double arrow

САТИРИЧЕСКИЙ КОММЕНТАРИЙ

В начало

Данный тип текста представляет собой феномен, родственный аналитическому комментарию. Очень часто сатирический комментарий по своим размерам и полемической остроте напоминает описанный в главе 3, посвященной аналитическим жанрам, вид комментария, который называется репликой. Однако от аналитического комментария сатирический отличается тем, что доминирующим признаком данного вида текста, позволяющим относить его к семье художественно-публицистических произведений, является ярко выраженная целевая установка автора – высмеять тот феномен, который привлек его внимание.

Реализуя эту цель, журналист обращается прежде всего к методам художественного осмысления действительности. Чаще всего он использует для этого сатирическую типизацию (она является видом художественно-образной типизации), иронию, литоту, гиперболизацию. Чаще всего сатирический комментарий в настоящее время публикуется по следам актуальных и наиболее нелепых или вредных действий различных политических деятелей, властей, учреждений и пр., действий, способных вызвать определенный общественный резонанс.

Из публикации «Как зеленый крокодил на площадь Красную ходил»

(Независимая газета. 25 августа. 1999)

Мчу тут с работы на работу, а навстречу крокодил Гена хвост волочит. «Эх, дороги...» – распевает во всю глотку. И меха гармошки на разрыв растянуты. «Сменил репертуар, что ли, Геныч, – спрашиваю». – «Да нет, – говорит, – просто мы с Чебурашкой в гости на Красную площадь ходили». – «Ну ты, Геныч, после первого тура сдурел вконец – слава тезки тебя точно испортила!

Всем известно, что земля начинается с Кремля! Кто ж тебя длинного, зеленого, да еще с гармошкой и Чебурашкой в центр, можно сказать, Вселенной звать будет?» Гена запальчиво так: «Обижаешь, Титус, недооцениваешь... Кепочка-то знаменитая. Небось, из куска кожи с живота моего троюродного брата сделана – так что мы с мэром, считай, родственники. Вот и позвал меня Юрий Михайлович нулевой километр устанавливать, так сказать, пуп России. У Исторического музея, у Иверских ворот...» И поведал Гена печальную историю. Про то, как в стародавние времена цари никак не могли решить, где нулевую веху ставить, от которой счет всем плохим дорогам на Руси должен пойти. Году так в 85-м, когда уже перестройка на носу была, специальный знак в Мытищах отлили. А потом про знак лет на 11 забыли. Наконец спохватились, начали опять точку искать. Гена лично 11 пупков обполз – на предмет соответствия. Нашли, «и исторически, и теологически, и астрологически», как объявила Федеральная автомобильно-дорожная служба, оптимальный вариант. Время назначили, автопробег Москва – Владивосток организовали... «И, и, и, – начал всхлипывать Гена, – он, он, он...» На глазах у славного Геныча показались крупные крокодиловы слезы. «Праздник отменили, знак не выносили. Все по нулям! – заверещал Чебурашка. – Потому что свояк его в Турцию вдруг уехал. Винни Пух говорит – на зачистку Стамбула...» – «Хуже все, хуже, – сквозь рыдания прокричал крокодил Гена. – Там кожа дешевая! Он себе новую кепку купит. Из овцы какой-нибудь, глупой скотины!..»

Эх, дороги! О, rus!

Как становится ясно из этой публикации, предметом данного выступления стало намерение московского правительства установить в Москве отметку «центра России». Показывая несуразность (с точки зрения автора выступления) данного решения, журналист подвергает его ироничной оценке. Это достигается с помощью введения в «повествование» о намечавшемся мероприятии известного героя детского мультфильма крокодила Гены, которого якобы пригласили на праздник установки «пупа земли». Герой мультфильма понадобился автору комментария для того, чтобы «снизить» уровень правительственного мероприятия до уровня детской игры. Если действительно на серьезные правительственные мероприятия обычно приглашают известных людей, то на данное (несерьезное) мероприятие приглашен известный герой мультипликационного фильма. Выходит, правительство города занимается детскими играми. Такова внутренняя логика данного текста, она и становится опорой ироничного, насмешливого отношения журналиста к «действу» городской администрации.

Предметом внимания автора сатирического комментария могут стать явления любого рода – не только предметные действия, поступки, но и «информационные явления», например высказывания каких-то людей. Так, достижением прессы последних лет стал сатирический комментарий, предметом которого выступают именно суждения, высказывания людей. Такого рода комментарии можно сейчас встретить на страницах многих периодических изданий (как «центральных» – московских, так и региональных, местных).

С определенной долей уверенности можно сказать, что основоположником такой разновидности сатирического комментария стал еженедельник «Аргументы и факты», который первым избрал в качестве предмета своего особого внимания высказывания видных политиков, депутатов Государственной Думы, президента страны, известных государственных чиновников времен начала и последующего периода перестройки в России. В этой газете появилась постоянная рубрика «Жизнеспособность политических субъектов» (иногда она присутствует на странице газеты в виде аббревиатуры – «ЖПС»), под которой и появляются в основном комментарии названной разновидности. Комментарии эти строятся практически всегда по одной и той же схеме – сначала излагается заинтересовавшее журналиста высказывание какого-то «героя», а затем следует высказывание самого журналиста (собственно комментарий).

Из публикации «Медвежья болезнь Явлинского»

(АиФ. №4.2000)

Г. Явлинский: «У Думы медвежье лицо».

А у вас, судя по вашему поспешному бегству из той самой Думы, – медвежья болезнь.

С. Говорухин: «Нас на заседании Думы чуть не изнасиловали. Мы еле убежали».

Вы убежали, Явлинский убежал, Кириенко убежал, Примаков убежал... А работать кто будет? Путин?

В. Похмелкин: «Нет и не может быть в парламенте вечных противников и вечных союзников. Есть вечные интересы».

Похоже, появился еще и вечный спикер.

В. Жириновский: «Нас обвиняют в том, что мы плохо относимся к населению в районе Чечни».

Неужели в других районах России вас обвиняют в том, что вы относитесь к населению хорошо?

Б. Березовский: «Ленин написал статью «Детская болезнь «левизны» в коммунизме». Сейчас впору писать статью «Детская болезнь правизны в капитализме».

Напишите лучше просто книгу «Капитал», пока Зюганов не сочинил что-нибудь про экспроприацию экспроприаторов.

Г. Зюганов: «Ленин был захоронен нашими отцами и дедами в соответствии с русской исторической традицией. Все святые угодники хоронились в пещерах, монастырях...»

Какой же он святой угодник, если монастыри позакрывал, а хоронился в основном в Швейцарии. Или в Разливе.

Как видим, данная публикация состоит из шести отдельных высказываний депутатов Госдумы и такого же числа журналистских комментариев. Основа этих комментариев – остроумное, ироничное обыгрывание ситуаций, в которых пребывают депутаты – «герои», глупых действий, которые они совершают, абсурдности следствий, которые из них вытекают. Так, комментарий, отнесенный к высказыванию Г. Явлинского, построен на ироничной оценке поведения этого депутата, которое можно объяснить, по мнению комментатора, разве что наличием у Явлинского «медвежьей болезни» (боязни медведей), т.е. страха перед парламентской фракцией, называемой «Медведь».

Комментарий, обращенный к высказыванию С. Говорухина, опирается на ироничный упрек поведения «правых» депутатов в том, что они сами лишают себя возможности участвовать в работе Думы, уступая ее приверженцам Путина.

Комментарий, посвященный высказыванию Г. Зюганова, в основе своей имеет два момента. Первый – установление несоответствия осуществленного Зюгановым отождествления Ленина со святым угодником. Несоответствие это выводится из некоторых дел Ленина (закрытии монастырей). Второй – обыгрывание ошибочного употребления Г. Зюгановым вместо словосочетания «были похоронены» глагола «хоронились», который несет совершенно иной смысл (он означает, что кто-то «хоронил себя», т.е., в переводе со старорусского, «где-то прятался»), И в том и в другом случае в результате рождается ирония, легкая насмешка над автором высказывания.


Сейчас читают про: