double arrow

Миры Амира Мазитова

Публикации

Автор
Байгазина Гульнур

«Чистый, искренний, всегда с доброжелательной улыбкой, профессионал в своем деле» – так тепло отзываются студенты художественного факультета об Амире Минивалиевиче Мазитове, который вот уже десять лет заведует кафедрой живописи УГАИ им. З. Исмагилова. Эти слова не требуют доказательств: несмотря на постоянную занятость художника, двери его кабинета гостеприимно открыты. Каждому он уделяет внимание и к каждому относится с уважением.

Сам Амир Минивалиевич также выпускник художественного факультета – Уфимский государственный институт искусств окончил в 1995 году c красным дипломом.

Пришел он туда после обучения в Уфимском педагогическом колледже № 2. Преподаватели колледжа сразу заметили любознательного, требовательного к себе студента, который очень ответственно и преданно относился к выбранной профессии. После обучения в колледже он был назначен директором Детской художественной школы в с. Учалы Республики Башкортостан.

Когда в 1995 году в структуре УГИИ была открыта Высшая творческая мастерская Российской академии художеств (аспирантура), молодого художника пригласили в мастерские, где он учился под руководством народного художника СССР, академика живописи А. Ф. Лутфуллина. В год окончания института (1998) за серию творческих проектов «Бесконечная дорога» А. М. Мазитов стал лауреатом Государственной молодежной премии Республики Башкортостан им. Ш. Бабича. А в 1999 году Американским Биографическим институтом был объявлен «Человеком года в области искусства». С 1998 года был избран в члены правления Союза художников Башкортостана.

Амир Мазитов сегодня один из самых творчески активных художников республики. Он участвует во всех организуемых Союзом художников республиканских, региональных, всероссийских, международных выставках и является обладателем множества дипломов и наград, перечисление которых может занять не одну страницу. В 2010 году указом Президента Республики Башкортостан А. М. Мазитов был удостоен почетного звания «Заслуженный художник Республики Башкортостан».

Встречаясь с такой личностью, как Амир Мазитов, всегда хочется узнать, где истоки такого таланта и завидного трудолюбия? Наверное, все началось с малой родины – деревни Верхнее Сазово Кугарчинского района. Интерес к кисти и краскам, который у него появился в детстве, поддерживали родители. «Помню, отец каждый раз покупал нам блокноты и давал задание заполнить их качественными зарисовками. Братишка и я наперегонки рисовали, – с улыбкой вспоминает Амир Минивалиевич. – Сейчас я понимаю, что мы тем самым набивали руку, развивали фантазию, и это пригодилось нам в дальнейшем».

Красота окружающей природы, прозрачный воздух, безграничное пространство неба, деревенская жизнь, труд односельчан – все это формировало внутренний мир будущего художника, его представление о неразрывности целостности вселенной и человека. Не случайно многие предметы быта в его картинах приобрели символическое значение («Жернова», «Большая млечная дорога», «Крепление колеса» (1997), «Работа» (1996), «Большая рыбная клеть» (1997)).

В одном из интервью Амир Минивалиевич сказал: «Кто, если не мы – башкиры, будет поддерживать нашу национальную культуру, историю нашего народа? Чуваш славит свой народ, татарин – свой, и если этого не делать, то рано или поздно культура исчезнет». Свои слова он подтверждает художественными работами. Опираясь на воспоминания детства, он создает полотна, в которых отражаются этнические мотивы. Такие вечные символы, как дом, телега (арба), юрта (тирмэ), человек, вселенная (йыhан), колесо, дорога, звезды, составляют основу в творчестве мастера. Используя их, Амир Мазитов не только раскрывает силу духа, мудрость, древнюю историю башкирского народа, но и свои философские искания.

На первый взгляд неискушенному зрителю трудно понять произведения автора, и каждый их интерпретирует по-своему. Часто случается, что мнение творца не совпадает с мнением зрителя. И это еще одно доказательство своеобразия и талантливости художника, каждый в его работах находит что-то созвучное себе. «Время проходит, какие-то картины станут шедеврами, а иные – мусором, – говорит сам А. М. Мазитов. – Вот так и люди: каждый в течение своей жизни проходит через “мельницу” судьбы, и что останется – пыль или мука, зависит только от него». Размышляя на эту тему, он создал серию «Жернова» («Старик – мельничные жернова» (1995), «Колыбель для мельничного жернова» (1997), «Три мельничных жернова» (1999)). В этих работах автор раскрывает свою душу, размышляет о своей судьбе, о грядущем. Художник выходит на диалог со зрителем, предоставляя и ему возможность подумать о своем предназначении.

Многие сюжеты для своих работ Амир Мазитов берет из своего детства. «Напротив нашего дома была гора, а рядом кладбище, – вспоминает автор. – Однажды, будучи мальчиком, проходил мимо него, а из-за горы вылетела такая огромная птица, что, испугавшись, я побежал обратно домой». Эти воспоминания легли в основу полотна «Большая птица. Оло тау». На картине изображена птица, на туловище которой вместо перьев – лики людей. Быть может, это души умерших, предков, которые с высоты гор, пролетая над нами, наблюдают за всем происходящим и хотят уберечь от опасности, порадоваться или же, наоборот, выразить свое недовольство тем, как мы живем.

Заслуживает внимания работа «Большая рыбная клеть» (1997), в которой дедушка с двумя внуками тащит плетеную сеть для рыбной ловли. Для художника этот простой предмет обретает емкий смысл: с одной стороны, сеть символизирует вселенную, с другой – человеческую душу. Внутри каждого человека есть нравственный закон, который формируется в семье. «Моя бабушка была религиозным человеком: наизусть знала Коран, хорошо говорила на арабском языке, – вспоминает А. М. Мазитов. – Она воспитала в нас доброту, честность. Учила никогда не жаловаться на жизнь и не осуждать других людей. Поэтому в нашей семье всегда царила теплая душевная атмосфера, уважение друг к другу».

А еще в семье очень любили книги. «В детстве для меня и моего младшего брата Наиля лучшим подарком были книги, которые покупал нам отец. Читая Л. Толстого, Ф. Достоевского, М. Карима, Н. Наджми, М. Гафури, я задумывался о судьбах этих писателей, об их героях. Меня всегда интересовала тема взаимоотношений старшего и младшего поколения. Ребенком я часто залезал на крышу и часами разговаривал с дедушками на улице», – вспоминает Амир Мазитов.

Неслучайно в его работах мы часто встречаем героев разных поколений: старика, олицетворяющего мудрость, и мальчика – воплощение чистоты, невинности. К этой серии можно отнести картины «Мальчик», «Мальчик-II» (в данное время находится в одной из частных галерей США), «Ворота детства», «Время».

Сложно пройти мимо картины «Поэт». Большая, монументальная фигура мужчины, которой, кажется, тесно в пространстве холста, как будто сошла с полотен великого художника эпохи Возрождения – Микеланджело. Его мощные мускулы напряжены, губы в полуулыбке, а взор, полный мудрости и внимания, устремлен в книгу, которую он сочиняет. Какая мысль бьется на острие его пера? Быть может, нахлынули воспоминания, и он хочет поскорее зафиксировать их на бумаге, или же его беспокоит судьба своего народа, своей страны. Что бы то ни было, герой непоколебим и уверен в своих мыслях. На заднем плане картины изображен мальчик, который с интересом наблюдает за всем происходящим, он еще в начале пути, в отличие от старика, шагающего по уходящим вдаль красным дорогам судьбы. Ноты, которые автор разместил внутри овальных кругов, символизируют гармонию и целостность вселенной, выразить мудрость и красоту которой под силу только Поэту.

Картины Амира Минивалиевича как будто собраны из множества мельчайших кусочков цветных камней, которые светятся, мигают, но это не раздражает, а – наоборот – действует успокаивающе, сливаясь вместе, они создают ощущение спокойствия и гармонии. Философская направленность работ мастера заставляет зрителя задуматься о вечном. Без прошлого – нет и будущего, и это художник хорошо понимает и старается донести эту мысль до зрителя.

Серия работ, написанная по библейским сюжетам, завораживает и притягивает к себе своей таинственностью. В этом плане интересна по содержанию серия «Пророк». Произведения этой серии монументальны («Жажда», 1999), продуманны в цветовом и композиционном решении («В ковчеге», 2002). Так, «Ной – отец» (1997) глава не только семейства, но и всего мира, – он в ответе за все живое. В работе под названием «Миры» (2002) художник показывает взаимосвязи Вселенной, соединяя все сущее единой пуповиной. Жест женщины над головой мужа – жест доброты и защиты по отношению к мужчине.

А. М. Мазитов строит «мосты» между религиями и культурами и интерпретирует поведение героев по-своему. Например, Авраам предстает в образе пророка Джабраила (2003). Так как в Коране нет смертоубийства, мы не увидим здесь момент жертвоприношения – летящий кинжал остановит деревянный щит в руках сына. За этой сценкой внимательно наблюдают лики с небосвода. Может быть, это святые, а может, ангелы, которые защищают людей от несчастий. Взгляд зрителя привлекает персонаж на заднем плане картины. Это – пахарь. Он полностью занят своей работой и не замечает того, что происходит в окружающем мире. Да и некогда ему – работа тяжелая, сезонная, и надо успеть вовремя вспахать поле.

В 2000 году в Уфе прошел республиканский конкурс, посвященный героическому эпосу башкир «Урал-батыр», организованный СХ РБ совместно с ЮНЕСКО. Три полотна А. М. Мазитова, объединенные общим названием «Тайны древних», получили заслуженное I место. Необычное решение темы заключается в том, что автор увидел родство Урал-батыра с шумерским царем Гильгамешем. Судьбы этих героев похожи: поиски вечной жизни, сражение с небесным быком, отказ от любви богини. Грамотное построение композиции, гармонично подобранные цвета и характерные для людей того времени лица работают на раскрытие образа героического батыра.

Как признается сам художник, «не пройдя классическую школу, невозможно экспериментировать. Смотря на полотно, сразу можно определить – стоит ли за плечами художника академическая школа». Многие знатоки искусства относят работы Амира Минивалиевича к таким течениям, как экспрессионизм, символизм, неоэкспрессионизм. Элементы драматизма, человеческие чувства, отношения между людьми – все это характерно для произведений мастера. Такова и картина «Прощание с Юлаем» (2001). Двуликий Салават (автор тем самым хотел показать силу и мощь батыра) защищает тело отца от враждебных стрел. Земля и небо также скорбят о потере и изображены здесь в перевернутом виде. Спирали на заднем фоне символизируют лабиринт, по которому герой должен пройти и достичь центра, свою цель – найти самого себя в этой жизни. Трагизм являет собой мальчик с повязкой на глазах; сложив руки, он как бы смирился с участью, которая его ожидает.

Библейские мотивы нашли свое отражение и в работе «Крепление колеса» (1997). С виду ничем не примечательное полотно: дедушка в момент усердной работы и два внука, которые внимательно наблюдают за его движениями, один из них даже пытается помочь. Но если всмотреться в картину внимательнее, то в старце угадывается образ Христа: он так же распят жизнью. Два мальчика – как ангелы рядом с ним. Колесо, как было сказано выше, – символ вечности, не имеющей конца и начала. Оно как время – бесконечно движется, от рождения к смерти.

Пытаясь разобраться в самом себе, понять сущность человеческой души, художник пишет серию «Притчи». Картина этой серии «Борьба» (1999) стала визитной карточкой многих выставок и экспонировалась в самом центре зала. «Человек всю жизнь борется с самим собой, – говорит А. Мазитов. – В свое время великий Платон говорил об этом». Все перевернуто – космос внизу, земля наверху. Главное для каждого – не потерять себя в этом хаосе, в пылу вечной борьбы, а остаться самим собой. Эту мысль автор развивает в следующей картине – «Притча о струнах» (1998). Сидит человек внутри струны. На голове у него корона – он смог «извлечь» из себя песню, он царь своей судьбы. Его глаза закрыты. Всем своим видом он демонстрирует, что доволен собой, он – как Будда, достигший нирваны. Можно назвать это полотно медитативным, так как из него льется чистая музыка. И это не простая мелодия – она идет из глубины, и ее вибрации идут как по радиоволне, медленно и плавно, окутывая зрителя полностью.

Картины Амира Минивалиевича метафоричны и загадочны. Вот, например, «Парус» (серия «Большая млечная дорога», 2004): старик, плывущий по реке, и его спутник – лошадь. Если обратиться к языку символов, то река – это жизненный путь, лошадь – символ преданности, дружбы. Старик спокойно прожил свою жизнь в кругу преданных, добрых людей. Парус весь состоит из заплаток, как будто из кадров, взятых из биографии, здесь и дорога – красные линии, тернистые холмы, полосы трудностей, и часто встречающийся в произведениях мастера элемент – глаз, создающий эффект присутствия кого-то. Река также напоминает карту – карту судьбы, которая состоит из разноцветных кусков. Рыба, пребывающая в вечном молчании, – символ мудрости.

Также впечатляет «Встреча великих» (2002). Вольтер сказал: «Самое дорогое у человека – роскошь общения», и с этим полностью согласен художник. Двое мужчин крепко обняли друг друга после длительной разлуки. Прожив длинную жизнь, сделав немалые дела, они встретились годы спустя, и их союз теперь не разъединить никогда. Возможно, автор хотел показать встречу дня и ночи, единство противоположностей. Вокруг могучих тел героев – юрты, деревья; по их спинам проходят дороги – у каждого своя история. По обеим сторонам остановились телеги, запряженные быками, на одной из которых лежит луна, на другой – солнце.

Искренняя любовь и глубокое уважение чувствуются в картинах, посвященных самым близким людям. Автор использует большой формат, светлую гамму красок, чтобы передать зрителю те теплые чувства, которые он испытывает к родным. Работы «Братья» (1988), «Девочка. Двор» (1987), «Когда отцу было 20» (1993) он создает, еще будучи студентом колледжа.

Внутренним светом озарен женский образ в портрете «Тетя Минниса» (1991). Открытый и глубокий взгляд героини, обращенный на зрителя, свойственен человеку много пережившему, но не сломленному. Полупрозрачные, светящиеся краски заднего фона образуют нимб над головой и придают женщине образ святой. Пронизанный солнечным светом «Дворик тети Миннисы» (1990) известный художник Суздальцев в свое время назвал «открытием выставки». Никто из башкирских художников до этого не работал таким образом – местами оставлял чистой поверхность холста. Такое одобрение воодушевило тогда еще юного мастера на дальнейшие эксперименты в искусстве.

Произведения А. М. Мазитова представлены не только в наших, но и в зарубежных музейных собраниях и картинных галереях (Италия, Израиль, США, Австрия, ОАЭ, Португалия, Турция). Творчество талантливого, поистине национального художника Амира Мазитова интересно людям разных стран и континентов, и это не удивительно, ведь художник говорит со своим зрителем на универсальном языке общечеловеческих ценностей.


Сейчас читают про: