Студопедия
МОТОСАФАРИ и МОТОТУРЫ АФРИКА !!!


Авиадвигателестроения Административное право Административное право Беларусии Алгебра Архитектура Безопасность жизнедеятельности Введение в профессию «психолог» Введение в экономику культуры Высшая математика Геология Геоморфология Гидрология и гидрометрии Гидросистемы и гидромашины История Украины Культурология Культурология Логика Маркетинг Машиностроение Медицинская психология Менеджмент Металлы и сварка Методы и средства измерений электрических величин Мировая экономика Начертательная геометрия Основы экономической теории Охрана труда Пожарная тактика Процессы и структуры мышления Профессиональная психология Психология Психология менеджмента Современные фундаментальные и прикладные исследования в приборостроении Социальная психология Социально-философская проблематика Социология Статистика Теоретические основы информатики Теория автоматического регулирования Теория вероятности Транспортное право Туроператор Уголовное право Уголовный процесс Управление современным производством Физика Физические явления Философия Холодильные установки Экология Экономика История экономики Основы экономики Экономика предприятия Экономическая история Экономическая теория Экономический анализ Развитие экономики ЕС Чрезвычайные ситуации ВКонтакте Одноклассники Мой Мир Фейсбук LiveJournal Instagram

ПРОГНОЗ РАЗВИТИЯ НАУКИ И ТЕХНИКИ




Наука и технология как причины глобальных проблем и средство их решения. Революция в биологии. Генная инженерия и биотехнология. Нанотехнология. Синергетика как новое мировидение. На пороге психологической революции. Психотехнологии. Этические аспекты новых технологий. Научная и техническая деятельность общества в современной картине мира. Концепция космической антропоэкологии. Цифровая революция. Наука на пороге XXI века: становление новой формы научного знания, интеграция с древневосточной мудростью.

Н

ынешнее столетие знаменито целым рядом научных, технических и технологических достижений, которые носят двойственный характер, ибо они принесли пользу и одновременно породили новые проблемы. Успехи в области физики, химии и космотехники позволили овладеть микро- и макрокосмосом, что значительно продвинуло научно-технический прогресс. Вместе с тем они предоставили человечеству Средства для самоуничтожения в контексте ядерной и космической войн. Не менее значимо и то, что ранняя история электронно-вычислительных-машин переплетается с развитием радаров и атомного оружия в период второй мировой войны. Первый электронный компьютер ЭНИАК, собранный для армии США, всту­пил в строй в 1946 году. Он содержал 18 000 электронных ламп, весил 30 т и потреблял 50 000 Вт энергии. 40 лет спустя компьютер содержал всего лишь микрочип в 25 квадратных миллиметров, работал в 100 раз быстрее и был в 10000 раз надежнее, а потреблял всего 1 Вт электроэнергии. Это стало следствием изобретения транзистора в «Белл лабораторис» (США) в 1947 1948 годах, которое возвестило о начале цепи развития, счи­тающейся многими величайшей революцией в истории технологии. «Безусловно, изменения в производ­ственных технологиях, вызванные использованием микроэлектроники, - подчеркивает М.Тейч, - далеко превосходят новаторство технологий, которые возник­ли и развились в период промышленной революции». Сейчас в "историческом процессе на передний план вы­двинулись наука и технология, которые генерируют проблемы, в том числе и глобальные (экологические, демографические, наркомания, СПИД, истощение нево­зобновляемых ресурсов и пр.), и стремятся решить их.

Достижения современной науки и технологии помо­гают человечеству в условиях глобальных проблем со­временности увидеть альтернативу выживанию. Тако­вой может быть синтез достижений микроэлектроники, информационной технологии и генной инженерии. Ор­ганический мир возникает, развивается, воспроизводится и совершенствуется естественным путем, однако жизнь живых существ быстротечна. Рассматривая эту проблему, отечественный ученый В.Д. Дорфман замеча­ет: «Удастся ли когда-нибудь совместить вечность кристалла и самовоспроизводимость белковых организмов в едином совершенном сверхорганизме - величайший вопрос, на который предстоит ответить, быть может, уже следующему веку»- Он занимается радиоэлектро­никой, ее новейшими направлениями, в т. ч. и развити­ем биокомпьютерных систем, и считает, что необходи­мо использовать достижения электроники и биотехно­логии, физики твердых тел и информатики для совер-шенствовашм человека.




Уже сейчас биоэлектроника достигла на этом на­правлении достаточно ощутимых результатов. Напри­мер, для слепых созданы миниатюрные телевизионныекамеры, встроенные в очки. Принятое ими изображение подвергается обработке суперминиатюрной ЭВМ, трансформируется в электрические сигналы и передает­ся в мозг человека по вживляемым в него электродам, которые покрыты протеином. И хотя полученное изо­бражение не совсем ясно, слепой человек получает воз­можность ориентироваться в пространстве, различать темноту и свет. Аналогично можно использовать ре­зультаты генной инженерии и биотехнологии не только для того, чтобы решить продовольственную проблему, но и - экологическую и т.д.

Для нас существенно то, что во второй половине на­шего столетия произошла «биологическая революция», положившая начало «новой биологии», важное место в системе которой занимает генная инженерия. В отличие от предыдущих эпох развития человечества с его мно­гообразием культур, когда человек манипулировал ге­нами большей частью бессознательно, сейчас появилась вполне реальная возможность (и это принципиальная возможность) создания человека по генетической инст­рукции в лабораторных условиях. Мы не говорим уже о том, что методами генной инженерии получают расте­ния и животных с некоторыми заранее запрограммиро­ванными свойствами. Так, в настоящее время россий­скими учеными методом тончайшей генной инженерии уже получили более 100 новых типов животных (овец, кроликов и пр.). Генная инженерия является культурной инновацией, ибо она есть прямой результат длительно­го развития европейской культуры вместе с такой ее специализированной сферой, как современная наука. Генная инженерия поистине культурная инновация, ставшая уже социокулътурным фактом, гак как затра­гивает практически все сферы и пласты культуры и со­циальной жизни: возможности и последствия ее имеют отношение к преобразованию природных биосистем, к экономике, правовым нормам, идеологии, политике, нравственным ценностям, религиозным принципам, эстетическим ориентациям, идеалам гуманизма и пр. Генная инженерия заставляет нас изменять представле­ния о взаимосвязи между миром природы и социкультурным миром (понятно, свой вклад сюда вносят экология, социобиология и другие дисциплины), оче­видно, в ближайшем будущем они претерпят карди­нальные изменения.



В основе генной инженерии и лежит знание о свойст­вах ДНК, полученное благодаря исследованиям в об­ласти молекулярной генетики, занимающейся расшиф­ровкой не только генетического кода, но также тонкой и сверхтонкой структур нуклеиновых кислот. Разработ­ке методов генной инженерии способствовали достиже­ния в области вирусологии (исследования бактериофа­гов), бактериологии (углубленное изучение физиологии, генетики и молекулярной биологии кишечной палочки, а также изучение плазмид - небольших кольцевых мо­лекул ДНК) и энзимологии (открытие ферментов рест­рикции). Накопленные знания в названных областях современной биологии позволили создать генную ин­женерию, причем решающую роль здесь сыграла моле­кулярная биология.

Именно она раскрывает перед генной инженерией новые перспективы, что особенно ярко видно в наше время. Эта отрасль науки получила начало свыше 40 лет назад, когда Дж.Уотсон и Ф.Крик создали модель про­странственной структуры (двойной спирали) дезокси-рибонуклеиновой кислоты (ДНК). С тех пор акцент научных исследований переместился на изучение моле­кулярной основы генетического разнообразия и стан­дартизацию методов получения новых сочетаний генов путем техники так называемых рекомбинантных ДНК, когда ученые с помощью фрагментов ДНК кольцевой формы (плазмидного вектора) осуществляют генный сплайсинг. Эта методика открыла новый простор ген­ной инженерии и привела к созданию трансгенных ор­ганизмов, т.е. организмов, содержащих генетический материал, в который был искусственно введен фрагмент ДНК из другого, неродственного организма. Такие ме­тоды уже используются в производстве инсулина, ип-терферона и гормона роста человека. Хотя термин «биотехнология» включает широкий диапазон приемов, связанных с клеточной и тканевой культурой, размножением микроорганизмов и ферментацией, ее главную осно­ву на сегодняшний день составляет генная инженерия.

«У современной биотехнологии, сочетающей в себе обычные и молекулярные методики,- подчеркивает М.С. Сваминатхан, есть все основания стать крупной отраслью. Помимо уже существующих областей приме­нения, таких, как здравоохранение и медицина, наме­чается ее широкомасштабное использование в сельском хозяйстве, промышленности, энергетике, экологии и освоении космоса». Возможно, что биотехнология в XXI в. окажет решающее воздействие на увеличение производства продовольствия и другой сельскохозяйст­венной продукции на сокращающихся площадях обра­батываемых земель и с меньшим расходом воды. При этом сократятся вредные воздействия на окружающую среду минеральных удобрений и пестицидов, применяе­мых сегодня для получения оптимальных урожаев вы­сокоэффективных сортов риса, пшеницы, кукурузы и других культур.

»,В настоящее время в разных частях света проходят полевые испытания растений, полученных грансгенным путем. Уже сегодня с помощью рекомбинантных ДНК получены микроорганизмы, помогающие бороться с разлившейся нефтью. Появились биовосстановительные технологии, широко использовавшиеся для решения проблемы «нефтяных озер», образовавшихся в 1991 г. в ходе войны в Персидском заливе. «Одним словом, био­технология открыла неисчерпаемые возможности целе­направленного использования биологического много­образия» (М.С. Сваминатхан).

Одной из перспективных новейших технологий явля­ется нанотехнолог ия, рожденная в последнее время. Согласно толковому словарю нанотехнология - область знания, занимающаяся процессами и явлениями, проис­ходящими в мире, измеряемом нанометрами милли­ардными долями метра. Для наглядности следует пред­ставить, что один нанометр составляют расположенные вплотную один за другим самое большое 10 атомов. Еще в 1959 году крупный американский физик Р.Фейнман высказал предположение, что умение строить электрические цепи из нескольких атомов могло бы иметь «огромное количество технологических примене­ний». Однако это предположение никто не воспринял всерьез, сочли такое высказывание очередной шуткой будущего нобелевского лауреата, уже известного свои­ми многочисленными розыгрышами.

Однако Р.Фейнман отнюдь не шутил - сейчас в раз­ных странах проектируют, строят машины и устройст­ва, компоненты которых в 10 - 100 раз тоньше челове­ческого волоса и которые являются гигантами в мире нанотехнологии. На II Международной конференции по нанотехнологии, состоявшейся в Москве, ее участ­ники говорили о скором появлении агрегатов, которые будут на порядок меньше. В своей статье «Света и тени наномира» С.Зигуненко перечисляет целый ряд уст­ройств, созданных методами нанотехнологии. Так, в последние годы специалистами созданы эксперимен­тальные переключатели из одиночных атомов. Мани­пулировать отдельными «кирпичиками» вещества им позволяет уникальный научный инструмент ~ скани­рующий туннельный микроскоп (СТМ). С помощью тончайшего острия и электрических полей они могут перебирать атомы и молекулы поштучно. Это публично продемонстрировали Дон Эйглер и его коллеги из ла­боратории Альмаден (штат Калифорния), разместив несколько атомов ксенона на металлической подложке так, чтобы они образовали сокращенное название их фирмы 1ВМ высотой всего 5 Нм. Столь мелкими буква­ми в принципе можно вписать содержимое более 100 млн томов всех мыслимых справочников на пластинку с журнальную страницу.

Фирмой «Хитачи» создан первый одиночный тун­нельный транзистор на основе кремния, который мани­пулирует отдельными электронами и действует лишь при сверхнизких температурах, обеспечивающих режим сверхпроводимости. Предполагается, что подобного рода приборы, занимающие площадь не более 10 м2, будут функционировать и при комнатной температуре. «Скатертью-самобранкой атомного века» назвал моле­кулярную сборку устройство, созданное в НИИДельта», - отечественный исследователь П.Лускино-вич. Усовершенствованный агрегат такого типа из ато­мов и молекул окружающей среды (воздуха, воды и почвы) будет собирать, синтезировать все, начиная от еды и напитков и кончая уникальными ювелирными изделиями. По мнению П.Лусиновича, прототипы по­добных агрегатов могут быть «смонтированы» в конце нашего столетия.

Основанием для данного утверждения служат прово­димые в нашей стране и за рубежом в десятках институ­тов работы по кластерной химии, где исследователи изготовляют различные виды крошечных шариков или трубок, содержащих от 10 до 1000 атомов. Самые зна­менитые среди кластеров - бакиболлы, или фуллерены, - углеродные структуры, по форме напоминающие фут­больный мяч. Впрочем, совсем недавно были получены и бакитьюбы - кластеры в виде полых трубок-капилляров, а также металло-карбогедрены - клеткооб-разные молекулы, содержащие в себе атомы как метал­лов, так и углерода. «Подобные структуры могут быть полезны для создания микроконденсаторов и других электронных компонентов, - считает открыватель фул-леренов Р.Смолли, работающий в Хьюстонском уни­верситете Раиса. - А вообще список возможных приме­нений кластеров почти бесконечен». Мы не говорим уже о том, что в США сейчас уже просчитывают возможности использования нанотехнологии в военных целях.

В конце XX столетия быстрыми темпами идет разви­тие новой междисциплинарной науки - синергетики. Ее методологическое значение для теории и практики различных областей человеческой деятельности вытека­ет из того, что она представляет собою новое мирови-дение, т.е. синергетика дает принципиально новое виде­ние мира и новое понимание процессов развития при­роды и общества.

В основе синергетики лежат идеи системности, или целостности мира и отражающего его научного знания, общности закономерностей развития всех уровней ма­териальной и духовной организации, нелинейности, либо многовариантности и необратимости, глубиннойвзаимосвязи хаоса и порядка, кооперативного взаимо­действия отдельных частей какой-либо неупорядочен­ной системы (принцип синергизма). Сама синергетика как наука была создана зарубежным ученым Г.Хакеном, однако она в связи с интенсивным развитием достаточ­но быстро превратилась в мировидение и вызывала глубокую и масштабную научную революцию.

Синергетика как мировидение обладает значитель­ным гуманистическим и эвристическим потенциалом, так как ее идеи позволяют выделить нечто общее, взаи­моподобное в процессах развития сложных физических, химических, биологических, политических, экономиче-» ских и прочих социальных систем. На основе этого вы­деления появляется возможность просчитывать опти­мальные для человека пути развертывания событий и тем самым получить рычаги управления процессами развития. Осознание такого рода возможности способ­ствует выживанию человека в непростой ситуации конца нашего столетия с ее множеством грозящих катаст­роф: ядерной, экологической, генетической, биологической, социальной и пр. Именно синергетика дает наде­жду на решение возникших в связи с этими угрозами задач выживания мировой цивилизации. Эффектив­ность синергетики заключается в том, что она в различных по своей природе процессах (физических, химиче­ских, биологических, социальных и т.д.) вычленяет об­щие механизмы самоорганизации.

Именно эти механизмы самоорганизации позволяют управлять процессами, где уже не действует в качестве методологической основы классический, лапласовский детерминизм. Такого рода программное управление выглядит с современной точки зрения, по остроумному замечанию И.Пригожина, почти как «карикатура на эволюцию». В данном случае адекватным является управление, ориентирующееся на представление о сложном характере природной, технической и общественной системы, чья целостность обусловлена коге­рентным взаимодействием частей системы между собой. Эти сложные системы отличаются от традиционных кибернетических систем малодейственной причинно-следственной связью в виде однозначного реагирования на стимулы внешней среды. Иными словами, поведение системы любой природы не может быть запрограмми­ровано единственным, однозначным способом, оно является по своей сути поливариантным и зависит от собственной внутренней связности, когерентности эле­ментов.

Сейчас на смену индустриальной цивилизации при­ходит постиндустриальная, что позволяет говорить о революции в человеческой психике на пороге XXI века, о чем писал в начале нашего столетия Р.Бекк. Он под­черкивал, что человечество ожидает три революции, а именно: научно-техническая («материальная», по его выражению), социальная и психическая. Это предвиде­ние уже начинает сбываться, ибо сейчас внимание ак­центируется на целостном подходе к исследованию ре­ально существующего класса ультрасознательных на­дындивидуальных явлений, касающихся проблем дис­кретности-непрерывности сознания и взаимоотношения функцйбнирования человеческого мозга и психики. Чтобы решить эту фундаментальную проблему, был выработан целый ряд понятий: «врожденные идеи» (Р. Декарт), «космическое бессознательное» (Судзуки), «космическое сознание» (Э. Фромм), «коллективные представления» (Э.Дюркгейм и Л.Леви-Брюль), «бессоз­нательные структуры» (К.Леви-Сгросс и М.Фуко), «бессознательное как речь Другого» (Ж.Лакан), «архе­типы коллективного бессознательного» (К. Юнг). Все они связаны с революцией в психике человека, форми­рующимися новыми межличностными отношениями между индивидами.

Ряд исследований свидетельствует в пользу положе­ния, что XXI столетие будет «веком Сознания» (П.Рас­сел). Ведь еще У.Джемс, К. Юнг, А.Маслоу и др. утвер­ждали, что межличностное общение, религиозный опыт, приводящий к состоянию «озарения», являются показателем психического здоровья и весьма распро­странены. Способы их достижения - молитвы, медита­ции и пр., причем речь идет о повсеместном распро­странении этой техники, о включении ее в повседневную жизнь, т.е. о «психотехнологии». Она будет глав­ной ареной научных исследований в ближайшие деся­тилетия. Это нужно для увеличения опыта «озарения», для ускорения самореализации и духовного роста инди­вида. Конечная цель психотехнолопш состоит в обеспе­чении возможности эволюционного изменения. Речь идет, замечает П.Рассел, о необходимости «духовного обновления, повсеместного изменения в сознании спо­собом, открытым для нас великими мистиками и про­поведниками вековечной философии», а также теми, чья цель - самореализация, самовыражение личности, будь то йог в Гималаях или клерк в лондонском офисе. Именно они «помогают изменить мир на наиболее глубоких началах», так как участвуют в дальнейшем раз­витии высочайших состояний сознания существенной части всего эволюционного процесса.

Сама революция в человеческой психике обусловлена приходом постиндустриальной цивилизации. Так, американские исследователи X. и М.Аргуэлес обраща­ют внимание на поворотный момент в развитии совре­менного человека, когда совершается переход к жизни по закону «Мандалы»: «Жизнь по закону Мандалы -это процесс, посредством которого полюса личных и общественных интересов объединяются, создавая проч­ный союз. Насколько отдельная личность начинает видеть, постигать и понимать себя как уникальное от­ражение и вместилище сил и энергий природного единства человек сознательный микрокосм, - настолько она и действовать будет, как посредник, реализующий излучающиеся энергии и привлекающий других и их энергии к себе. Он становится сознающим центром. Его притягательная сила не создает группу приспешников вокруг него, но медленно внушает это понимание дру­гим и приводит к тому, что помогает всем держаться вместе в качестве сознательных центров, по свойствен­ной каждому неповторимой ролью и универсальным сознанием и способностью к дальнейшему преображе­нию». Отсюда следует, что человек начинает испыты­вать пределы своих возможностей, что с необходимо­стью влечет за собой революцию в психике индивида. В связи с начавшейся революцией в психике человека сейчас интенсивно разрабатываются различного рода психотехнологии, чтобы управлять поведением индиви­да. Человек в нынешних условиях находится под мощ­ным воздействием техногенной информационной и ин­формационно-психологической среды. Развитие техни­ческой цивилизации вызвало эффект отключения спо­собности мозга человека сознательно контролировать воздействующие на него информационные потоки. Тем не менее эта неконтролируемая часть информации вос­принимается мозгом и психикой, что изменяет состоя­ние и поведение человека помимо его воли и желания.

Высшей управляющей системой в живом организме является психика и поэтому, искусственно изменяя ее эмоциональные структуры, можно управлять не только комплексом убеждений и представлений, но и соматиче­скими процессами. На уровне сознания субъекта это обычно отражается как вера, убежденность, устойчивое представление, мнение и пр., что образует «ядро» лич­ности - образ «Я» со всей многомерностью его отноше­ний с окружающими реалиями. Существенным является то, что эти отношения можно изменять искусственно при помощи психотехнологий. «Психотехнологии яв­ляются качественно новым этапом развития науки и техники, - пишут в своей книге «Психотехнологии» И.Смирнов, Е.Безносюк и А.Журавлев, - и позволяют определять причины многих нарушений психики и тела и производить нелекарственную коррекцию здоровья. Все имеющиеся резервные возможности, способности любого человека начинают развиваться, совершенство­ваться в желаемом для него направлении. Современные компьютерные психотехнологии - это уникальные, со­вершенно безопасные, прецизионно точные, экологиче­ски чистые технологии профилактики и улучшения здо­ровья и совершенствования человека. Они позволяют эффективно и быстро решать задачи, связанные со здо­ровьем человека, ускорять, интенсифицировать и уси­ливать прочность усвоения информации в процессе обучения детей и взрослых, решать задачи профессио­нального отбора, профориентации и профпригодное™,проводить постоянную текущую профилактику стрес­сов и переутомления и снимать утомление, т.е. снижать вероятность опасных ошибок в ответственной работе, интенсифицировать работоспособность человека, пре­дупреждать и устранять конфликты в коллективе».

Однако компьютерные психотехнологии могут быть использованы для модификации памяти индивида в нежелательном для него направлении, что влечет за собой значительные последствия (не следует забывать, что в определенном смысле личность это память) в индивидуальном и социальном аспектах. Эти последст­вия уже просматриваются на уровне обыденной жизни - достаточно вспомнить воздействие рекламы, осуще­ствляемой средствами массовой информации. Сейчас появилось специфическое направление мифодизайн -проектная, междисциплинарная социально-художест-венно-экономико-прогностнко-управленческая дея­тельность, чьи особенности рассматриваются в книге отечественного исследователя А.Ульяновского «Мифо­дизайн рекламы». Используя технологии мультимедиа « виртуальной реальности, мифодизайн фактически управляет поведением человека. Более того, путем кон­струирования информационно-коммуникативной среды мифодизайн позволяет создавать искусственного чело­века. В своей последней книге «Глобальный человей-ник» А.Зиновьев, прекрасно изучивший жизнь совре­менного западного человека, показывает его искусст­венную природу, сформированную всеми условиями потребительского общества с его развитой рекламой, использующей новейшие информационные технологии. Ведь психотехнологни и мнфодизайн нацелены на мо­дификацию внутреннего мира человека, на трансфор­мацию его индивидуальной памяти для целей, необхо­димых всей социальной системе Запада (это сейчас про­исходит н в России).

Современные психотехнологин, ориентированные на распространение социальных мифов, являются весьма эффективным средством воспроизводства искусственно­го человека для властвующей элиты Запада. Одним из таких мифов является широко используемая Западомконцепция о тоталитарной системе, к каковой наряду с нацисткой Германией относится и Советский Союз. Этот социальный миф изложен в фундаментальном труде Х.Арендт «Истоки тоталитаризма», причем этот миф отнюдь не является просто некой теоретической конструкцией - он эффективно использовался в каче­стве психологического оружия для разрушения Совет­ского Союза, а также для маскировки «тоталитарной» сущности демократического Запада. Французский уче­ный с мировым именем С.Московичи в своей книге «Век толп» пишет: «Понятию тоталитарной системы, культа личности или авторитарного режима я предпо­читаю понятие западного деспотизма, как более откро­венное... этот тип власти привлекает средства коммуни­кации и использует их как нервную систему. Они про­стирают свои ответвления повсюду, где люди собира­ются, встречаются и работают. Они проникают в зако­улки каждого квартала, каждого дома, чтобы запереть людей в клетку заданных сверху образов и внушить им общую для всех картину действительности... внешнее подчинение уступает место внутреннему подчинению масс, видимое господство подменяется духовным, не­зримым господством, от которого невозможно защи­титься». Однако отечественные исследователи И.Смирнов, Е.Безносюк и А.Журавлев разработали программу защиты психики человека от нежелательных информационных воздействий. Иными словами, совре­менные психотехнологии можно использовать как для управления поведением индивида, так и для защиты его от внешних влияний.

Наука всегда опережает жизнь, ритм которой опре­деляется традициями права и морали, а также обычаями повседневности. Генетическая и эмбриональная инже­нерия совершают кардинальные изменения в наших представлениях о происхождении и эволюции жизни, однако возникающие в ходе их развития проблемы вы­ходят за рамки биологии и медицины, они затрагивают сферы права и морали, приобретают совершенно иное измерение экзистенциального характера. Результат раз­вития информационных технологий - электронное чудоИнтернет» - тоже порождает целый ряд юридических и этических проблем. Возьмем сеть «Интернет», о кото­рой много говорят в связи с ее заметным влиянием на социальную, экономическую, политическую и культур­ную деятельность. Английский ученый М.Вуллакотт отметил «чрезвычайные надежды, возлагаемые на «Интернет», которые приобретают любопытный рели­гиозный оттенок»: «Она нова, она всепроникающа. Она, подобно Святому Духу, невещественна и все же присутствует всюду. Она переносит своих пользовате­лей невесомо и без усилий в пределах своей реальной географин. Вначале была Сеть? Однако, как нам дают понять, эта новая форма коммуникаций повлечет взрыв развития, распространение знаний и средства для все­мирной демократии, необходимой миру. Тем не менее посулы Сети туманны, а реальность трудного сегодня и, возможно, еще худшего завтра ясна». Действительно, распространение числа пользующихся «Интернетом» ведет к тому, что начинают разрушаться традиционные представления морали, делаются неэффективными пра­вовые нормы.

Другой пример - «Проект генома человека», натал­кивающийся на правовые, коммерческие, этические и другие проблемы. Так же как и в случае с «Интерне­том», интерес представляет участие после 1945 года американского правительственного учреждения - мини­стерства энергетики - в проблемах человеческой ге­нетики. Изучение вопроса о генетических последствиях радиации вслед за проведением бомбардировок Хи­росимы и Нагасаки постепенно переросло в многосто­ронний и многоступенчатый проект, по которому к 2005 году предполагается определить последователь­ность и провести всеобъемлющий анализ примерно 3 млрд пар оснований человеческой ДНК.

Участники этого проекта утверждают, что он приве­дет к «пониманию сущности человека» и «определяю­щей силы, стоящей за историческими событиями». Меньше внимания они уделяют словам одного из соб­ственных коллег - Р.Уэйнберга, профессора биологии в Массачусетском технологическом институте и члена

Уайтхедовского института биомедицинских исследова­ний: «Как биолог, я считаю эту перспективу горькой пилюлей, биологическая революция последних десяти­летий проявила себя восхитительно и, без сомнений, принесет огромную пользу. Но, как в большинстве слу­чаев, связанных с новыми технологиями, мы заплатим дорогую цену, если не учтем темных сторон «Проекта генома человека». Мы должны создать этику, которая поощряла бы нашу человеческую способность выйти за рамки биологии и лелеяла нашу спонтанность, непред­сказуемость и индивидуальную неповторимость. В на­стоящий момент я нахожу себя и свое окружение плохо подготовленными для того, чтобы ответить на вызов». Здесь имеется в виду образ Франкенштейна, вобравший в себя все негативное, что несет с собой научно-технический прогресс.

В век ядерной энергии, компьютеров, космической техники и генной инженерии образ Франкенштейна приобрел особую актуальность, он используется в на­учных работах, публицистике, литературе и т. д. Сейчас можно задать вопрос: не уподобится ли человечество, получившее в свои руки генную инженерию (и более широко, биотехнологию), Франкенштейну, павшему жертвой своей победы над силами природы? В массо­вом сознании начинает укореняться мысль, что генная инженерия по своим социокулътурным последствиям носит двойственный характер - «демон» Франкенштейн и «добрый волшебник» Гол ем, находящийся под кон­тролем человека. В связи с этим возникает весьма слож­ная и неоднозначная проблема соотношения морали с наукой, техникой и технологией. Известный философ науки Э.Агацци в своей монографии «Моральное изме­рение науки и техники» подчеркивает, что решение данной проблемы требует различения познавательной свободы науки, безграничной по своей сути, и ее свобо­ды как действия, когда она ограничивается с позиций моральных ценностей. Иными словами, четко сформу­лированные моральные нормы должны регулировать научную деятельность, ее прикладной характер, выра­жающийся в технике и технологии, что влечет за собой«системное» согласовывание различных ценностей, предполагающего с необходимостью ответственность научного сообщества относительно существующих в обществе эстетических, экономических, религиозных, политических и иных ценностей.

Для понимания позитивных и негативных последст­вий научно-технического прогресса необходима карти­на мира, в которой отражена научная и техническая деятельность современного общества.

Методологическому анализу понятия «картина ми­ра» и его роли в структуре обоснования познавательной и иной человеческой деятельности посвящены много­численные исследования, количество которых за по­следние десятилетия существенно возросло (достаточно привести интересную монографию В.С. Степина и Л.Ф. Кузнецовой «Научная картина мира в культуре техногенной цивилизации»). При этом исследуются различные аспекты и уровни общих представлений о мире, типизируются разнообразные картины реальной действительности. Так, выделяют общую картину мира (ОКМ) и общую научную картину мира (ОНКМ). По­следняя представляет собой синтез знаний о мире, полу­чаемых в специализированных областях науки. Особо рассматривают естественнонаучную картину мира, под которой понимают систему общих представлений о структуре и развитии природы. Выделяются также це­лостные картины, отражающие отдельные аспекты и уровни реальности, исследуемые специальными наука­ми. Такие частные системы представлений об объектив­ном мире называют специальными картинами мира (СКМ).

Одна из СКМ характеризует мир как предмет физи­ческих исследований. Физическая картина мира (ФКМ), как показал В.С. Степин, занимает особое место среди других СКМ; она оценивается в естествознании начи­ная с его возникновения и по наше время как схемати­зированный образ всего мира, т. е. во многих случаях воспринимается и истолковывается как некий эквива­лент ОНКМ, хотя это является некорректным. Широко представлены в литературе проблемы формирования иисторического развития современной общей картины мира (ОКМ) как универсального целостного образа действительности, доступного для всеобщего понима­ния и регулятивного использования и не сводимого полностью к ОН КМ, поскольку наука, как подчерки­вают П.И. Дышлевый и Л.В. Яценко, оставаясь сово­купностью теорий, научных дисциплин и направлений, оперирующих системой абстракций и идеальных объек­тов, не может дать целостной картины мира. ОКМ должна формироваться, по их мнению, при участии обыденного (дотеоретического), мифологического и художественного сознания и ассимилировать результа­ты познания, полученные во всех видах творчества.

По мнению Б.И. Козлова, высказанному в его моно­графии «Возникновение и развитие технических наук: опыт историко-технического исследования», для обос­нования деятельности по прогнозированию, планиро­ванию и управлению научно-техническим развитием общества важно не столько построить еще одну спе­циальную или общую - картину мира, сколько пере­смотреть и перестроить существующую ОКМ, вклю­чить в нее новые, вытекающие из историко-теоретичес-кого анализа технических наук представления о них и их месте в жизни общества и функционировании при­роды. Иными словами, необходим пересмотр историче­ски сложившихся общих оснований научно-технической деятельности общества, приведение обобщенного об­раза мира в соответствие с реальной действительностью второй половины XX в. и той ролью, которую играет в ней научное знание о технике, коренным образом изме­нившее всю систему взаимосвязи природы и человека.

Современная картина мира, в которой находят место и техника, и разнообразные последствия ее расши­ряющегося производства и применения, отображает не только области действительности, непосредственно вхо­дящие в техносферу, но весь мир, каким он стал в усло­виях НТР. Историко-теоретичесюш анализ технических наук, проведенный Б.И. Козловым, показал, что их раз­витие протекает в контексте истории культуры и имеет нарастающие глобальные последствия. Отсюда им выдвигается необходимость новой теоретической концеп­ции, в соответствии с которой перегруппировываются ранее известные элементы прежних представлений о мире, отбрасываются некоторые устаревшие знания, нормы и идеалы деятельности, привлекаются и вы­страиваются новые знания и представления, возникаю­щие в сфере познания, историко-теоретического и фило-софско-методологического анализа и прошлого, и ре­альной действительности, а также в других областях духовной деятельности людей. В качестве такой концеп­ции по отношению к формируемой в условиях современ­ности новой картине мира он предлагает систему теорети­ческих и эмпирических знаний и представлений, по­лучившую наименование космической антропоэкологии.

Определение понятия «космическая антропоэколо-гия» (КАЭ) еще не установилось и потому истолковы­вается не всегда одинаково. Так, достаточно часто она определяется как учение об экологии человека, учиты­вающее наряду с земными также и космические факто­ры жизнедеятельности людей. Понимаемая в этози узком смысле КАЭ стала предметом биологических, меди­цинских и космотехнических исследований. В то же время при обсуждении проблем КАЭ в дискуссии все ча­ще анализируются вопросы, явно выходящие за рамки только что приведенной ее трактовки. Определяя КАЭ как комплекс наук о среде обитания, здоровье и эволю­ции человека в земных и неземных условиях космиче­ского пространства, В. П. Казначеев одновременно подчеркивает, что космическая антропоэкология долж­на стать тем фокусом космического природоведения, в котором будут сосредоточены новые пути развития естествознания как единой интеграпшной науки, отку­да произойдет обогащение многих других направлений науки и практики такого масштаба, который сегодня мы, вероятно, не можем предвидеть и оценить в полной мере. Если к тому же учесть, что в круг интересующих КАЭ вопросов автор включает проблемы развития био­сферных и техносферных систем, которые «во все боль­шей степени приобретают облик космических явлений», а так,^е «процессы взаимодействия живого и косноговещества во всей бесконечности космического про­странства, включая Землю как космическое тело», то становится очевидной необходимость отразить в кон­цепции КАЭ и эти более общие подходы к определению ее предмета.

Становлению комплекса философских идей и прин­ципов, общих и специальных научных теорий, взглядов и направлений, участвующих в формировании совре­менной концепции КАЭ, способствовало историческое развитие космологии как специальной (физической) картины мира от топоцентризма к геоцентризму, затем - к гелиоцентризму и наконец к релятивистской модели целого безграничного и не имеющего универсального центра мира. Немалая роль здесь принадлежит также идеям К.Э. Циолковского, исследованиям А.Л. Чижев­ского, Н. Г. Холодного и других пионеров КАЭ. В наше время концепция КАЭ формируется под непрерывным и все усиливающимся воздействием процесса создания хозяйственных и научно-технических космических ком­плексов, развития задач и результатов космических ис­следований и достижений космотехники. Быстро проте­кающий на этой основе процесс вовлечения космиче­ских и астронавтических факторов в общественное бы­тие и сознание получил наименование космнзации.

Непосредственным источником возникновения и развития представлений о КАЭ, вплоть до современ­ных, приближающих ее идеи и принципы к картине мира, было учение В. И. Вернадского о новом истори­ческом этапе эволюции биосферы Земли как части все­общего процесса развития Вселенной1. Особенностью данного этапа стало, по Вернадскому, становление жиз­недеятельности человека, осваивающего и преобразую­щего природу в процессе практики как космошганетар-

1 «Вселенная и ее фундаментальные константы таковы, что они .должны обеспечить появление в ней на определенном этапе наблюдателя; будь свойства Вселенной иными, ее некому бы­ло бы изучать», - так формулируется «сильный» антропный принцип, предложенный сегодня, как известно, в виде базиса для нового всеобъемлющего синтеза наук Ред.

ного фактора. Антропогенные факторы изменения при­роды, действительно, приобрели в XX в. такие масшта­бы и последствия, что область распространения живого вещества превратилась в качественно новый феномен -ноосферу: организуемое и управляемое человеком ди­намическое единство биосферы и техносферы Земли.

«Выстраиваемая в духе концепции КАЭ общая кар­тина мира, - пишет Б.И. Козлов, - уже не может быть сведена к специальной физической картине, не может абстрагироваться от космопланетарной роли человека и преобразующего воздействия его технической деятель­ности на окружающую среду. Место оппозиции «человек-природа», «биосфера-техносфера», «Земля-космос» заняла единая картина мира как целостной системы, преобразуемой человеком, но неразрывно свя­занной с ним как со своим специфическим элементом». Отсюда следует, что становление концепции КАЭ не сводимо только к выявлению новых факторов экологии человека и включению знаний о них в систему экологи­ческих представлений общества. Не исчерпывается этот процесс и осмыслением экологической ситуации как глобальной проблемы всего человечества. Теорети­ческое обобщение опыта космотехнической деятельно­сти также представляется важной, но не единственной составной частью концепции КАЭ. При этом еще фор­мируются новые фундаментальные представления о месте жизни во Вселенной, о роли человеческого разума в эволюции всех форм движения материи, начинает складываться новая, основанная на концепции КАЭ общая картина мира.

Не менее существенное влияние на формирующуюся общую картину мира будет оказывать разворачиваю­щаяся сейчас цифровая революция, чьи проблемы обсу­ждались на круглом столе «Будущее информационных магистралей», проведенном в «Интернете» в мае 1996 года. Один из участников этого круглого стола, профес­сор М.Картье заметил, что зарождающееся ин­формационное общество «больше базируется на интел­лектуальных ресурсах, нежели на капитале, энергии или денежных фондах, и поэтому обладает гораздо болеесложной структурой, нежели традиционные производ­ственные секторы». Отсюда он выводит свой «звезд­ный» анализ меняющегося лица экономики, говоря, что «если возобладает парадигма глобального рынка, даже в развитых странах появятся люди, играющие второ­степенные роли, - не говоря уж об остальном мире, о «третьем мире», крайне зависимом от информации». Вероятно, мы должны приготовиться к весьма ради­кальным переменам в интеллектуальной экономике, о которых обычно не говорят.

Одним из обсуждавшихся вопросов на круглом столе был вопрос о развитии технологий в начале XXI столе­тия. По мнению другого участника дискуссии, Дж.Барлоу сеть будущего будет использовать тех­нологии, в которых движение будет определяться наи­меньшим сопротивлением, во многом так же, как сейчас это делается в Интернете. Люди и организации будут покупать программное обеспечение в зависимости от текучей, изменчивой моды у многочисленных про­вайдеров, у которых можно будет найти все от быто­вой техники до сетевых кружков по интересам.

Он придерживается следующей позиции относитель­но будущего некоторых сейчас распространенных ин­формационных технологий: «Я не думаю, что кто-нибудь из существующих наследников АТ&Т или на­циональных РТТ выживет в течение ближайших 20 лет в полностью дерегулированной среде. Я также не ду­маю, что у существующих компаний кабельного те­левидения многообещающее будущее. В обоих случаях они прокляты культурами, сформировавшимися за вре­мя их долгого сытого существования в качестве облада­телей монополии на контроль. В общем, я думаю, безо­паснее будет сказать, что все, кто все еще верит в Ин­формационную супермагистраль и высокоинтегрнро-ванную корпоративную архитектуру, которой она тре­бует, работают в крупных, следовательно, обреченных па гибель организациях».

Из такой позиции вполне логично вытекает вывод, что будущее за гибкостью и быстрой реализацией, иными словами, за небольшими структурами, построенными на сотрудничестве. Все эти перемены будут социально, духовно и политически разрушительными, ибо человечество вступает во времена, где наибольшую выгоду получает тот, кто приемлет хаос как возмож­ность действия и кто в действительности наслаждается путаницей. «Этих людей, - продолжает Дж.Барлоу, будут бить аятоллы, телеевангелисты, неокоммуннсты, неофашисты, члены союзов, традиционные либералы и националисты всех мастей. Будет пролита кровь и уте­ряны традиции. Сильные мира сего падут и подымутся несчастные». Таков один из возможных сценариев, ко­торый влечет за собой разворачивающаяся цифровая революция.

Формирующаяся сейчас постнеклассическая наука характеризуется ее синтезом с позитивными элементами древневосточной мудррсти, ибо чисто рациональный характер науки нашего столетия уже в основном исчер­пал себя. Одна из тенденций в развитии современной науки проявляется в интересе западных и отечественных физиков, занимающихся проблемами элементарных частиц и космологией, к традициям древних восточных культур, к традициям восточного миропредставления. «Основное, что специфично для восточного миросозер­цания и что в особенности привлекает в последнем вни­мание западных физиков, - отмечает А.И. Панченко, -это ощущение целостности мира, его единства и взаи­мосвязи, признание наличия некоей «абсолютной» ис­тины, которая в то же время носит глубоко личный ха­рактер. Западные физики полагают, что древнее холи­стическое миросозерцание имеет аналоги в полевой картине мира материи и сознания и потому оно (это миропредставление) неспецифично только для восточ­ных мудрецов». Если раньше считались слишком экст­равагантными утверждения типа, что все основные идеи современной науки уже присутствовали в древнекитай­ской философии, то теперь некоторые американские и российские физики стараются «коррелировать и допол­нять» современную физику Ведами и поэзией Уильяма Блейка, обнаруживают параллели между квантовой механикой и учением тибетского ламы У. Трунга, формулируют принципы физических теорий в свете транс­цендентной медитации индуизма.

В последнее время большую известность на Западе и в России получили работы американского специалиста в области физики высоких энергий Ф.Капры, в которых рассматриваются параллели между современной физи­кой и восточной мудростью. Он считает, что «существу­ет фундаментальная гармония между духом восточной мудрости и западной наукой». Под «восточной мудро­стью» он имеет в виду ряд утонченных теологии, духов­ных упражнений и философских систем (индуизм, буд­дизм, даосизм, дзэн). Ф.Капра пытается обосновать наличие параллелей между картиной мира, созданной мыслителями Востока, и картиной мира, которая сло­жилась в современной физике, и на этой основе пока­зать, что восточное видение мира более глубоко и со­вершенно, чем современная научная картина действи­тельности. Необходимо подчеркнуть, что в сокровищ­нице восточной мудрости имеется немало идей, чья эв­ристическая и гуманистическая ценность несомненна; поэтому происходящий синтез современной науки и древневосточной мудрости окажется благотворным.





Дата добавления: 2013-12-28; просмотров: 1360; Опубликованный материал нарушает авторские права? | Защита персональных данных | ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ


Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Как то на паре, один преподаватель сказал, когда лекция заканчивалась - это был конец пары: "Что-то тут концом пахнет". 8491 - | 8081 - или читать все...

Читайте также:

 

18.210.23.15 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.


Генерация страницы за: 0.007 сек.