double arrow

Начало Возрождения


Историографическая традиция ведет отсчет истории болгарского национального Возрождения с 1762 г. — даты написания «Славяноболгарской истории» монахом афонского Хилендарского монастыря Паисием. В эпоху османского господства афонские

монастыри оставались важными центрами славянской культуры. Здесь сохранялись средневековые рукописи и документы, попадали сюда и печатные книги из России и восточнославянских земель Речи Посполитой. Для написания своего труда Паисий использовал сохранившиеся на Афоне грамоты болгарских царей, сочинения Евфимия Тырновского и Григория Цамблака. Наряду с ними источниками труда Паисия стали «Синопсис» — впервые опубликованный в Киеве в 1674 г. учебник русской и славянской истории, известный свод житий Димитрия Ростовского, «Стематография» — пособие по славянской геральдике, опубликованное в 1741 г. выходцем из Македонии Христофором Жефаровичем, и русские переводы двух исторических сочинений — «Королевства славян» далматинского историка начала XVII в. Мавро Орбини и «Деяний церковных и гражданских» ватиканского хрониста XVI в. Цезаря Барония.

Однако главную ценность книги Паисия составило не ее историческое содержание, а четкая идейная направленность на пробуждение болгарского национального самосознания и активное противостояние духовному натиску греческой культуры, утверждение национальной самобытности болгар на общеславянском фоне. Паисий прямо указывает на главные причины плачевного состояния болгарской культуры: «Болгария находится среди турок, близко к Царьграду, и поэтому болгары столь угнетаемы и унижаемы турками... Поэтому не могут они воспринять ни искусство, ни книжную ученость».




Вторую причину историк видит в засилье греческого духовенства: «Некоторые русские и сербы издеваются над болгарами, обзывая их простаками и невеждами... Но пусть эти русские и сербы благодарят Бога, что сохранил их от агарянского рабства и от власти греческих архиереев...» Паисий был далек от призывов к вооруженной борьбе с османами или активному противостоянию греческому духовенству. Его призыв: «Болгарин! Знай свой род и язык!» — нашел горячий отклик как у современников, так и у их потомков. Еще до конца XVHI в. «История славяноболгарская» была многократно переписана от руки и имела широкое хождение среди болгар.

Одним из переписчиков сочинения Паисия и его активным последователем стал в 60-е гг. XVIII в. священник Стойко Владиславов из богатого болгарского городка Котел. Один из наиболее активных болгарских деятелей своего времени, в конце XVIII в. он был рукоположен в сан епископа Врачанской епархии на севере Болгарии и приобрел широкую известность под своим монашеским именем Софроний. Наряду со списками «Истории славяноболгарской», переводами с греческого духовных и назидательных



сочинений Софроний Врачанский составил на новоболгарском языке несколько сборников (особенно популярен был изданный в 1806 г. в Валахии «Недельник, или Кириакодромион» — календарное собрание поучений и притч, многократно переиздававшееся в течение XIX столетия), написал автобиографию («Житие и страдания грешного Софрония», впервые опубликована в 1861 г.), где создал яркие картины положения болгар под властью переживавшей один из самых острых кризисов Османской империи.

Софроний был и одним из первых выразителей политических идей болгарского Возрождения. Во время русско-турецкой войны 1806—1812 гг. он обратился к российскому правительству с просьбой о принятии Болгарии под покровительство России и предоставлении ей статуса, аналогичного существовавшему в Османской империи для Валахии и Молдавии — самоуправляющихся княжеств с главами, назначаемыми султаном из числа местной знати. Врачанский епископ, с 1803 г. находившийся в эмиграции в Бухаресте, со вступлением на территорию Болгарии русских войск призвал своих соотечественников оказать им поддержку и содействовал формированию в 1810—1811 гг. Болгарского земского войска в составе русской армии. Однако подписанный в 1812 г. в Бухаресте мирный договор России с Турцией вообще игнорировал существование Болгарии. Неудача политической деятельности Софрония вновь обратила его к идеям духовного возрождения болгар через просвещение и культуру.



Апогей первого этапа национального Возрождения выразился в подъеме освободительного движения в болгарских землях в 20—30-е гг. XIX в. Болгары приняли активное участие в греческой революции 1821—1829 гг., десятки их были вовлечены в деятельность тайного греческого общества «Филики Этерия», организации которого существовали во многих болгарских городах, а также в Валахии и Молдавии, куда после завершения русско-турецкой войны 1806—1812 гг. эмигрировали многие болгары.

Большой размах приняли вооруженные действия болгар против турок во время очередной русско-турецкой войны 1828-1829 гг. Среди болгарской эмиграции в Валахии и Молдавии началось формирование повстанческих отрядов — чет, во главе которых стояли Георгий Мамарчев, Милко Петрович — брат легендарного гайдука и одного из предводителей Первого Сербского восстания Велко Петровича, «капитаны» (так называли себя предводители отрядов болгарского ополчения в составе русской армии во время войн с Турцией) Живко и Алексий и другие патриоты. Болгарские четы участвовали в осадах Силистры и

Шумена и в других боевых операциях. В марте 1829 г. по инициативе полковника И.П. Липранди было сформировано новое болгарское ополчение — корпус, численностью более полутора тысяч человек, командные должности в котором заняли предводители болгарских чет Георгий Мамарчев, Панайот Фокиано, Хаджиог-лу Габровли, Алексий, Иванчо и другие. Русских офицеров в корпусе было всего трое. Многие болгары проявляли в боях чудеса храбрости. Хаджиоглу Габровли, потеряв обе руки, вел свою чету в бой, а Иванчо, лишившись обеих ног, приказал привязать себя к седлу и продолжал сражаться с турками.

Героические действия болгарских ополченцев содействовали подъему национально-освободительного движения в северных и восточных районах Болгарии. Население десятков городов и сел обратилось к российскому правительству с просьбами об установлении самоуправления болгарских земель под протекторатом России. Однако сложная внешнеполитическая борьба европейских держав вокруг Восточного вопроса оказала роковое воздействие на результаты войны. Подписанный в 1829 г. Адрианополь-ский мирный договор вновь ни единым словом не упоминал о Болгарии — принципы целостности европейских владений Турции были применены к болгарским землям в полной мере. Русское командование расформировало корпус Липранди, пресекло попытки болгарских воевод во главе с Г. Мамарчевым поднять в Болгарии новое восстание, репрессировало и выдало туркам многих активных участников его подготовки. Свыше ста тысяч болгар эмигрировали в Валахию, Молдавию и Россию, а многие тысячи стали жертвами турецких репрессий.

В 1835 г. османские власти раскрыли масштабный заговор в Тырнове (Велчова завера), и стоявший во главе его тырновский ремесленник Велчо Атанасов был казнен турками после жестоких истязаний. Военный руководитель восстания Георгий Мамарчев как русский подданный избежал казни и был сослан в Малую Азию. В 30—50-е гг. турки подавили несколько масштабных крестьянских выступлений в Западной Болгарии. Не принесли успехов и походы болгарских чет из Валахии в начале 40-х гг., либо пресеченные, либо разгромленные турками.







Сейчас читают про: