double arrow

Градостроительная документация о застройке территорий городских и сельских поселений


Градостроительная документация о застройке территорий городских и сельских поселений (пункт 4 статьи 28 настоящего Кодекса) разрабатывается на основе градостроительной документации о градостроительном планировании развития территорий городских и сельских поселений и правил застройки по заказу застройщиков или органов местного самоуправления за счет их средств.

3. Графически изобразить схему градостроительного зонирования радиальной
планировки поселений («радиально-кольцевая» схема).

21 БИЛЕТ

1. Градостроительные концепции XX века.

Ошибки были учтены значительно позже составителями проекта пла­нировки Большого Лондона, работа над которым началась в 1943-1946 гг. Известный английский архитектор-планировщик Патрик Аберкромби возродил идею Говарда, но уже на качественно новом уровне. Он пред­ложил создать вокруг Лондона семь новых городов-спутников наподобие города-сада Лечворта, но гораздо большего размера и ближе к Лондону. Группы небольших взаимосвязанных городов, имеющие преимущества малого населенного места, обеспечен­ные удобной и быстрой транспортной сетью и единой системой обслужи­вания, должны были обладать всеми преимуществами большого города. Потребности роста, связанные с уве­личением численности населения, должны удовлетворяться не разрас­танием отдельных населенных мест, а прибавлением их числа в системе. Тем самым был заявлен принцип развития группы населенных мест и структуры города не равномерным наращиванием территории, а созда­нием системы городов-спутников.




Такого рода предложения по раз­уплотнению больших городов возникали в разное время и в разных странах. Подобные планы предла­гались и для Москвы на заре совет­ского градостроительства инженера­ми-планировщиками Б. Сакулиным и С. Шестаковым. Однако первый и пока единственный город-спутник в полном смысле этого слова — Зеле­ноград был построен только в 60-е годы прошлого века.

В целом решить проблему разуп­лотнения городов не удалось нигде, но идеи создания полноценного совре­менного города имели большое число сторонников-урбанистов. Поиски но­вых градостроительных форм, новых приемов планировки и архитектуры совмещались с поисками новых форм организации жизни. Начиная с 20-х годов прошлого столетия архитекто­ры предлагали все новые концепции городов: летающие, шагающие, пла­вающие, висящие на несущей системе опор. «Город будущего» архитектора Г. Крутикова состоит из двух частей: вертикальная — жилая, парящая в воздухе над горизонтальной — произ­водственной. Общественный корпус, имеющий форму кольца, объединяет восемь вертикальных пятиэтажных жилых корпусов; все части сообща­ются между собой (рис. 27).



Смысл движущегося «города бу­дущего», разработанного английской группой «Арчигрэм», состоит в воз­можности менять место своего жи­лища. Два существующих варианта имеют принципиальное отличие: го­род «Plug in city»(дословно — город, построенный по принципу электри­ческой вилки, вставляемой в розетку) состоит из «ствола обслуживания» с монтажным краном в центре, с по­мощью которого можно заменять жилые ячейки (рис. 28, а), город «ша­гающий краб» способен менять свое местоположение в поисках удобного и красивого места (рис. 28, б). В осно­ве всех предложений мобильного города лежат проблемы неуправля­емости роста городов и стремление наиболее рационального расселения. Однако городское образование рас­сматривалось в отрыве от промыш­ленности, загрязняющей окружаю­щую среду: город — «машина для жилья» и только.

В 1922 г. появилась гораздо более реальная урбанистическая идея. Зна­менитый французский архитектор Ле Корбюзье предложил проект «Луче­зарного города». Его центральную часть составляют гигантские стеклянные небоскребы-башни сложной конфи­гурации, геометрически правильно расставленные в пространстве. Комп­лекс башен окружен более скромной, но тоже многоэтажной застройкой, образованной непрерывной лентой домов с выступами, что позволяет организовать просторные, хорошо озелененные жилые дворы. Весь город открыт солнцу и свету, но благодаря высокой плотности застройки скон­центрирован на площади немногим более 70 км2 (для сравнения: цент­ральная часть Парижа при том же количестве жителей располагается на площади в 105 км2; рис. 29).



В 30-е годы советские архитек­торы приступили к разработке пер­спективных систем развития городов. Наиболее реалистичные предложения, которые оказали влияние на теории и проекты следующего по­коления градостроителей, принадле­жали Н. Ладовскому и Н. Милютину. Ладовский предложил направить развитие Москвы в северо-запад­ном направлении в виде открытой параболической структуры и таким образом остановить неуправляемое развитие города {схема 1).

Концепция линейного города па­раллельной структуры Милютина обеспечивала кратчайшие рассто­яния к местам приложения труда. Согласно проекту жилая зона насе ленного пункта должна располагать­ся параллельно производственной и отделяться от нее защитной зеленой полосой (схема 2).

В конце 50-х годов греческий те­оретик градостроительства Кон-стантинос Доксиадис, развивая идеи линейного города А. Сориа-и-Матта, разработалпринцип динаполиса, направленного б одну сторону роста города с открытой системой разви­тия, стержнем которой является на­правленно разрастающийся центр (схема 3).

Затем быстрорастущие города-динаполисы, сливаясь, должны сформироваться в мегаполис (эку-менополис1),который покроет об­ширные территории, преобразуясь в единый город для всего человечес­тва (рис. 30).

В 1960 г. выдающийся японский архитектор Кендзо Танге предлага­ет смелый, но реальный план рекон­струкции Токио и распространения его на поверхность Токийской бух­ты (рис. 31). Реорганизация решала следующие задачи: переход от ра­диальной к линейной системе раз­вития; поиск средств для единства структуры города, его транспортной системы и архитектуры; создание открытой пространственной систе­мы, обеспечивающей мобильность современного города.

К середине 70-х годов прошлого столетия размышления на тему го­родов буживого. Деятельность человека дав­но стала реальной силой, способной изменить Землю. Результаты неко­торых видов этой деятельности вы­глядят сегодня угрожающе. В конце 70-х годов возникает идея создания экологического города —экополиса. Сторонники этой идеи рассматрива­ли город как место обитания людей, растений, животных, микроорганиз­мов в едином сообществе, где духов­ный потенциал человека может рас­крыться наиболее полно. Правильно организованный природный комплекс города может снять экологическую перегрузку пригородных территорий, куда устремляются лавины людей в выходные дни. Тепло, вырабатываемое промышленными предприятиями и энергосистемами, можно использо­вать в теплицах и оранжереях, что сделает город не только потребите­лем, но и производителем продуктов питания. Но город не может быть са­модостаточным, он является частью природной системы, преобразованной хозяйственной деятельностью чело­века. Влияние этой деятельности на природную среду настолько велико, что проблемы города не могут рассма­триваться в отрыве от его окруже­ния, а развитие экополиса означает стремление к созданию безвредных производственных процессов и без отходных технологий. Идея города-экополиса привлекательна еще и тем, что может дать человеку возмож­ность непосредственного общения с сомасштабной ему природой, что жизненно необходимо современному жителю, испытывающему перегруз­ки от потоков информации и стрессовых ситуаций. Для психологиче­ского комфорта важным является соотношение человека с габаритами окружения, поэтому возрождение сформированных историей градо­строительства соотношений размеров кварталов, улиц и площадей — ре­альная необходимость.

2. Проекты застройки городских и сельских поселений







Сейчас читают про: