double arrow
АГРОНОМИЧЕСКАЯ НАУКА В XX ВЕКЕ. общественности лиц, способствовавших нанесению столь серьезного ущемления Совет­скому государству, как обида акад. Лысенко. Других преступлений акад. Жебраку

АГРОНОМИЧЕСКАЯ НАУКА В XX ВЕКЕ


общественности лиц, способствовавших нанесению столь серьезного ущемления Совет­скому государству, как обида акад. Лысенко. Других преступлений акад. Жебраку как-будто не предъявляется.

Второй раз акад. Лысенко удается использовать авторитет «Правды» для осу­ществления морального террора над ненавистными ему учеными-коммунистами: в пер­вый раз над акад. Жуковским П. М. и второй — Жебраком А. Р.

Расправой над отдельными учеными с использованием политической ситуации акад. Лысенко пытается спасти свое пошатнувшееся положение, страхом расправы удержать от критики остальных ученых и, воспользовавшись созданной им суматохой, захватить снова в свои руки сельскохозяйственную Академию в предстоящих выборах.

Одновременно, припертый к стене, он капитулирует в основных своих теоретиче­ских положениях. В частности, он всенародно на коллегии Министерства сельского хо­зяйства уже отрекся от созданной им системы сортосмены, почувствовав, что все-таки придется отвечать за бесплодие этой системы.

Зазнавшийся интриган и путаник! Убаюканный лестью окружающих его подхали­мов, он не заметил, что за годы Советской власти выросло поколение советских ученых, которых не запугаешь террором, не введешь в заблуждение спекуляциями, которым не преподнесешь махизм под флагом диалектического материализма. Этим ученым пока негде сказать свое слово, но они терпеливо ждут своей очереди.




Акад. Лысенко, кажется, еще не осознал, что созданное им учение - это не больше как поганый гриб, сгнивший изнутри и только потому сохраняющий свою видимость, что к нему никто еще не прикасался. Нет сомнений в том, что советские ученые, получив не­обходимые для этого, возможности, помогут понять акад. Лысенко «в его собственном самосознании», что такое созданное им учение в свете подлинной материалистической диалектики.

Можно согласиться с предложением проф. Лаптева о привлечении к суду общест­венности антипатриотов, но скамью подсудимого заслуживает акад. Лысенко и его под­халимы в большей степени, чем кто-либо другой.

Невосполним вред, нанесенный акад. Лысенко советской науке и производству.

Акад. Жебраку следует привлечь Лаптева к ответственности за оскорбление, на­несенное ему, как старому большевику, отнесением его разъярившимися лысенковцами, потерявшими всякое чувство политической меры, в один лагерь с буржуазными учеными с глубокомысленным намеком на Гитлера.



Лысенковцы бессильны доказать научным путем выставленные ими положения, не первый раз прибегают к помощи политического шантажа. Надо им дать понять в конце концов, что политика вещь серьезная, и бесцеремонное с ней обращение в Совет­ском Союзе не остается безнаказанным.

Дорогой Андрей Александрович! Разрешите в Вашем лице, заверить старую боль­шевистскую гвардию о том, что она и в области науки вырастила достойную себе сме­ну, достаточно зрелую и бесстрашную, чтобы не позволить спекуляциями на наших трудностях под прикрытием революционной фразы, избивать истинных и преданных де­лу строительства коммунизма советских ученых.

Кандидат с. х. наук Е. Радаева

Содержание письма Е.Н. Радаевой свидетельствует, что критическое отношение к Лысенко существовало всегда, оно было парализовано лишь по­сле известной сессии ВАСХНИЛ в августе 1948 г.

Эмоциональный отклик направил А.А. Жданову генетик И.А. Рапопорт - автор открытия явления химического мутагенеза.

И. А. Рапопорт - А. А. Жданову

8 сентября 1947 г.




СЕКРЕТАРЮ ЦКВКЩб) тов. А. А. ЖДАНОВУ Товарищ Жданов!

Я считаю правильным решительное требование поднять достоинство советской науки и осудить подобострастие перед деятелями иностранной науки.

Однако невозможно согласиться со статьей проф. Лаптева, напечатанной не­давно в «Правде», так как она не столько пропагандирует эту идею, сколько служит возрождению лихорадочной обстановки 1938-1939 гг., острых и бесплодных дебатов, мешающих научной, т. е. напряженной, точной экспериментальной работе в области генетики.

Достаточно просмотреть комплект журнала «Агробиология» (послевоенные го­ды) и некоторых других журналов, издаваемых Академией с.х. наук, чтобы убедиться в продолжении односторонней критики цитогенетики со стороны ламаркистов. К этому все уже привыкли. Меня заставляет к Вам обратиться присоединение к этой критике нового голоса со страниц центрального органа партийной печати.

К концу войны в Англии и США появилось несколько книг и много журнальных статей, авторы которых проводят мысль, что советская генетика целиком стоит на почве теории наследования приобретенных признаков. Переведены книги акад. Лысенко и подробно реферируются работы сторонников его теории, имеющих в своем распоряже­нии несколько журналов...

...Важно, чтобы высокий объективный престиж: был не только у советской хи­мии, советской физики, но и отечественной биологии.

Объявить какой-нибудь недоброкачественный или сомнительный отечественный продукт прекрасным, не значит совершить патриотический поступок, если даже это сделать по искренним побуждениям. В нем только самодовольство и глупость. Поэтому т. Жебрак поступает правильно, когда указывает на заслуги акад. Лысенко в агрономии и физиологии растений, но не прославляет его за исторические открытия в генетике, которые Лысенко еще не сделал. Фальшивая лесть роняет достоинство ученого гораздо больше, чем правда.

И. Рапопорт, чл. ВКП(б)

доктор биологич. наук

Профессор Московского университета, физиолог растений Д.А. Саби­нин, много лет самоотверженно боровшийся с лысенковщиной писал А. А. Жданову.






Сейчас читают про: