилась до
7%, а доля США увеличилась до 30%. В 1913 г. доля Англии в китай-
ском импорте составляла 16,3%, а США —6,0%, в 1926 г. соответствен-
но— 10,2 и 16,4%. В Латинской Америке успехи США были еще значи-
тельнее. С 1913 по 1927 г. доля США в импорте 20 республик Цент-
ральной и Южной Америки увеличилась с 24 до 38%, а доля Англии
снизилась с 25 до 16% 3. Следует подчеркнуть, что европейский рынок
для США продолжал оставаться главным. В 1924 г. страны Европы пог-
лощали примерно 51% общего американского экспорта, тогда как импорт
США из Европы по отношению к общему импорту США составил лишь
30%.

Одновременно росли инвестиции американского капитала в зарубеж-
ные страны. «Избыточный» капитал шел туда в виде правительственных
внешних займов, кредитов корпораций и вложений частных лиц.

1 Flsk H. E. The Inter-Ally Debts; An Analysis of War and Post-War Public Finance,
1914—1923. N. Y.; P., 1924, p. 307.

2 Daily News, 1924, Apr. 3.

3 Клод А. Куда идет американский империализм. М., 1951, с. 60—61.


В 1926 г. американские инвестиции за границей, не считая 12 млрд. долл.
по военным займам, составили сумму 9522 млн. долл.4 Особое место от-
водилось прямым вложениям: скупке контрольных пакетов зарубежных
предприятий, открытию филиалов или дочерних предприятий американ-
ских монополий. Нередко филиалам банков и промышленных компаний
США удавалось поглотить отдельные европейские компании. Во Фран-
ции ими были таким образом захвачены позиции в производстве элект-
рического и телефонного оборудования, а также и кинематографии. Под
контролем США оказалось производство железа, стали, электроэнергии,
добыча угля в Польше.

Монополии США предпочитали давать европейским странам не порт-
фельные, а прямые инвестиции — на создание филиалов американских
предприятий. Особый интерес проявлялся к обрабатывающей промышлен-
ности (машиностроение, химия). По официальным данным министерства
торговли, в 1929 г. имелось американских предприятий: в Германии —
186 с капиталом 216 млн. долл., во Франции — 203 с капиталом
145 млн. долл., в Англии — 169 предприятий с долей американского
капитала более 25% 5. Создание предприятий в странах Европы и дру-
гих континентов американские корпорации рассматривали как важное
средство преодоления тарифных барьеров, получения сверхприбылей,
борьбы за рынки сбыта, за контроль в области экономики и политики.

Американский капитал проявлял заинтересованность и к источникам
сырья. Правительство Кулиджа оказывало активную помощь корпорациям
в борьбе за доступ к зарубежном}7 сырью, прежде всего нефти и кау-
чуку, столь необходимым для развивавшейся автомобильной промышлен-
ности. Госдепартамент помогал американским предпринимателям внед-
ряться в районы добычи нефти. «Стандард ойл», «Галф» и другие неф-
тяные компании США при поддержке правительства скупали акции у
английских, французских, голландских компаний на производство и
контроль нефтяных источников в Иране, Колумбии, Венесуэле, Мексике.
Аналогичная политика проводилась также в отношении каучука, меди
и другого важного сырья. Американские медные фирмы в 20-е годы до-
бились контроля над 95% мирового капиталистического производства ме-
ди и ценами на мировом капиталистическом рынке. Гардинг, Кулидж и
Гувер поощряли создание крупных межнациональных картелей. Мини-
стерство торговли выступало как коммивояжер американских товаров 6.

В своих декларациях правительство Кулиджа заявляло, будто оно,
как и крупнейшие частные банки, предоставляет пострадавшей от войны
Европе займы в целях ускорения восстановления ее экономики. На са-
мом же деле они стремились нажиться на европейских долгах и процен-
тах по ним. Особенно американская администрация была заинтересована
в том, чтобы восстановленная Германия могла выплачивать военные ре-
парации. В этой связи США взяли на себя инициативу по выработке
плана репарационной проблемы, которая, по мнению американцев, стала
серьезным препятствием на пути оздоровления европейского и мирового
капитализма.

4 Congressional Record, vol. 68, pt 2, p. 1879.

5 Захмагова М. Р. Экспансия частного капитала США в Западной Европе. М., 19Ьо,
с. 34—38.

6 Rosenberg E. S. Spreading the American Dream: American Economic and Cultural
Expansion, 1890—1945. N. Y., 1982, p. 134—135, 140.



I. ЭКОНОМИКА И ПОЛИТИКА США В 20-Е ГОДЫ


ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА (1924—1929)




Для решения вопроса о репарациях был создан Международный ко-
митет экспертов, в который вошли представители пяти государств — по-
бедителей в войне: США, Великобритании, Франции, Италии и Бельгии.
В 1924 г. этот комитет под руководством американского банкира Чарлза
Дауэса разработал план, предусматривавший получение репараций с
Германии. В литературе он стал известен как «план Дауэса». Его авторы
полагали, что восстановленная Германия будет добросовестно выплачи-
вать военные репарации Франции и Англии, а эти последние, в свою
очередь, станут выплачивать государственные долги Соединенным Шта-
там.

По «плану Дауэса» банкиры США и Великобритании предоставили
Германии заем на сумму 800 млн. марок (200 млн. долл.), из которых
половина приходилась на банкирский «дом Морганов». Германия обязы-
валась, в свою очередь, выплатить в первый год 1 млрд. репарационных
марок (250 млн. долл.) и увеличить затем платежи до 2,4 млрд. марок
в год. К 1928—1929 гг. общая сумма репараций с Германии окончатель-
но еще не была установлена.

С принятием в августе 1924 г. на Лондонской конференции «плана
Дауэса» для капитала США открывались новые возможности проникно-
вения в экономику Германии. В период между 1924 и 1929 гг. американ-
цы обеспечили себе 80% капитала, шедшего на заем кредитным учреж-
дениям Германии, 75% займов местным правительствам, т. е. германским
землям, и 50% — крупным германским корпорациям7. «План Дауэса»,
принятый под давлением американских банкиров и правительства Кулид-
жа, отвечал интересам в первую очередь США и Германии. Бывший
канцлер Германии Вирт в одной из речей в Чикаго подчеркнул: «...ваша
помощь во многом помогла моей стране избежать социальной катастро-
фы» 8. Оказание помощи в стабилизации германской промышленности
на определенном этапе укрепляло в целом экономическую и социальную
систему капитализма и в Европе. Вместе с тем эта помощь в возрожде-
нии германского империализма таила в себе и огромную опасность не
только для немецкого народа, но и народов других стран.

США удалось подписать соглашения с правительствами Великобри-
тании, Бельгии и Чехословакии о выплате ими некоторой части военных
долгов, что временно смягчало межкапиталистические противоречия.

Американские буржуазные историки и публицисты представили «план
Дауэса» как свидетельство «политики мира». На деле же правительство
Кулиджа и Уолл-стрит стремились превратить Германию в «надежного
партнера» и использовать ее в качестве противовеса Англии и Франции
в Европе, помешать налаживанию нормальных отношений между Гер-
манией и Советским Союзом, не допустить роста революционного движе-
ния в Европе.

На очередь встал вопрос об урегулировании политических отношений
Германии со странами Антанты, о присоединении ее к Лиге наций.

После принятия «плана Дауэса» дипломатия США поддержала
Англию, которая под прикрытием разговоров о «гарантиях европейской
безопасности» приступила к организации политического союза западно-
европейских стран (с участием Германии), направленного своим острием

7 Ibid., p. 151.

8 Workers Monthly, Chicago, 1925, Nov., p. 7.


против СССР. Для осуществления этого плана была созвана в 1925 г.
в швейцарском курортном городке Локарно конференция представителей
Великобритании, Германии, Франции, Италии, Бельгии, а также Поль-
ши и Чехословакии. В итоге конференции, длившейся с 5 по 16 октяб-
ря, было подписано восемь соглашений. Но важнейшим из них был Рейн-
ский гарантийный пакт, который предусматривал прежде всего неруши-
мость установленных Версальским мирным договором границ Германии
на западе — с Францией и Бельгией. Роль «гарантов» взяли на себя
Великобритания и Италия. Гарантийный пакт вступил в силу после при-
нятия Германии в Лигу наций —14 сентября 1926 г.9, а наряду с
этим для Германии кончилась дипломатическая изоляция со стороны
стран Запада.

Хотя США формально и не участвовали в переговорах и выработке
локарнских соглашений, тем не менее они оказали сильное влияние на
ход переговоров и их результаты. «... Американский финансовый капи-
тал, рассматривавший Европу как большую колонию, из которой он
может извлекать огромные барыши,— отметил в речи 25 ноября 1925 г.
в рейхстаге Эрнст Тельман,— весьма рьяно трудился над заключением
Локарнского договора» 10.

Правительство США усматривало в этом договоре гарантии для своих
капиталов в Европе, а также возможность сколотить антисоветский блок
в Европе. 8 декабря 1925 г. президент Кулидж в ежегодном послании
конгрессу США признал факт воздействия США в деле выработки и
принятия локарнских соглашений, которые рассматривались как извест-
ная гарантия для американских капиталовложений и займов в Европе,
а также как средство достижения таких политических союзов государств
в Европе, которые бы позволили Вашингтону занять роль лидера и арбит-
ра. Государственный секретарь США Келлог изображал локарнский сго-
вор империалистов как «выдающееся достижение» ".

При содействии американских капиталов экономика Германии стала
быстро развиваться. В 1927 г. Германия не только достигла довоенного
уровня экономического развития, но в ряде отраслей и превзошла его,
восстанавливался промышленный потенциал страны. Уже в 1928 г.
Германия ставила вопрос об эвакуации союзных войск с территории
Рейнской области, находившихся там в роли гаранта выполнения Гер-
манией Версальского мирного договора.

В конце 1928 г. и первой половине 1929 г. на повестку дня вновь
ставился репарационный' вопрос. США принимали участие в созданном
Францией, Великобританией, Италией, Японией, Бельгией и Германией
комитете финансовых экспертов по репарационному вопросу, возглавлен-
ном американским неофициальным экспертом О. Юнгом, одним из авто-
ров «плана Дауэса», и банкиром Дж. П. Морганом. 12 февраля 1929 г.
германский представитель заявил в комитете экспертов, что его страна не
в состоянии платить 2,5 млрд. марок ежегодно. В комитете шли долгие
дебаты о ежегодной выплате репараций Германией. Юнг предложил свой

9 Подробнее см.: Локарнская конференция, 1925 г.: Документы. М., 1959; Ник оно-
ва С. В.
Очерк европейской политики Германии в 1924—1929 гг. (от плана Дауэ-
са к плану Юнга). М., 1977, с. 140—190.

10 Тельман Э. Избранные статьи и речи. К истории германского рабочего движе-
ния: Т. 1, 2. М., 1957—1958, т. 1, с. 196—197.

11 Congressional Record, vol. 67, p. 906—907.



I. ЭКОНОМИКА И ПОЛИТИКА США В 20-Е ГОДЫ



ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА (1924—1929)




проект платежей со стороны Германии, и этот план 7 июня 1929 г. был
одобрен. Затем «план Юнга» был поставлен на обсуждение международ-
ной конференции 12 государств, открывшейся 6 августа 1929 г. в Гааге,
на которой США присутствовали как «страна-арбитр». В соответствии с
«планом Юнга» был установлен общий размер репараций в сумме
113,9 млрд. марок, подлежащих уплате Германией в предстоящие не-
сколько десятилетий. Отменялся контроль союзников над экономикой и
финансами Германии 12.





Дата добавления: 2013-12-28; просмотров: 1566; Опубликованный материал нарушает авторские права? | Защита персональных данных | ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ


Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Только сон приблежает студента к концу лекции. А чужой храп его отдаляет. 8459 - | 7300 - или читать все...

Читайте также:

 

34.207.82.217 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.


Генерация страницы за: 0.009 сек.