Студопедия


Авиадвигателестроения Административное право Административное право Беларусии Алгебра Архитектура Безопасность жизнедеятельности Введение в профессию «психолог» Введение в экономику культуры Высшая математика Геология Геоморфология Гидрология и гидрометрии Гидросистемы и гидромашины История Украины Культурология Культурология Логика Маркетинг Машиностроение Медицинская психология Менеджмент Металлы и сварка Методы и средства измерений электрических величин Мировая экономика Начертательная геометрия Основы экономической теории Охрана труда Пожарная тактика Процессы и структуры мышления Профессиональная психология Психология Психология менеджмента Современные фундаментальные и прикладные исследования в приборостроении Социальная психология Социально-философская проблематика Социология Статистика Теоретические основы информатики Теория автоматического регулирования Теория вероятности Транспортное право Туроператор Уголовное право Уголовный процесс Управление современным производством Физика Физические явления Философия Холодильные установки Экология Экономика История экономики Основы экономики Экономика предприятия Экономическая история Экономическая теория Экономический анализ Развитие экономики ЕС Чрезвычайные ситуации ВКонтакте Одноклассники Мой Мир Фейсбук LiveJournal Instagram

Введение. 1 страница




Оглавление.

Глава 11. Подавление восстаний и причины поражения их.

Глава 10. Крестьянские выступления на местах.

Глава 9. Разрозненные выступления повстанцев.

Глава 8. Восстание в Зауралье (Западно-Сибирское восстание). Челябинский регион.

Quot;Первая народная революционная армия" Охранюка-Черского.

Quot;Восставшие войска воли народа" В.Серова.

Quot;Армия Правды" А.В. Сапожкова.

Глава 7. Восстания красноармейских частей.

Глава 6. "Башкирский фактор".

Глава 5. "Дезертирские" выступления.

Глава 4. Восстание "Черного Орла и Земледельца".

Глава 3. Фактор напряженности - надвигающийся голод.

Серьезным фактором, повлиявшим на крестьянство, был голод 1921 г. Собственно на социальную активность крестьян региона повлиял не сам голод, как таковой - уже наступивший голод гасит всякую активность, разрушая даже личность человека - и угроза голода. Именно поэтому важно выяснить причины наступления этого явления.

Почти сразу Cоветское правительство попыталось объяснить случившееся погодными условиями. (1) Несколько позже, уже в работах исследователей, появляются некоторые новые моменты, в частности, тезис о влиянии империалистической и гражданской войн. (2) Значительно углубил вопрос акад.Ю.Поляков. Едва ли не первым он, хотя и опосредованно, признал определенную причастность к случившемуся Советского государства и правящей партии. Он отмечал, что сокращение посевов было вызвано проводимой разверсткой. [97, С.95] В специально посвященной голоду 1921 г. книге он конкретизировал отрицательное воздействие засухи, обратив внимание на то, что особо пострадавшими были районы, где как правило, шли военные действия. Иными словами, заключал он, дело не в засухе, как таковой, а в том, что крестьянские хозяйства, пострадавшие от боевых действий, ее перенести уже не смогли. [98, С.21]

В местной, южноуральской историографии к проблеме подходили значительно более упрощенно. Так, М.Машин (1959) полагал события 1921 г. "тягчайшим "посмертным даром" свергнутого царизма", якобы возникшем "на базе предшествовавших голодных годов ХХ века". [75, С.100.] Он же считал, что вину за голод следует возложить на белые армии, котороые несколько раз в 1918-1919 г. прошли по Южному Уралу, и при этом они якобы "уничтожили урожай на корню". [75, С.102] Но самым все же распространенным вариантом стало объяснение, что голод разразился из-за неурожая, а он, в свою очередь из-за "небывалой"[16, С.164], "невиданной"[81, С.174; 126, С.16] засухи. В итоге только это положение и было зафиксировано в изданиях, ставших своеобразным образцом для прочих региональных исследований. Речь идет об очерках истории областных партийных организаций. Там сказано четко и безвариантно - причина всего - неурожаи 1920 и 1921 гг. [См., напр.: 85, С.192; 86, С.141; 84, С.279.]




Все это достаточно интересно еще и потому, что еще в 1922 г. Советское правительство почти официально признавало значительно большее число причин разразившейся катастрофы. Представительство Российского общества Красного Креста в Америке издало в Нью-Йорке сборник "Голод 1921-1922", рассчитанный на привлечение гуманитарной помощи голодающим с Запада. Так, в статье о причинах голода таковыми первыми названы неурожаи [22, С.25.], но далее еще - война и блокада, уменьшение скотоводства, система принудительного взимания продуктов сельского хозяйства без надлежащего эквивалента, сокращение вольного рынка [22, С.28]. Видимо, они понимали, что перед мировой общественностью версия "внутреннего пользования" не пройдет. А внутри страны она осталась, дополнившись еще несколькими сюжетами - о контрреволюционной деятельности АРА в России, использовании народного бедствия кулаками и бандитами.

Только зарубежная историография напрямую связывала наступивший голод с деятельностью большевиков. [См., напр.: 123, С.25] В настоящее время и в отечественной историографии появляются выводы, прямо указывающие на политику РКП(б) в отношении деревни как одну из главных причин голода 1921-22 гг.[10, 8, 79] (3) В публикациях последнего времени больше внимания стало уделяться поведенческому выражению голода, социально-психологическим аспектам. [46, 8, 103] Но каковы бы ни были причины - это была действительно народная трагедия. Всего по России голод затронул территории с населением в 35 млн. чел.[ 97, С.289.] Только по официальной статистике от голода умерло более 5 млн.чел. [ 50, С.171.] В зону голода попал практически весь Южный Урал.



Трагедия 1921-1922 гг. была вызвана не каким-то одним фактором, а целым комплексом таковых. Природный фактор, несомненно, имел место. Но трудно назвать засуху неожиданностью - Южный Урал - зона рискованного земледелия. Все заявления о "невиданной" засухе 1921 г. не подкреплены цифрами - никто не проводил и не мог провести статистического исследования урожайности, выгоревших посевных площадей и т.п. (4) Все что известно точно - это то, что долгое время не было осадков и что имели место случаи появления саранчи. Специалисты-аграрии относят засуху 1921 г. к т.н. почвенным засухам. Признаки таковой обнаруживаются еще поздней осенью - так, засухе 1921 г. предшествовала осенняя засуха 1920 г. [ 45, С.66.] (5)

Значительно большее влияние оказал фактор социальный. Повлияла мировая война, откачавшая из села работоспособное население. Повлияла и гражданская - принеся разорение в села, ранее бывшие в глубоком тылу, а кроме того, все воюющие стороны самообеспечивались необходимым за счет деревни.

Субъективным фактором можно считать сокращение посевов. Этот процесс начался еще в годы первой мировой, из-за призыва рабочих рук в действующую армию, а затем продолжался и далее - гражданская война никак не стимулировала земледельцев расширять свои посевы. По данным сборника "Голод 1921-1922" посевные площади к 1921 г. сократились на 34% по сравнению с 1917 г. Сбор зерна уменьшился на 29%. Упала и урожайность - на 19%. [22, С.25. ] (6) Не могли не сказаться и такие моменты, как общая разруха страны и, как следствие - обнищание деревни. (7) Иными словами, южноуральская деревня была и так в неуверенном, шатком состоянии и достаточно было сильного толчка, чтобы все рухнуло. Таковым роковым толчком и была введенная коммунистами продразверстка.

Разверстка оказалась дополнительным фактором, усугубившим уже наличествующие. Вполне понятно, что разверстка, как и любой иной налог вообще, не вызывала у крестьян энтузиазма. Был привлечен многовековой опыт пассивного сопротивления государству - изощренный крестьянский ум искал и находил способы обходить введенные государством правила. Изъятия хлебных излишков тут же подвинули крестьян на сокращение своих посевов до таких размеров, где "излишков" уже не оставалось. Введение разверстки на какой-либо вид продуктов переориентировало крестьянское хозяйство на производство чего-либо иного, под разверстку не попадавшего. (8) Но в 1920 г. разверстка была распространена почти на все виды продовольствия. Уфимский губком писал о существовании 42-х видов разверстки. (9) В Челябинской губ. их было 23. [128, С.429-430.] (10) Как верно было отмечено В.Андреевым, теперь она полностью лишала крестьян хозяйственных стимулов. И ограничивая свою хозяйственную деятельность, они замыкали ее в круг потребностей самоснабжения. [ 4, С.191] (11) Разверстка подталкивала крестьян сужать хозяйство, отчего последнее становилось все слабее. И первый же природный катаклизм - в данном случае, засуха - поставил массу крестьян на грань гибели.

Но влияние разверстки на положение крестьян было не только опосредованным, но и прямым. Она ухудшала положение разом и повсеместно. Возможно было говорить лишь о еще более тяжелом положении отдельных районов, т.к. власть, не имевшая возможности контролировать всю территорию одинаково четко, "отыгрывалась" на наиболее доступных, более подконтрольных волостях и уездах - обычно это были уезды губернских городов или волости вблизи железных дорог. Мы имеем тому массу примеров, когда на волости, сдавшие разверстку добровольно на 100%, вдруг накладывались разверстки дополнительно, или когда райпродкомы самовольно собирали, скажем, 120% "излишков" (что по логике означает 100% излишков, а 20% брались уже из оставшегося необходимого для существования крестьян хлеба). Фактически норм на разверстку не существовало - там, где взять было можно - брали все, не задумываясь о последствиях. Сюда же надо отнести и тяжелейшие последствия карательных действий продотрядов, райпродкомов, продуполномоченных и проч. в отношении крестьян, "скрывающих" хлеб. Самой мягкой карой была конфискация имущества - а это фактически означало полное разорение не только скрывавшего, но и его семьи, а косвенно и родных, односельчан - помогая разоренным, они будут растрачивать свои небогатые запасы.

Есть и еще один момент, связанный с природными особенностями Южного Урала. Определенная регулярность неурожаев в регионе была всегда. (12) И вопрос о помощи голодающим неоднократно вставал перед местными властями. И хотя коммунисты настойчиво утверждали, что заботу о голодающих проявляла только Советская власть (13), все же это не соответствовало действительности. Для сравнения можно взять несколько случаев неурожаев в Оренбургской губернии, вызванных сходными природными условиями. По данным годового отчета Оренбургского губернатора за 1888 г. наблюдалось "полное отсутствие дождей в течении лета, а также сильные ветры и мары". Урожай признавался "вполне неудовлетворительным" - при посеве 9 194 658 1/2 пудов сбор составил лишь 12 522 206. Случившееся признавалось "крупным народным бедствием".(14) Оказанная помощь - ссуды 250361 руб. 93 коп., кредит в 140 тыс. руб. переселенцам.(15) Полное отсутствие дождей в течении лета и, как следствие, "весьма неудовлетворительный" урожай, отмечал отчет за 1890 г. (16) Помощь: Ссуда 565 тыс. руб., продпомощь - крестьянам по 23 четверти, башкирам и тептярям - 1321, казакам 1127,7. (17) Отчет 1891 г. сообщал о "полном" неурожае. Повлияли ранние морозы, засуха, нашествие сусликов. Урожай был настолько мал, что "не собрали и посева". (18) Посев на 1892 г. был произведен "исключительно почти на средства" правительства. И хотя урожай 1892 г. признан был "сравнительно удовлетворительным", тем не менее в ряде уездов крестьяне сами не могли восстановить пострадавшее хозяйство. А в итоге на ссуды в губернии было выделено 10 433 192 руб. 80 коп., на приобретение продуктов - 9 145 490 руб. 2 коп. Хлеб закуплен вне губернии. Активно работали благотворительные общества. Открывались бесплатные столовые, приюты для детей, медицинскую помощь оказывали на местах деньгами, печеным хлебом, одеждой "без всякого различия сословий". (19)

После этого становятся ясны две вещи: первая - что без помощи "извне" (из-за пределов края) с последствиями бедствия в регионе справиться очень трудно и вторая - у крестьян давно сложилось определенное настроение - они просто привыкли ожидать помощь от государства.

Но могла ли оказать действенную помощь Советская власть? Практически ничего из практики дореволюционного времени теперь использовать было нельзя - денежную помощь - из-за отмены денег, хлебную - из-за отсутствия хлеба вообще - большая часть была вывезена в центр, а сохраняемый в ссыппунктах посевной хлеб действительно нельзя было расходовать на пропитание, пока был шанс обойтись без этого.

Отпадали и благотворительные общества. Своих уже не было, а помощь иностранных, типа АРА ("American Relief Administration") вызывала к себе неодобрительное отношение. Так, в докладе Оренбургского губисполкома V губернскому съезду Советов особо подчеркивалось: "Нужно считать, что эта помощь своеобразная и отличается резко от других заграничных организаций, а именно: принцип кормления внеклассовый, тогда как голод переносят главным образом крестьянство и рабочие... помощь АРА в ряде случаев оказывается не нужной населению". [Цит. по: 51, С.120.]

Справедливости ради, следует отметить, что АРА на Южном Урале было сделано немало. Были созданы по 2 маршрута в Уфу и Оренбург. В Кирреспублике (преимущественно в Оренбургской губ.) за период с ноября 1921 г. по середину февраля 1922 г. были охвачены питанием 150 тыс. детей в 962 столовых. Туда поступило 1520 пудов 37 фунтов медикаментов. В Уфимской губернии АРА было разверстано 73500 пайков. На 6 марта в губернии было 511 столовых для 71120 чел. Распределено 329 пудов медикаментов. В Башреспублике - 106500 пайков, на 6 марта в республике 784 столовых, где кормили 82867 детей. ( 20) Первые представители АРА в Челябинской губ. появились только в марте 1922 г., но уже в мае они распределяли только в одном Миасском уезде до 30 тыс. пайков. [112, С.598,620.] В июне АРА кормила в Челябинской губ. 147129 чел. [ 112, С.643.] В сентябре Троицкий уезд находился "исключительно на иждивении АРА".[ 112, С.681.] На подобного рода инициативы местные челябинские власти устами чекистов отреагировали соответственно - подобные действия АРА якобы "дискредитируют в глазах населения Советскую власть и коммунистов". [ 112, С.620.] Действительно, на фоне АРА мероприятия Советского правительства выглядят значительно бледнее. Вводилось т.н. "шефство:" к Оренбургской губ. была прикреплена Москва, к Башкирии- Петроград, Смоленск, Тамбов. [97, С.78.] Обобщенных данных о продовольственной помощи региону нет. В исследованиях встречаются лишь отдельные факты. Так, к концу сентября 1921 г. пришла помощь из Туркестана - в Оренбург было привезено 264 пуда ржи, 105 вагонов зерна для озимого посева пшеницы, тысяча пудов риса. [ 81, С.174] (21) Х.Сайранов писал, что в период 1-10 ноября 1921 г. в 18 голодающих губерний было направлено 160 вагонов с продовольствием. Из них Оренбургская получила 12 вагонов, Челябинская - 5 вагонов, Уфимская - 16, Малая Башкирия- 21. [106, С.106.] 50 тысяч пудов было направлено в ноябре 1921 г. в распоряжение Оренбургского земотдела из Рязанской губ. [ 112, С.531.] "Очерки истории Башкирской организации КПСС" сообщали, что в течении 1921 и 1922 гг. в порядке государственной помощи в Башкирию было ввезено около 4,5 млн.пудов хлебопродуктов, почти 5,4 млн.пудов семян, "много" скота, сельхозорудий, медикаментов, "значительная" сумма денег. [84, С.280.] 24.4.1922 г. трудящимися Москвы было направлено в Кирреспублику - 4 вагона пшеницы, 2825 пудов ржи, 527 пудов сборного зерна и "другого продовольствия" [51, С.119]. Зачем нужно было "прикреплять" шефами - для помощи в деле пропитания - к производящим губерниям потребляющие города, никто из авторов не брался объяснять. Точно также, как никто не объяснял, откуда "трудящиеся Москвы" брали рожь, пшеницу и проч. Не из тех ли самых производящих губерний, откуда зерно было вывезено в 1919 г. для помощи "голодающему пролетариату" Москвы? Но вывозилось значительно больше (22) - теперь же даже несколько вагонов на губернию никак не могли повлиять на ход событий. Да и то, что приходило, вряд ли доходило до отдаленных нуждающихся сел, оседая в тех же городах. (23)

Эвакуацию детей из зоны бедствия также успешно сорганизовать не удалось - только в Челябинском уезде официально насчитывалось 270 тыс. голодных детей, удалось вывезти 1100 чел. [ 22, С.64.]

Провалы всех начинаний свидетельствуют о полном управленческом непрофессионализме коммунистов. (24) Довод, что они недавно пришли к власти и не имели должного опыта, не выдерживает критики - почему тогда они столь решительно бросились на ниспровержение всего старого и ускоренное строительство нового. Но если допустить, что они знали, что делали (и при этом вдуматься в упрек, высказанный ими АРА, что принцип кормления у последней ошибочный, "внеклассовый", и, следовательно, их - "классовый" - верный), а таже припомнить тезис Н.Бухарина из "Экономики переходного периода" о "человеческом материале" невольно ставится жесткий вопрос - действительно ли они не смогли, или же еще и не захотели прекратить голод. То, что идея намеренного голода нашла реализацию впоследствии - доказательств сегодня не требует. Голод 1921-1922 гг. нельзя считать спровоцированным, но очень похоже, что на определенном этапе он был соответствующим образом использован для "очистки" от ненужного "человеческого материала капиталистической эпохи". Складывается впечатление, что это использовалось и для борьбы с крестьянскими восстаниями - повстанцы получали продовольственную и иную помощь от местного населения - в голодающих районах им помощь найти было очень трудно, приходилось уходить. А кроме того, это могло быть скрытой репрессией против населения, поддерживавшего повстанцев. Так, население Илецкого района Оренбургской губ. активно содействовало повстанцам в 1920 г. Затем там была проведена чуть ли не абсолютная "выкачка" продовольствия - опасавшееся репрессий население предпочло подчиниться власти. Но когда разразился голод, помощи жители этих мест не получили никакой. Более того, в сентябре 1921 г. был запрещен выезд из района (25) - в итоге наблюдалась огромная смертность. (26) Сходную ситуацию мы наблюдаем в соседней Самарской губернии. Пугачевский и Бузулукский уезды были в 1920-1921 гг. едва ли не самыми взрывоопасными - там действовали и повстанцы Сапожкова, и Серова и некоторые иные отряды. В начале 1922 г. оба уезда названы в инфсводке ВЧК по Самарской губ. как находящиеся в самом катастрофическом положении - где, в частности, "обнаружены неоднократные случаи людоедства". [112, С.562.] Об употреблении в пищу травы и людоедстве в этих уездах вновь повторялось в инфсводке от 12 мая. [112, С.626.] Перемен к лучшему не наблюдалось.

В документации тех трагических месяцев эмоции наблюдаются только в обращениях с мест. Документы из руководящего центра (губернии, уезда), напротив, спокойны. Обращает на себя внимание существование своеобразного стереотипа мышления, что любая критика Советской власти есть контрреволюционная пропаганда. Так, губисполком, указывая Краснохолмскому райисполкому, что там не организована уборка трупов, "которые валяются по несколько дней, а иногда и неделями", подчеркивает, что этим "пользуются враги Советской власти и будоражат население агитационным путем." Далее очень спокойно рекомендуется: "убирать немедленно революционным путем. В случае надобности без соблюдения тех или иных формальностей". (27) Показательна и позиция местных партийных органов. Вот положение из докладной записки ответственного секретаря Шарлыкского РК ВКП(б) от 14 марта 1922 г.: "Голодная масса в силу нерегулярного и недостаточного снабжения гибнет ежедневно сотнями...Нет того уголка, где бы амбар не был заполнен трупами...Трупы являются лакомым куском [для] хищных животных: собак, волков, а подчастую и для людей. Смотришь, собака тащит руку, ногу или обгладывает череп. Такое положение в районе безболезненно не проходит на политической работе, да и на руку контрреволюции. [подчеркнуто нами - Д.С.] Мы слышали, как открыто говорит крестьянство, что до чего довели нас коммунисты...Райком планирует с наступлением оттепели нужно провести неделю уборки трупов. В нашем районе потребуется не менее 500 могил, зарывая в каждую по 200 или 250 человек". (28) Иными словами, захоронение умерших ("голодной массы") необходимо потому, что иначе это "на руку контрреволюции".

Несмотря на очевидную кризисность ситуации, коммунисты упорно не желали "поступаться принципами". Так, в январе 1922 г. ряд волостей Илецкого района потребовали ликвидации ревкомов и восстановления Советов, видимо, рассчитывая, что своя местная власть сможет помочь в борьбе с голодом. При этом крестьяне заявили готовность содержать Советы на свои средства. Илецкий ревком писал в губисполком, что вообще-то Советы восстановить надо - но туда наверняка попадут "кулаки". (29) Только в феврале, под нажимом масс райревком сам обратился в Оренбург с просьбой санкционировать восстановление Советов, поскольку население полностью игнорировало ревкомы. (30)

Спокойствие руководителей объяснялось их привилегированным, с точки зрения снабжения, положением - было ли это в Москве (31), или же в Оренбурге. "Ответственные" партийные и советские работники имели обеспеченные пайки. Нам кажется достаточно показательным одно дело ревтрибунала, ставшее известным относительно недавно, после того, как в Государственном архиве Оренбургской области был снят гриф секретности с этого фонда. На первый взгляд оно незначительно - двое работников Оренгубземотдела А.Сударев и А.Леншин - были привлечены к ответственности за преступление по должности. Для определения сортности зерна, поступавшего по железной дороге, по инструкции следовало брать по 2 фунта с мешка. Они же брали немножко больше - примерно 5 фунтов. Два, как и положено, потом сдавали, остальные брали в свою пользу и продавали на базаре. Как раз за продажей пшеницы 31 марта 1922 г. ОГПУ и арестовало А.Леншина. Затем наступила очередь А.Сударева. Следователь так и не смог высчитать общий ущерб: в одном вагоне бывало до 300 мешков, а через ст.Оренбург проходило порой по 12 вагонов. Правонарушение было, конечно, достаточно обыденным, но необычность его заключалась в другом. В качестве основного доказательства обвинения был использован дневник Сударева. Оба обвиняемых были "из крестьян": Александр Сударев, 26-ти лет, был родом из д.Капитоновки Бугурусланского уезда Самарской губ., агроном. Андрей Леншин, 25-ти лет, из с.Дмитриевского Каширинского уезда Оренбургской губ., бывший красноармеец, образование - двухклассная сельхозшкола, на момент ареста - техник Оренгубсемотдела.

Но Сударев не обычный расхититель народного имущества. Со страниц дневника перед нами встает простая и в чем-то привлекательная личность его автора. На первый взгляд необычна лишь форма записей - они в стихах; а в остальном это скрупулезное фиксирование мелких материальных удовольствий души и тела. Однако иногда он поднимается даже до философских обобщений. Но пожалуй самое основное - это то, к чему автор возвращается вновь и вновь - к поиску ответа на вопрос, почему в условиях всеобщего горя и страданий, он, как и другие советские управленцы, живет хорошо. Его крестьянское сознание не в состоянии преодолеть это противоречие - осознавая свою виновность и неизбежность кары, он не в состоянии добровольно отказаться от этого, уже однажды испытав все муки голода. (32) В итоге оба виновных были осуждены но, попав под амнистию ВЦИК, получили только по одному году тюрьмы. В декабре 1922 г. оба были досрочно освобождены. (33)

Но есть и еще один аспект проблемы - влияние усиливающегося голода на крестьянский протест.

Практически все отчеты с мест в первую очередь отмечали, что настроение населения "подавленное". Во-вторых, отмечалась враждебность к властям, как центральным, так и местным. В декабре 1921 г. Покровский волисполком сообщал председателю Илецкого райревкома: "Настроение населения данной волости поднято до неимоверной высоты народного негодования к местной власти, граждане находятся в полнейшем неподчинении вол. и сельсоветам, категорически отказываются от выполнения разного рода нарядов и обязанностей, которые требуется провести в жизнь волостными органами власти, совершенно отказываются от выполнения всякого требования". (34)

Недовольство властью носило не абстрактный характер, а именно из-за того, что последняя не оказывает никакой помощи. Линевский ревком сообщал 22.12.1921 г.: "Голодные граждане станицы ежедневно толпами являются в ревком и требуют категорически продовольственной помощи...Голодные заявляют, что если не будет продовольственной помощи, организуемся и будем брать силой у...граждан,..не разбирая, рабочий он или нет". (35) Не получая помощи от власти, крестьяне пытались обеспечить себя сами - почти повсеместно наблюдались попытки самовольно разобрать хлебные запасы со ссыппунктов и складов. По сообщениям с мест - "чуть ли не ежедневно той в той, то в иной местности многолюдные сборища к хранилищам". (36) Власти объявили задачу охранения ссыппунктов боевой. (37) Происходит резкий рост преступности - воровство, грабежи. И что показательно - при постоянном ухудшении положения крестьян, во всех документах постоянно присутствует замечание - "помощи нет". Постепенно политическая активность крестьян падает. В начале 1922 г. бюллетень Уфимского губЧК констатировал, что голод "окончательно атрофировал их [крестьян] мыслеспособность... В настоящий момент им совершенно безразлично: кто стоит у власти, какие мероприятия проводятся в жизнь, какую новую политику выдумало правительство." (38)

Смертность была огромной. По данным Уфимской комиссии Помгола убыль населения в некоторых местах составила более 50%. В "домах ребенка" - 70-90% [22, С.29] (39)

1 августа Оренбургско-Тургайский губисполком постановил считать губернию голодающей, и освободить Исаево-Дедовский, Шарлыкский, Покровский и Илецкий районы от продналога на хлеб и маслячные злаки. (40) Несколько позже Совет Труда и Обороны КАССР 27 августа 1921 г. принял решение: "Население Кирреспублики освободить от госналога на хлеб, картофель и масляничные семена". (41) Это означало два важных момента: первое - что до конца августа, несмотря на очевидность кризисного положения в крае, разверстка проводилась в полном объеме; и второе - что оставались прочие виды разверсток. А они продолжали взиматься, в частности, сено и мясо. Член Илецкого райисполкома Кольцов сообщал в райпродком 12 октября 1921 г., что крестьяне уже "едят березку, корни из-под камыша, много разных трав". Относительно разверстки он писал: "можно только собрать из продналога минимальное количество сена, мяса и только при помощи вооруженной силы". (42) Резкое ухудшение положения крестьян региона произошло осенью, примерно с октября 1921 г. (43)

Полная же катастрофа наступила в 1922 году. В первой половине февраля 1922 г. в Оренбургской губернии голодало около 570 тыс. чел. [126, С.16] В Челябинской губернии в марте 1922 г. голодало 709618 чел., в апреле их было уже 789682. (44) Голодающих в Башреспублике было в мае 1922 г. 92%. [112, С.627] Запасов продовольствия практически ни у кого не оставалось. В справке, представленной в январе 1922 г. из Илецкого района в губкомголод, приводился целый список эрзацей, употребляемых в пищу крестьянами: "1) куски сушеной кожи, приготовленные следующим образом, берется сырая кожа, рвется на части, палится на огне, после чего волосы очищаются, т.е. соскабливаются ножами, моется и употребляется в пищу; 2) из кожи, приготовленной таким же порядком и сваренной на огне частью с водой после долгого кипячения таковое сливается, кожа же перерубается на мелкие части и приготовляется жидкое холодное; 3) семена шиповника в неприготовленном виде; 4) семена белены и стебли ея, как шиповник, так и белена сушатся и перемалываются на муку, смешиваются, пекутся лепешки; 5) кровь в вареном виде; 6) кожа жареная; 7) лепешки с кровью и мукой белой и мукой шиповника; 8) хлеб из муки, пережженых костей и перемолотых корней гусятника; 9) мука из белены и шиповника." (45) Тогда же Илецкий ревком сообщал в губисполком, что "питание кошками и собаками якобы вошло в обычай и население уже к этому относится как к обычному явлению". (46) Чекисты Башреспублики сообщали, что "в пищу употребляются трупы, деревья, навоз, кости". [ 112, С.627.] Еще в декабре 1921 г. Шарлыкская райкомиссия сообщала в губкомголод о местных ценах на такие "продукты питания" - кошки стоили 15-18 тыс., собаки - по 100 тыс. руб. (47) В том же отчете указывалось, что в районе не успевают рыть могилы - приходится зарывать умерших в снег. По сведениям Илецкого ревкома в районе трупы "у дорог ставят как вешки, изображая просящего милостыню с протянутой рукой". (48) Имели место случаи людоедства и поедания трупов. В архивах сохранилось немало конкретных дел об этом. (49) В Башкирии это приобрело столь широкое распространение, что правительство совместно с Наркоматом Юстиции в апреле 1922 г. приняло специальное постановление "О людоедстве". Цель его заключалась в защите людей, прежде всего детей, от посягательств психически ненормальных граждан, которые стали такими от голода. Предусматривалось наказание вплоть до расстрела. [103, С.210]

В одном из докладов встречается многозначащая фраза: "Народ убит заживо". (50) Всеобъемлющая оценка случившегося, на наш взгляд, была дана в докладе "О голоде" Челябинского губпомгола: "Острое тяжелое голодание от 50-60 до 80-90 процентов всего населения, крайняя напряженность и тяжесть голода, чрезвычайно тяжелые формы голодания. Полное уничтожение всех хлебных запасов, в том числе семенных ресурсов, уничтожение всего имеющегося в хозяйстве скота, путем продажи и обмена на хлеб, путем потребления его в пищу, падеж остатков скота от бескормицы, распродажа всего имущества, переход к исключительному случайному питанию суррогатами, в том числе совершенно непригодных в пищу, например, белой глиной, илом, опилками, ядовитыми кореньями, питание кошачьим и собачьим мясом, падалью, отбросами мусорных ям и свалочных мест, наконец, всем, что только попадается, отравление, опухание, полное ослабление и истощение, неспособность к движению в поисках за пищей - ослабление до невозможности похоронить трупы родных, повальная и повышенная заболеваемость тяжкими болезнями - тифом, цингой, желудочными болезнями и т.д., усиленная смертность от них, массовые кражи и грабежи, убийство детей и др[угих] ослабевших членов семьи для избавления от мук голода, самоубийства на почве голода, трупоедство, людоедство и массовое вымирание от голода и истощения - вот вкратце все пережитые губернией кошмарные явления голода." (51)





Дата добавления: 2013-12-31; просмотров: 505; Опубликованный материал нарушает авторские права? | Защита персональных данных | ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ


Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Для студента самое главное не сдать экзамен, а вовремя вспомнить про него. 9941 - | 7459 - или читать все...

Читайте также:

  1. I. Введение. Американское общество на переломе (1945-1948) 19
  2. I. Введение. Рождаемость и смертность в XI-XV вв
  3. I. Введение. Современный бой является общевойсковым боем. Для него характерны применение ядерного оружия, участие большого количества сухопутных войск с их разнообразной
  4. Введение. (отрывок из новеллы - описание момента, когда главному герою снится странный сон)
  5. ВВЕДЕНИЕ. (разделы дисциплины, темы занятий, количество зачетных единиц и часов)
  6. ВВЕДЕНИЕ. 1 РАЗРАБОТАНЫ НИИ строительной физики Российской академии архитектуры и строительных наук, ЦНИИЭП жилища, Ассоциацией инженеров по отоплению, вентиляции,
  7. ВВЕДЕНИЕ. 1. Агафонов Е.В. Почвы и удобрения Кустанайской области: Учебное пособие /Е.В. Агафонов, Е.В. Полуэктов. 2-е изд. - Персиановка, 1999. – 90 с
  8. ВВЕДЕНИЕ. 1. В каких случаях А.С. Пушкин использовал гекзаметр?
  9. ВВЕДЕНИЕ. 1. Гальперин П.Я.. Ждан А.Н. История психологии: ХХ век. М.. 2003
  10. Введение. 1. Дайте определение науки экология
  11. ВВЕДЕНИЕ. 1. Декрет об отделении церкви от государства и школы от церкви. VIII отдел Наркомюста Совнаркома РСФСР 1917-1924г. .5


 

34.204.173.45 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.


Генерация страницы за: 0.006 сек.