double arrow

О-ЯСУМИ НАСАИ


ПЯТЬ КОТОВ БОМЖА ИВАМОТО ИЗ ГОРОДА ГИФУ

(отрывок из новеллы - описание момента, когда юноша теряет глаз в бою с гигантским осьминогом)

Ясным, как холодное морское течение утром, вся деревня, от мала до велика, высыпав на прибрежную отмель, наблюдала с расстояния в четверть Ри* этот поединок безумного юноши с ненасытным монстром. Бесчувственная морская тварь обвила и смертельно терзала щупальцами тело Ивамото, пытаясь подтащить его ко рту-клюву, способному играючи перекусить самый крепкий стальной клинок, в то время, как молодой воин-рыбак неистово гарпунил голову чудовища. С берега хорошо были слышны не прекращавшиеся ни на минуту человеческие крики злобы вперемешку с истязающими душу воплями от нестерпимой боли. Осьминогу, тем не менее, было не под силу увлечь на дно здоровенную рыбацкую лодку, в которой, на спокойной воде, могли вести промысел шестеро взрослых мужчин. Понимая, что глупое двурукое не отступит, чудовище само затащило его под воду. Но, побеждая в сражении наверху, так и не смогло довести его до победного конца в своей стихии. Очевидно, что могучий Сусано** проникся храбростью молодого рыбака и отпустил его из своих глубин на равнину моря, доживать в человечьем обличии. Когда большинство жителей деревни, в печали и скорби от увиденного, побрели восвояси к своим хижинам, море разверзлось, и, подлетев на несколько метров над его гладью, тело Ивамото рухнуло прямо на дно осиротевшего минутами ранее судёнышка.




Лишь несколько часов спустя, содрогаясь от страха, самые смелые и отчаянные из рыбаков решились сплавать за безжизненно дрейфующей лодкой. Бездыханное тело юноши походило, скорее, на огромный синяк. К тому же, гигантская присоска навсегда лишила его возможности созерцать половину мира, опустошив одну из глазниц до самого мозга!

Все три дня, пока горе-рыбак бредил в беспамятстве, то вскакивая в безумных агониях, то проваливаясь в преисподнюю, испытывавшие глубокое уважение к его беспримерной храбрости односельчане, вереницей несли самые свежие дары моря, рис и подогретое сакэ к маленькому дому на окраине деревни. Говорят, что утром четвёртого дня, поднявшись ни свет ни заря, едва держась на ногах, он вновь снарядил свою лодку и вышел в открытое море, одержимый безумной идеей. Но сколь не бороздил он прибрежные воды залива, сколь не вглядывался одинокий глаз в морскую пучину, ему так и не удалось повстречать своего недавнего поединщика. И никогда боле не тревожило море местных рыбаков появлением одако***, и никогда боле не выбрасывало оно на песчаные отмели обезображенные трупы кашалотов.

* ри – японская единица расстояния, примерно равно морской миле

** Сусано – Бог равнины моря



*** одако – гигантский осьминог, спрут

(отрывок из новеллы - описание момента, когда маленькая Сацуки ловит на удочку рыбу)

- Мама!

Сдавленный шепот Сацуки моментально вывел её из раздумий.

- Мама! Рыба! Моя рыба!

На лицо маленькой Сацуки, как будто, надели театральную маску самурая, идущего в свою последнюю битву насмерть! Губы, сжатые до предела, вытаращенные в сторону уходящей ко дну лески горящие глаза…Девочка широко расставила пухлые ножки, упёрлась спиной в стенку кабины и что есть мочи тянула на себя дрожащее под напором невидимой рыбы удилище.

- Не отступит! – подумалось Юми.

- Фудзи-сан, скорее! Клюёт!

Подмога подоспела через секунду. Потрогав удилище за середину и определив размеры рыбы, большой дядя улыбнулся и оставил всё как есть. Юми посмотрела на него с удивлением.

- Сейчас будем вытягивать – спокойно сказал приседая рядом с Сацуки на корточки Фудзи-сан. Девочка закивала головой. – Держи крепче, а мама, пока, наполнит ведро водой с другого борта, – сказал он и подал Юми пустое пластиковое ведёрко. – Наполни наполовину! Осторожнее, там!

- Я быстро! – сорвалась Юми.

- Сейчас положи удилище на поручни. Вот так, – объяснял неторопливо дядя – не спеши. Теперь рыбу легче держать, правда? И потихонечку крутим вот эту ручку.



- Тяжело! – сопела Сацуки, которой явно не хватало силёнок.

- Давай, ты держать будешь, а я крутить. Получится, что ты рыбу поймала.

- Угу – произнесла сквозь зубы девочка.

Прибежала с ведёрком Юми.

- Вот!

- Отлично! Ставь тут.

Серебристый бок бьющейся на крючке некрупной рыбы уже мелькал у самого борта. Ещё пара секунд и сверкающий карась забился о палубную доску. Ещё через секунду он, расправив тугие плавники, плавал в пластиковом ведре. Сацуки сидела тут же, на корточках у самого ведра, счастливая, поглядывала на взрослых, и по всему было видно, что руки у неё так и чешутся, залезть в воду и потрогать свою первую пойманную рыбу. Но, опасалась!

- Молодец! – похвалил дядя. - Настоящий рыбак!

- Вот бабушка обрадуется! – поддакнула Юми.

- Это бабуле на завтрак! – закричала Сацуки. – Это – всем на завтрак! Большая рыба!

- Очень большая!

Больше Сацуки рыбалка была не нужна. Она, осмелев, гоняла по всему ведру рыбу, пыталась её накормить, попросив наживку у Фудзи-сан и, по его просьбе, следила за другими расставленными на крепежах удочками. Лески под углом от катера уходили в воду, туда, в синюю глубину, где беспечно бродили крабы, плавали креветки, парили, расправив плавники, длиннохвостые скаты, и зарывалась в песок в ожидании добычи плоскобрюхая камбала.







Сейчас читают про: