double arrow

Эталонные тексты. События - удел его, Борхеса. Я бреду по Буэнос-Айресу и останавлива­юсь - уже почти машинально - взглянуть на ярку подъезда и решетку ворот; о Борхесе я узнаю


Х. Л. Борхес

«Борхес и я»

События - удел его, Борхеса. Я бреду по Буэнос-Айресу и останавлива­юсь - уже почти машинально - взглянуть на ярку подъезда и решетку ворот; о Борхесе я узнаю из почты и вижу его фамилию в списке преподавателей или в биографическом словаре. Я люблю песочные часы, географические карты, издания ХVIII века, этимологические штудии, вкус кофе и прозу Стивенсона; он разделяет мои пристрастия, но с таким самодовольством, что это уже похо­дит на роль. Не стоит сгущать краски: мы не враги - я живу, остаюсь в живых, чтобы Борхес мог сочинять свою литературу и доказывать ею мое существование. Охотно признаю, кое-какие страницы ему удались, но и эти страницы меня не спасут, ведь лучшим в них он не обязан ни себе, нег другие, а только языку и традиции. Так или иначе, я обречен исчезнуть, и, быть может, лишь какая-то частица меня уцелеет в нем. Мало-помалу я отдаю ему все, хоть и знаю его болезненную страсть к подтасовкам и преувеличениям. Спиноза утверждал, что сущее стремится пребыть собой, камень - вечно быть камнем, тигр - тигром. Мне суждено остаться Борхесом, а не ламой (если и вообще есть), но я куда реже узнаю себя в его книгах, чем во многих других или в самозабвенных переборах гитары. Однажды я попытался освободиться от него и сменил мифологию окраин на гаеры со временем и пространством. Теперь и эти игры принадлежат Борхесу, а мне нужно придумывать что-то новое. И потому моя жизнь - бегство, и все для меня - утрата, и все дocтается забвенью или ему, другому.

Я не знаю, кто из нас двоих пишет эту страницу.

Борхес Х.-Л. Проза разных лет / Пер. Б. Дубина.

2-е изд. М., 1989. С. 233-234.

З. Н. Гиппиус

Время. Сказка.

«И клялся Живущим во веки веков, Который

сотворил небо и всё, что на нем, землю и всё,

что на ней, и море и всё, что в нём,

что времени уже не будет».

Апокалипсис, гл. X, 6.

Очень далеко, на севере, жила принцесса, которую звали Белая Сирень.

Принцесса жила в большом, красивом саду. В нем не было других деревьев, кроме сиреневых, даже павильон посередине сада, где спала принцесса, был выстроен из стволов сирени, а мебель внутри павильона стояла только белая и светло-лиловая. Когда зацветала сирень - весь сад наполнялся тяжелым бла­гоуханием.... Принцесса сидела на ступеньках своего павильона и грустно смотрела в сад. Она была очень молода, очень мила и грациозна, с нежным и бледным лицом, точно вылитым из воска. Ее глаза, всегда печальные, были зелены и прозрачны, как первая полоска зари, а волосы так мягки и так светлы, что казались серебряными; они свободно падали белой волной на плечи.




Принцесса всегда была грустна. Она много читала и училась, к ней ходили важные учителя, но ни один из них не знал и не умел научить принцессу, кис победить злого старика, который сидит на скале над морем.... Злого старикашку звали Время; все говорили, что он единый царь света, а принцесса чувствовала, что она не может спокойно дышать и жить, если не найдет в мире чегo - нибудь сильнее старика. Но до сих пор - она видела - из всего существую­щего он над одним собой был безвластен, и потому только, что это был он сам.

- Что же? - рассуждала принцесса. -- Ведь если есть время, значит нет ни радости, ни горя, значит жизни нет. И в душе человеческой нет ни одного чувства, ни одного ей принадлежащего, потому что ни одного нельзя удер­жать. На что мне сирень, если она отцветет, на что мне солнце, если оно закатится? Куда уйти от времени? Где найти то, что сильнее времени? <...>

Время шло, гроздья на кустах сохли, темнели и сжимались, солнце горело жарче, а вечером спешило к горизонту - и спало дольше; глаза принцессы становились все печальнее; ей чудилось, что злой старик близко от нее н замышляет недоброе. <.. >



-Где я найду то, что мне нужно? Есть ли на свете то, что будет всегда? <...>

Сказка серебряного века. М., 1994. С. 598, 599.

В. В. Рязанов

Опавшие листья. Уединенное.

Шумит ветер в полночь и несет листы... так и жизнь в быстротечном времени срывает с души нашей восклицания, вздохи, полумысли, получувства... Которые, будучи звуковыми обрывками, имеют ту значительность, что «сошли» прямо с души, без переработки, без цели, без преднамеренья, - без всего постороннего... Просто, - «душа живет», то есть «жила», «дохнула»... С давнего времени мне эти « нечаянные восклицания» почему-то нравились. Собственно, они текут в нас непрерывно, но их не успеваешь (нет бумаги под рукой) заносить, - и они умирают. Потом ни за что не припомнишь. Однако кое-что я успевал заносить на бумагу. 3аписанное все накапливалось. И вот я решил эти опавшие листы собрать.

Зачем? Кому нужно?

Просто - мне нужно. Ах, добрый читатель, я уже давно пишу «без читателя», просто потому что нравится. Как «без читателя» и издаю... Просто так нравится. И не буду ни плакать, ни сердиться, если читатель, ошибкой купивший книгу, бросит ее в корзину... <...>.

Ну, читатель, не церемонюсь я с тобой, - можешь и ты не церемониться со мной:

К черту...

К черту!

И аи revoir, до встречи на том свете. С читателем гораздо скучнее, чем одному. Он разинет рот и ждет, что ты ему положишь? В таком случае он имеет вид осла перед тем, как ему зареветь. Зрелище не из прекрасных… Ну, его к Богу… Пишу для каких-то «неведомых друзей» и хоть «ни для кому»… <…>

***

Хотел бы я посмертной славы (которую чувствую, что заслужил)?

В душе моей много лет стоит какая-то непрерывная боль, которая заглуша­ет желание славы. Которая (если душа бессмертна) - я чувствую - усили­лась бы, если бы была слава.

Потому я ее не хочу.

(Луга – Петербург, вагон)

Розанов В. В. Опавшие листья. Уединенное //

Соч.: В 2 т. Т. 2. Уединенное. М., 1990. С. 195, 217.

Список рекомендуемой литературы

Борхес Х. Л. Письмена Бога. М., 1994.

Достоевский Ф. М.Братья Карамазовы. // Собр. Соч. в 7 тт. 1994. Т. 6.

Зверев А. Уильям Голдинг, сочинитель причт. // Дворец на острие иглы. М., 1989.

Ильин И. А. Русская душа в своих сказках и легендах. // Собр. Соч. в 10 тт. Т. 6. кн. 3. М., 1997.

Козлов Н. Философские сказки для обдумывающих житьё, или Веселая книга о свободе и нравственности. Дубна-Москва, 1994.

Притчи человечества. Минск, 1997.

Розанов В.Уединенное // Опавшие листья. М, 1992.

Сказка серебряного века. М., 1994.

Циолковский К. Э. Грезы о земле и небе. Тула,1986.

Раздел II

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: