double arrow

АГРОНОМИЧЕСКАЯ НАУКА В XX ВЕКЕ. Многоуважаемый Андрей Александрович!

П. И. Лисицын - А. А. Жданову

АГРОНОМИЧЕСКАЯ НАУКА В XX ВЕКЕ



10 сентября 1947 г.

Многоуважаемый Андрей Александрович!

В газете «Социалистическое земледелие» от 3 сентября текущего года появилась статья проф. Лаптева, обвиняющая проф. Жебрака ни больше, ни меньше как в анти­патриотизме. Меня возмутила эта статья как дикостью обвинения хорошо известного мне с совершенно другой стороны человека, так и грубой демагогичностью тона, и я не могу удержаться, чтобы не выразить своего возмущения и удивления. Я не собираюсь здесь касаться подробностей и опровергать, но сам собою встает вопрос - кому такая статья нужна? Ведь она настолько груба и так проникнута очевидной клеветой, что рассчитана только на некультурного читателя. По-видимому, автор считает, что он живет в дикой стране, где его стиль наиболее доходчив. Ясно чувствуется, что цель статьи - во что бы то ни стало смешать с грязью своего «врага», но при этом затраги­ваются вопросы, которыми мы не можем швыряться (свобода исследования, филосо­фия). Дискуссия о книге Александрова красноречиво доказала, что мы настолько куль­турны, что самые глубокие вопросы философии можем обсуждать в границах деловой аргументации, без единого признака базарного стиля. До этого уровня нужно поднять и стиль нашей прессы, а статьи, подобные грязной статье проф. Лаптева, тянут вниз. Пора бы призвать к порядку таких разнузданных авторов.

Проф. Лисицын




В материалах архивов ЦК ВКП(б) сохранились и письма обоих крити­ковавшихся ученых А. Р. Жебрака и Н. П. Дубинина, в которых они реши­тельно возражали против предъявленных им обвинений.

А. Р. Жебрак- А. А. Жданову

5 сентября 1947 г.

СЕКРЕТАРЮ ЦКВКП(б) тов. ЖДАНОВУ А. А.

Глубокоуважаемый Андрей Александрович.

Полемические статьи угрожающего тона, опубликованные в газетах («Правде» от 2-го сентября, «Литературной газете» от 30-го августа и «Социалистическом зем­леделии» от 3-го сентября) и направленные против меня, создали исключительно тяже­лое положение для меня и всей моей научной и организационной работы. Всего 12-го мая с.г. я был избран президентом Академии наук Белорусской ССР и энергично принялся за восстановление разрушенной немецкими оккупантами академии. Перед этим избранием, руководящие деятели Белоруссии, хорошо знавшие меня, в течение ряда лет упорно на­стаивали на моей кандидатуре на пост президента Академии наук. Я настойчиво отка­зывался, т. к. понимал, что мои разногласия по теоретическим вопросам современной генетики с акад. Лысенко, при его высоком общественном положении, будут мне ме­шать заниматься организационными делами на этом высоком посту. Но так как бело­русские организации были чрезвычайно настойчивы, то я вынужден был согласиться на избрание меня президентом академии. Но теперь я совершенно убедился в ошибочности своего согласия на это выдвижение, так как это мое выдвижение вызвало невероятное раздражение и активность моих теоретических противников.



Поводом для выступлений против меня является моя статья, опубликованная в американском журнале «Наука» около 2-х лет тому назад. Эта статья была написана мною по поручению антифашистского комитета советских ученых.

История вопроса такова. В январе месяце 1944 года в американском журнале «Наука» была опубликована благожелательная для нас статья профессора Колумбийско­го университета Денна, являющаяся изложением его доклада на собрании американо-советского общества 7-го ноября 1943 года. В ответе проф. Денну проф. Харвардского университета Сакс сделал ряд клеветнических выпадов против нашей страны и прави-




телъства.

Статья Сакса вызвала возмущение у советских ученых. Антифашистский коми­тет советских ученых поручил мне написать ответ Саксу. Я выполнил это поручение. Антифашистский комитет перевел статью и послал ее в редакцию журнала «Наука». Несколько позже копия статьи была послана проф. Денну. После выхода статьи в свет, широкие круги научной и партийной общественности познакомились с ее содержанием. И только через полтора-два года начата такая кампания против меня. Первым начал кампанию журнал Лысенко «Агробиология» № 5-6 за 1946 г. Статья И. Лаптева повто­ряет материалы и основные утверждения из «Агробиологии»...

При составлении текста своего ответа Саксу я руководствовался исключительно патриотическими стремлениями и стремился поднять престиж: нашей страны, нашей генетической науки и отвести клеветнические выпады зарубежного ученого Сакса про­тив основных принципов политики нашего правительства в области науки...

Мое критическое отношение к взглядам акад. Лысенко в области генетики выте­кает из моих экспериментальных работ и анализа литературы вопроса. Я прошу Вас, Андрей Александрович, разрешить познакомить Вас с некоторыми оригинальными фак­тами моих исследований, которые являются совершенно новыми в теоретическом от­ношении и представляют непосредственную ценность для с. х. практики. В частности мною экспериментально получено три совершенно новых типа самых крупнозерных пше­ниц, которые могут рассматриваться в качестве новых ботанических видов, получены в моей лаборатории новые типы гречихи, проса и др. культур. Выведено несколько сортов озимых пшениц, два из которых уже переданы в государственное испытание, а один из них является совершенно неполегающим и представляет совершенный тип для механизи­рованной уборки. Все эти факты являются совершенно новыми и оригинальными, кото­рые хоть в очень малой степени, но увеличивают славу нашей генетической науки. По­этому по Вашей схеме борьбы между старым и новым, я нахожу свое место среди ново­го, а не среди старого.

Я прошу Вас, Андрей Александрович, разрешить мне личную встречу с Вами, вы­слушать мои объяснения и оказать содействие в опубликовании в «Правде» моего объяс­нения.

С глубоким уважением к Вам

А. Р. Жебрак.






Сейчас читают про: