Студопедия


Авиадвигателестроения Административное право Административное право Беларусии Алгебра Архитектура Безопасность жизнедеятельности Введение в профессию «психолог» Введение в экономику культуры Высшая математика Геология Геоморфология Гидрология и гидрометрии Гидросистемы и гидромашины История Украины Культурология Культурология Логика Маркетинг Машиностроение Медицинская психология Менеджмент Металлы и сварка Методы и средства измерений электрических величин Мировая экономика Начертательная геометрия Основы экономической теории Охрана труда Пожарная тактика Процессы и структуры мышления Профессиональная психология Психология Психология менеджмента Современные фундаментальные и прикладные исследования в приборостроении Социальная психология Социально-философская проблематика Социология Статистика Теоретические основы информатики Теория автоматического регулирования Теория вероятности Транспортное право Туроператор Уголовное право Уголовный процесс Управление современным производством Физика Физические явления Философия Холодильные установки Экология Экономика История экономики Основы экономики Экономика предприятия Экономическая история Экономическая теория Экономический анализ Развитие экономики ЕС Чрезвычайные ситуации ВКонтакте Одноклассники Мой Мир Фейсбук LiveJournal Instagram

Гражданская война в жизни и творчестве М. А. Шолохова




1__

1__

Французская Республика и правительство генерала П. Н. Врангеля в 1920 г.

1__

1_2

1_0

чинаниям в искусстве, в которых и проявлялись характерные чер­ты Гражданской войны.

Несомненно, большевики вели ожесточенную борьбу за власть, и эта борьба выражалась в военных/политических противостояни­ях белому и «зеленому» движению, но и в способах воздействия и внушения необходимости и правильности своей идеологии всем слоям населения советской республики.

Развитие агитмассовых форм искусства было задумано вождем красного движения В. И. Лениным как часть программы преоб­разований культурной революции в отсталой стране. Особое вни­мание при создании политической рекламы уделялось образной, наглядной форме представления героев Гражданской войны — большевиков, красноармейцев, пролетариев, крестьян. Благодаря таким визуальным упрощениям она становилась понятной всем слоям населения, включая безграмотных.

Ленин видел огромные возможности художественной пропа­ганды в виде красочных плакатов, картин на агитпоездах, напол­ненных сюжетами жизненных реалий и духом политические идей и преобразований.

Одной из форм плакатного искусства были расписанные агит­поезда, окруженные специфической звуковой атмосферой и осна­щенные киноустановками и театральными агитбригадами, распро­странившими на всем пути следования множество плакатов, газет и другой разнообразной печатной продукции. Основными пасса­жирами таких сооружений были лекторы и агитаторы.

На частых остановках в глухих городах, они привлекали всеоб­щее внимание, играли немалую просветительскую роль в разроз­ненной стране, лишенной информации о происходящих событиях.

На бортах этих сооружений проводились сатирические и геро­ические представления на актуальные темы, выступал кукольный театр, пелись песни и частушки, а также выступали с речами ора­торы, из высказываний которых рождались популярные лозунги, скандировавшиеся народными массами, и, впоследствии, перехо­дившие из вербальной формы в письменную.

С 29 апреля 1919 г. по 12 декабря 1920 г. совершил 12 длитель­ных поездок и побывал на всех фронтах агитпоезд «Октябрьская революция». Он состоял из 17 вагонов, каждый был расписан профессиональными художниками, такими как: М. Черемных, И. Ефимов, В. В. Хвостенко и др.


1_1

Сюжеты росписей — реалистичные и символьные изображения людей в контексте революционных событий, сопровождались раз­личными надписями: лозунгами, призывами и др. В те же сроки по реке Каме и Волге ходил агитпароход «Красная звезда».




Эти сооружения можно назвать продолжительной политичес­кой рекламной кампанией, целями которой можно считать: рас­пространение агитационной и печатной продукции; организация митингов: показ агитфильмов; выпуск в передвижной типографии листовок, а затем их распространение.

«В общем итоге поезда обслуживали 96 губерний, сделав 775 ос­тановок, из которых 96 — в губернских городах, 189 — в уездных, 468 — в селениях и специально на заводах — 14. Всего на остановки затрачено 659 суток. На остановках пребывало 2 752 000 человек»1.

В период с 1918 по 1920 г. свою популярность приобретали рек-ламно — агитационные представления, организатором которых была интеллигенция. Они создавались по случаю годовщины Ок­тябрьской революции и в период Первомайских праздников.

Еще одно средство распространения большевистской идеоло­гии — агитационно — политические плакаты. Красное движение довольно часто прибегало к такого рода рекламе, так как она была более действенной. Проникая вглубь сознания людей, внушала не­обходимость изменения организации властных структур и полити­ческой ситуации в стране для построения развитого государства.

Основная задача плаката — говорить о главном: «о жизни и смерти, борьбе и победе, насилии и свободе, хлебе и человечестве, настоящем и будущем»2.

Во время Гражданской войны появился очень интересный тип плакатного героя — красноармеец, который сразу появляется на нескольких агитационно — политических плакатах, отличитель­ным признаком, встречающимся порой можно назвать шинель.



Можно считать, что этот типаж становиться ключевой фигурой плаката. Для красноармейца характерно: наличие красной звезды на шапке, костюм, преобладание красного цвета на плакате. Глав­ным представителем этого типа можно считать «Вперед на защиту Урала!» и «На защиту Петрограда!» — автор этих плакатов Алек­сандр Апсит. Но красноармеец пока на них не был красноармей­цем, он был всего лишь рабочим, на шапке изображался символ

1 Полонский В. Русский революционный плакат. - М., 1925. - С. 60.

2 Там же. - С. 13-14.


советской власти — красная звезда, которой в то время еще не уде­лялось особого внимания.

На втором плакате защитник Петрограда являлся центральной фигурой, стоящей в одном ряду с крестьянином матросом, осталь­ными бойцами.

Эти ранние плакаты обращались к зрителю в призывной форме и ставили красногвардейца в один ряд с революционными силами.

Начиная с 1920 г. красноармеец перестал изображаться в окру­жении, состоящем из рабочего, крестьянина, солдата или матро­са, которые являлись организационной опорой советской власти. Он превратился в бойца одиночку — символ революции, борьбы, большевиков, советской власти, красной армии, прогресса, добра или человечества.

Боец одиночка не всегда предстает перед зрителем в сценах боя, он фигурирует и в роли защитника.

Также с 1920 г. появляется типаж рабочего, теперь он приобре­тает свои символы, атрибутом рабочего является молот. Его пред­почитают изображать в перспективном искажении в виде «богаты­ря — пролетариата»

Типаж крестьянина изображался на плакатах меньше всего, а если и появлялся, то чрезвычайно редко. Такой типаж изображал­ся в виде крепкой бородатой мужской фигуры с косой или серпом в руках, это были стереотипные представления городской интел­лигенции о русском крестьянине.

Плакаты, изготовленные в период с 1918 по 1921 г. можно раз­делить на две группы: антивражеские (т. е. плакаты, на которых главное внимание уделяется изображению врага); триумфальные (плакаты, говорящие зрителю о победе над врагом, о светлом буду­щем, о достижениях революции).

Конечно, в реальной ситуации преобладали плакаты 1-й груп­пы, они помогли Красной армии победить в Гражданской войне, так как в основном они изображали врагов в неблагоприятном све­те, но к 1920 г. они (большевики) меняют ориентиры и уже изобра­жают триумфальный вид плакатов, т. к. меняется их политическая позиция, заканчивается критическая фаза и события происходят в их пользу, поэтому все больше и больше появляется плакатов с изображением блистательных героев.

Вскоре к типажам врагов добавляются новые герои плакатов: буржуй — капиталист, белый генерал и (с началом Польской вой-


1_3

ны в апреле 1920 г.) польский захватчик, помещик и классовый враг, польский пан. Все враги изображались тучными, жирными и некрасивыми. Польский пан угрожал пролетариату как классовый враг. Он унижал пролетариат России и бросал ему вызов, опусто­шал его русскую родину. В месяцы польской компании были со­зданы самые кровавые и жестокие плакаты.

Антивражеские плакаты не служили восхвалению революции. В них подчеркивается значение революционной борьбы для дости­жения мечты человечества — светлого будущего, с одной стороны, а с другой, это будущее обретает определенную географическую локализацию с целью конкретизации и внушения мысли о необхо­димости и целесообразности такой защиты.

По подсчетам специалистов за время 1918 — 1920 гг. было вы­пущено около 3 694 разновидностей плакатов. Тираж некоторых особо важных произведений достигал 20 — 50 тысяч экземпляров, в некоторых случаях и более.

Тексты на плакатах становились неотъемлемой частью художес­твенной композиции, они были призваны не только разъяснять изображение, но и восприниматься со стороны народа как пря­мые призывы к действию. Лозунги соответствовали определенным критериям: они должны были быть предельно краткими, выра­зительными; они должны были звучать так, словно выкрикивают свое содержание, идеи, навстречу людям.

Различные социальные группы были привлечены такими гром­кими революционными лозунгами и обещаниями социальной и национальной справедливости. Благодаря таким действенным средствам пропаганды руководство большевиков сумело предста­вить себя защитником отечества и обвинить своих противников в предательстве национальных интервентов.

По данным военной цензуры большая часть подпольных типог­рафий начали возникать летом 1919 г. В типографии привлекались подпольщики, печатники и наборщики для разработки, создания и распространения печатной продукции.

Внезапный рост полиграфической продукции представлял со­бой своеобразный ответ Белому движению, которое в это время выражало особо сильное недовольство и протест против больше­вистской идеологии.

Стилистика плакатов вбирала в себя разнообразную символику и новые художественные приемы агитмассового искусства.


Одна из самых известных пар, старавшихся внести новизну в плакатное творчество, состояла из художника М. Черемных и по­эта В. Маяковского, они совместно придумывали плакаты, по­мещали их в «Окна сатиры» РОСТА. Эти плакаты появлялись с помощью трафаретов, поэтому они были максимально схематизи­рованы, в них отсутствовали какие — либо детали, картинки были угловатыми и четкими. «Схематизм придавал фигурам положи­тельных образов оттенок монументальности, отрицательные же образы приобретали, вследствие схематизма, дополнительную са­тирическую остроту»1.

В годы Гражданской войны 1917 — 1920 гг. существовало мно­жество различных жанров рекламы. Эти жанры не были рассчи­таны на длительное существование, они возникали и угасали под действием исторических событий.

Осмысливая сегодня развитие художественной культуры XX века в России, можно придти к выводу, что главным оружием в борьбе за власть стала агитационная реклама.

Бабинцев и.

Несмотря на бесспорный интерес, существующий сейчас к де­ятельности белого движения на территории России в годы Граж­данской войны (1917 — 1922), проблема взаимодействия прави­тельства генерала Врангеля и Французской республики в 1920 г. все еще продолжает оставаться недостаточно разработанной. В то же время современники тех событий ясно указывали на важность этих взаимоотношений в деле успеха Белого движения: «Вранге­лю, оценивавшему свои шансы на боевой успех как один из ста, было ясно, что спасения в данный момент можно было ждать не от бряцания оружием и что нужно сделать попытку каким-нибудь образом использовать посредничество союзников….»2.

1 Ученова В. В.История отечественной рекламы.1917 - 1990: Учеб.пособие. - М.,

2004. - С. 56.

2 Оболенский В. Крым при Врангеле: Мемуары белогвардейца. - М.; Л., 1927. -

С. 10.


1__

Многие исследования лишь вскользь касаются этого вопроса. Документальные материалы весьма ограничены, а многие доку­менты той эпохи все еще не открыты Французским правитель­ством. Поэтому на сегодняшний день важнейшим источником можно считать «Записки» генерала П. Н. Врангеля, в которых он помимо своих воспоминаний приводит многие документы.

При А. И. Деникине правительство Юга России во внешней по­литике ориентировалось на Великобританию. Однако британское правительство стало настаивать на прекращении неравной и без­надежной борьбы. В случае отказа оно намеревалось прекратить всякую поддержку и какую то ни было помощь. Поэтому пока пра­вительство Юга России не заручилось помощью более надежных союзников, П. Н. Врангелю приходилось соглашаться с англича­нами на ведение мирных переговоров с большевиками. Он просил 2 месяца на улаживание дел1.

Врангель начал поиск новых союзников, на которых он мог бы опереться в своей борьбе. В разговорах с иностранными мис­сиями он «неизменно подчеркивал значение борьбы не только для самой России, но и для всей Европы», указывал, что «доколе в Москве будут сидеть представители интернационала, ставящие себе задачей зажечь мировой пожар, спокойствия в Европе быть не может. Не может быть и экономического равновесия, пока с мирового рынка будет выброшена шестая часть света»2. Что ка­сается Франции, то ее правительство первоначально решило «со­гласовывать свои действия с правительством Великобритании, дабы поддержать генерала Врангеля». Но, когда польская армия крупными силами повела наступление на Киев, позиция Франции изменилась. 18 апреля 1920 г. Врангелю сообщили, что французс­кое правительство выступает против любого соглашения генерала Врангеля с большевиками. Это подтолкнуло Петра Николаевича к переориентации с Англии на Францию3.

В мае генеральный секретарь французского министерства инос­транных дел М. Палеолог заверил П. Н. Врангеля, что французское правительство признает все значение русского убежища совести и

1 Белые генералы: Корнилов, Краснов, Деникин, Врангель, Юденич. - Ростов‑н/Д,

1998. - С 316.

2 Врангель П. Н. Записки (ноябрь 1916 г. - ноябрь 1920 г.). - Кн. 2. - М., 1991. -

С. 73.

3 Краснов В. Г. Врангель. Трагический триумф барона. - М., 2006. - С. 428.


права, что оно приложит усилия для снабжения его продовольс­твием и материалами для защиты от наступления большевиков, а Черноморский флот будет препятствовать высадке противника на побережье Крыма. Наконец, в случае невозможности продолже­ния борьбы, Франция будет способствовать эвакуации с полуост­рова1.

В июне красные войска достигли значительных успехов на польском фронте. Общественное мнение Франции, сделав ставку на Польшу, волновалось. Интерес к Врангелю во Франции заметно увеличился. Французская печать весьма сочувственно отзывалась о «широкой либеральной» политике правительства Юга России. П. Б. Струве, глава управления иностранных сношений в прави­тельстве Врангеля, был принят председателем французского пра­вительства А. Мильераном. Зная, что французы потеряли 12 — 13 млрд. франков в результате аннулирования долгов советским пра­вительством, и что это стало главной причиной желания францу­зов оказать помощь, Струве заявил: «Эта политика, устанавливая взаимоотношения между русскими и иностранцами, должна будет исходить из двух основных принципов экономической жизни ци­вилизованных народов: а) права частной собственности и б) сво­боды в экономическом отношении»2.

Успехи Русской армии способствовали тому, что Мильеран согласился признать правительство Вооруженных сил Юга Рос­сии де-факто. Были поставлены следующие условия: признать все долговые обязательства, предшествующих русских правительств в доле, соответствующей занимаемой территории; признать проис­шедший в процессе революции переход земли в руки крестьян, ко­торый должен был быть утвержден на праве собственности; создать в подходящий момент народное представительство на демократи­ческих основаниях. Это был огромный успех в деле закрепления международного положения правительства Врангеля. Признание французами правительства юга России открывало возможность существенных облегчений и в вопросах снабжения.

Французскому коммерческому агенту в Лондоне Г. Гальгуэ, было поручено прекратить всякие сношения и переговоры с Каме­невым и Красиным. Французы предоставили Врангелю заем в 150

1 Врангель П. Н. Записки. – С. 79.

2 Там же. – С. 97.


1_7

млн. франков. Из Франции в Крым отправили тяжелую артилле­рию1.

В связи с тем, что зависимость Врангеля от французской помо­щи возрастала, генерал изменил свою точку зрения на совместные действия с поляками. Если раньше он считал, что в междоусобной войне одной части России против другой никакое иностранное командование невозможно2, то теперь Врангель предложил объ­единить командование польскими и русскими войсками в лице французского генерала. Французское правительство признало со­глашение с поляками желательным. Поляки также согласилось на формирование Русской армии, численностью до 80 000 человек, в пределах Польши. Роль Франции в осуществлении этого вопроса должна была быть доминирующей.

П. Н. Врангель всячески старался увеличить размеры пре­доставляемой помощи: «Было бы очень желательно содействие французского флота при овладении Очаковом. Наша армия раз­дета и 110 тысяч бойцов должны быть одеты по-зимнему. Необхо­димо усиление нас орудиями, так как запас английских снарядов приходит к концу. Материальная часть авиации, танков пришла в полную негодность. Ощущается недостаток ручного оружия. Для флота нужны шестидюймовые пушки Канэ, 75-мм пушки и снаря­ды к ним»3. Требовались средства связи, медицинские средства.

Независимо от предоставления Русской армии военного снаб­жения, осуществление наступления требовало и значительной де­нежной помощи в виде ссуды, покрыть которую Врангель предла­гал в виде экспорта во Францию зерновых продуктов, угля и других сырьевых продуктов, из территорий уже занятых и предположен­ных к занятию Русской армией. Западноевропейские государства и в частности Франция, жестоко пострадавшая за войну, испыты­вали большой недостаток в хлебе и появление в Марселе парохода с грузом хлеба, 275 тысяч пудов, было отмечено почти всей фран­цузской печатью4. Между французским правительством и генера­лом Врангелем был заключен наступательный и оборонительный союз сроком на 20 лет. Французское правительство обязывалось восстановить русские оружейные и снарядные заводы и вооружить

1 Белые генералы: Корнилов, Краснов, Деникин, Врангель, Юденич. - С 317.

2 Врангель П. Н. Записки. - С. 77.

3 Там же. - С. 161.

4 Там же. - С. 168.


русскую армию. В целом такое «соглашение» делало французов полными хозяевами России1.

Интересно заметить, что французы старались всячески мини­мизировать издержки на помощь русским за счет различных «под­ручных средств». Так, 23 августа 1920 г. французский посол в Бу­харесте добился согласия румынского правительства на передачу Врангелю военных материалов, оставленных на территории Румы­нии во время Первой мировой войны русскими войсками. В Крым также направлялись солдаты русского экспедиционного корпуса, действовавшего во Франции2.

В сентябре новый председатель французского правительства Ж. Лейг заявил, что «Франция не забудет помощи, оказанной ей Россией в начале войны». В Крым было направлено представи­тельство французского правительства, во главе с верховным ко­миссаром графом де Мартелем. Франция намеревалась сделать все возможное, чтобы результаты рижских переговоров наименее гибельно отразились на положении Врангеля в Крыму. Донесения официальных и неофициальных иностранных агентов единодуш­но подчеркивали огромные результаты, достигнутые новым южно­русским правительством. Отмечался ряд реформ, особенное значе­ние придавалось аграрной реформе и достигнутому соглашению с казачьими государственными новообразованиями3.

Врангель четко отдавал себе отчет в том, что размеры французс­кой помощи зависят от активности его армии: «Засев в Крыму, мы перестали бы представлять угрозу советскому правительству и тем самым теряли всякий интерес в глазах западных стран»4.

6 октября 1920 г. на броненосце «Provence» прибыла француз­ская миссия, во главе с верховным комиссаром графом де Мар­телем, который заявил: «Франция никогда не вступала на путь соглашательства с советской властью, поставившей себя, по собс­твенному желанию, вне законов признаваемых всеми… Франция, противница всякой тирании, не колеблясь сделала свой выбор. Этот выбор пал на тех, кто оказался верным заключенному союзу и принятым в прошлом международным обязательствам…. Фран­ция, которая и по сей день залечивает раны, нанесенные ей вой-

1 Краснов В.Г. Врангель. Трагический триумф барона. - С. 466.

2 Там же. - С. 477.

3 Врангель П. Н. Записки. - С. 170.

4 Краснов В. Г. Врангель. Трагический триумф барона. - С. 495.


1_9

ной, которая сама еще заканчивает восстановление разрушений на собственной территории, приняла решение оказать вам в полном объеме свою нравственную поддержку, а также и материальную помощь в пределах возможного». 22 октября Струве изложил пре­зиденту республики финансовое положение, план займа. В Крым был направлен транспорт «Рион» с теплой одеждой для войск, ар­тиллерийскими припасами и пр. Казалось, долгожданная помощь приходила. «Не поздно ли?» — спрашивал себя Петр Николаевич1.

Русская армия в октябре оставила Северную Таврию и не смог­ла удержать Крым. Началась эвакуация. 31 октября генерал Вран­гель, граф де Мартель и адмирал Дюменель подписали конвенцию, согласно которой Главнокомандующий Русской армией должен был передать «свою армию, флот и своих сторонников под покро­вительство Франции, предлагая Франции в качестве оплаты дохо­ды от продажи военного и гражданского флота»2. Крейсер «Гене­рал Корнилов», на котором П. Н. Врангель покинул Крым, ушел в сопровождении французского крейсера «Waldeck-Rousseau».

Следует заметить, что отношение офицерства к роли французов в политике генерала Врангеля было довольно негативным. В част­ности генерал-лейтенант А. Я. Слащов-Крымский полагал, что их присутствие противоречило идее «отечества». Хотя в последствии он сам же признал неправоту своих суждений: «Да разве можно было вести эту классовую борьбу без поддержки иностранного ка­питала? Врангель был последователен: стал наемником — и делай, что хочет твой хозяин, а хозяин был против заключения мира, и Врангель подчинялся французам»3.

Таким образом, в отношениях с правительством Французс­кой Республики был достигнут наиболее существенный прогресс. Правительство юга России было признано де-факто, была оказа­на «нравственная» и материальная помощь. Однако полного фор­мального признания правительство Врангеля так и не получило, не удалось ему также добиться крупного иностранного займа. В результате казне хронически не хватало денег, не на что было заку­пить необходимое количество вооружения, боеприпасов, обмун­дирования, снаряжения, топлива. Помощь носила ограниченный характер и зависела от ситуации на фронтах. Уклонение Франции и

1 Врангель П. Н. Записки. - С. 189.

2 Краснов В. Г. Врангель. Трагический триумф барона. - С. 510.

3 Гражданская война в России: Оборона Крыма. - М., 2003. - С. 134.


Великобритании от бескорыстной материальной помощи Русской армии привело Врангеля к полному разочарованию в союзниках.

Так или иначе, генерал Врангель предпринял достойную ува­жения попытку «сохранить честь русского знамени». Еще в марте 1920 г., словно пророчествуя, он сказал: «Я делил с армией славу побед и не могу отказаться испить с ней чашу унижения»1.

Багина м.

Практически сразу после Октябрьской революции 1917 г. про­тив новой власти начались вооруженные выступления ее полити­ческих противников. Преданные советскому правительству отря­ды Красной гвардии в конце октября и в ноябре 1917 г. подавили антибольшевистские выступления в Петрограде, Москве и других местах. Выступления имели локальный характер, были разрознен­ными и быстро подавлялись, но они были первыми очагами граж­данской войны, вскоре охватившей всю страну.

События Гражданской войны в России вызывали у ее участ­ников прямо противоположные отклики, они винили друг друга, учили ненавидеть и карать. Когда года минули, страсти улеглись, начали появляться произведения, которые стремились показать события войны объективно, внушить читателям мысль о том, что Гражданская война — трагедия нации.

Этот исторический момент не мог не найти отражения в произ­ведениях многих авторов — А. Фадеева, И. Бабеля, многих других. Среди них был и М. А. Шолохов. Гражданская война сыграла свою роль в его жизни и стала одной из главных тем его произведений.

Михаил Александрович Шолохов родился на Дону в 1905 г., в простой семье — его отец сеял хлеб на арендованной казачьей земле, был приказчиком, управляющим паровой мельницей. Мать, украинка, быстро выучилась грамоте, чтобы переписываться с сыном, когда тот уехал учиться в Воронеж. Учебу Шолохова прервала революция 1917 г. и Гражданская война. Окончив четыре класса гимназии, он в 1918 г. вступил в Красную Армию, несмотря 1 Врангель П. Н. Записки. – С. 9.


на то, что многие донские казаки присоединились к белой армии, боровшейся против большевиков. Будущий писатель сначала служил в отряде тылового обеспечения, а затем стал пулеметчиком и участвовал в кровопролитных боях на Дону.

Он стал свидетелем «ключевых моментов» истории страны и в своем творчестве отразил все этапы борьбы и строительства ново­го государства. По художественным и публицистическим произ­ведениям Шолохова можно изучать историю нашего государства, настолько они правдивы. Он отображает жизнь такой, какой она была в то время.

В середине 1920-х гг. начинают печататься его рассказы «Пастух», «Продкомиссар» — произведения, позже объединенные писателем в «Донские рассказы». В них Шолохов показывает правду Граждан­ской войны, которая разделила вчерашних друзей, даже членов од­ной семьи на два непримиримых лагеря. Смертельная схватка меж­ду борцами за новую жизнь и теми, кто отстаивал старые порядки, хотел повернуть страну на старые рельсы, — основная тема «Донс­ких рассказов». В этих произведениях Шолохова нет «счастливых», «благополучных» концовок, так как не может быть счастья и покоя, душевного равновесия в такой кровавой круговерти.

Над романом-эпопеей «Тихий Дон» Михаил Александрович работал вплоть до 1940 г., обращался к нему и позже. Центральное место в романе занимают события Гражданской войны на Дону, и в частности история верхнедонского контрреволюционного вос­стания казаков. Эта страница Гражданской войны до Шолохова была плохо изучена историками. Писатель проделал громадную работу, собрав большое количество подлинных документов, вос­создал действительную картину тех трагических событий.

Роман-эпопея М. А. Шолохова «Тихий Дон» — это эпическое произведение о судьбе российского казачества в годы Первой ми­ровой и Гражданской войн, признанное одной из вершин русской и мировой литературы ХХ века. Роман повествует о сложнейшем времени в жизни России, принесшем огромные социальные и мо­ральные потрясения. В единстве — как это и было в действитель­ности — трагедийного и героического начал, выраженных через драматическую судьбу казачества, заключаются главное истори­ческое своеобразие и сила романа.

Шолоховский роман «Тихий дон» (1925 — 1940 гг.) по тональ­ности существенно отличается от «Донских рассказов», создан-


ных автором по горячим следам событий Гражданской войны. Взвешеннее здесь оценки, мудрее автор, объективнее повество­вание.

Показывая трагические события Гражданской войны на Дону, писатель создал яркие, правдивые, живые образы людей, стол­кнувшихся в яростно-непримиримой борьбе. Людей близких, родных, отцов и сыновей, поднявших руку друг на друга Михаил Александрович Шолохов, создавая роман-эпопею «Тихий Дон» в переломные годы революции и Гражданской войны, большое мес­то уделяет женщине-казачке: ее нелегкому труду в поле и дома, ее горю, ее щедрому сердцу. Он показал жестокость и милосердие, душевные страдания и надежды, их души, их характеры, радости и несчастья, поражения и победы. Трагическое величие их жизни. Да и могла ли быть жизнь русских людей иной в переломную, ре­волюционную эпоху?

Шолохов не случайно начинает роман с показа мирной жизни на Дону, задолго до трагических событий: войны и революции. Он как бы стремится поделиться с нами теми мелкими подроб­ностями быта казачьего хутора Татарского и станицы Вешенской, где люди не ощетинились еще в смертельной схватке, не превра­тились в злобных врагов. Мирно живут и занимаются хозяйством «крепкие хозяева» Пантелей Прокофьевич Мелехов и его буду­щий сват Мирон Коршунов, мучается рядом со Степаном Аста­ховым Аксинья, растет и расцветает Наталья, готовится к смерти дед Гришака. Их радости, быт, труд, мысли и надежды с теплотой и симпатией изображает писатель. Крестьянский труд (пахота, покос, уборка урожая, молотьба), полная гармония его героев с окружающей богатой природой Дона рождают мысли о вечности, устойчивости этого мира, о незыблемости его нравственных ус­тоев и истин («не пакости соседу, на тяжелую работу наваливайся миром»).

И вот с началом войны 1914 г. «всколыхнулся, взволновался православный Тихий Дон». Всего 4 года оставалось до начала тра­гических событий Гражданской войны. Дон еще не «раскололся», но одногодки Григория Мелехова поставлены уже под ружье и учатся убивать. Пройдет совсем немного времени, и, сменив обще­человеческие ценности на сиюминутные политические, эти люди объединятся в некие военные сообщества и начнут убивать друг друга, искренно веря в то, что они совершают благие дела. Подтел-


ков и Мелехов, Кошевой и Коршунов в своей яростной борьбе не щадят братьев, сватов, крестных, пока не начинают захлебываться своей и родной кровью.

В 1917 г. война превратилась в кровавую смуту. Это уже не отечественная, требующая от каждого жертвенной обязаннос­ти, а братоубийственная война. С наступлением революционной поры резко меняются отношения между классами и сословиями, стремительно разрушаются нравственные устои и традиционная культура, а с ними и государство. Тот распад, что был порожден моралью войны, охватывает все социальные и духовные связи, приводит общество в состояние борьбы всех против всех, к утрате людьми Отечества и веры.

Нельзя не упомянуть, что в советской историографии части ка­зачества преподносилось как союзник большевиков. В исследо­ваниях же современных историографов показан первоначальный нейтралитет казачества, который послужил причиной поражения белогвардейцев. Так позиция автора «Тихого Дона» опередила объективную оценку историков на 50 лет.

Богомолов е.

«Демократическая контрреволюция» в Гражданской войне

Вопросы истории первых послереволюционных лет вновь и вновь оказываются в центре внимания историков и политиков. Изучение социально-политических процессов в России начала ХХ в. позволяет увидеть варианты альтернативных путей разви­тия страны. В этой связи особый интерес представляет недолгая и чрезвычайно трагическая деятельность так называемой «демокра­тической» контрреволюции.

«Демократическая контрреволюция» заслуживает внимания, прежде всего как доказательство несостоятельности идеи «третье­го пути» в революции. Этот «третий путь» являлся единственным демократическим компромиссом, могущим увести Россию из-под власти тоталитаризма и политической реакции. Руководителем этой «третьей силы» эсеры считали свою партию. Концепцией






Дата добавления: 2013-12-31; просмотров: 1104; Опубликованный материал нарушает авторские права? | Защита персональных данных | ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ


Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Как то на паре, один преподаватель сказал, когда лекция заканчивалась - это был конец пары: "Что-то тут концом пахнет". 8224 - | 7887 - или читать все...

Читайте также:

 

18.206.15.215 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.


Генерация страницы за: 0.012 сек.