double arrow
Г.). В грамотах с середины 60-х гг. к до конца XVI в. вместо

Глава 3

Глава 3

Обшмна в средневековой Руси. М.,1994. С. 255-256.

Тдн

Там же. 1592-1622. 3. Л. 43. 55; 1626. 45-11. Л. 8); 1646. 113. Л. 4.


Ивана Васильевича всеа Руссии по [наказной] грамоте ...», а для

XVIIв. (после даты) — «по государевеЦареве и великого кнлзя ...

Михаила Федоровича указу Едва ли это — только формула!

И не кроется ли за ней живая грань общественного мирского со

знания?! Льгота ведь означала освобождение от повинностей и пла¬

тежей, и как раз от тех. которые поступают в государственную каз¬

ну Роль мирских выборныхпри этом — активнаи ответственна,

что выразила фраза акта «дал на льготу». Л. В. Данилова совер¬

шенно верно полагает, что мирские выборные ХІѴ-ХѴ вв. — «не

просто представители волостного мира, но и должностные лица

княжеского административного аппарата, его низшее звено»�. Она

подчеркивает двойственность социального облика сотского и десят¬

ского в Х1Ѵ-ХѴ вв.: «с одной стороны, это представители общин¬

ного крестьянства, с другой — должностное лицо, осуществляющее

контроль за крестьянским миром от имени княжеской администра¬

ции, располагающее средствами принуждения»�� Княжеско-

государственная власть, постепенно встроившись в мирскую орга¬

низацию, использовала ее структурные элементы. Через них она

(власть) сумела возложить на общину важнейшее для феодального

государства дело по отчуждению прибавочного продукта. В XVI-




ХѴИ вв. оно — уже неотъемлемая обязанность общины и ее ус¬

ложнившегося выборного аппарата, И не только разверстка, сбор и

доставка налогов составляли тягло-податные обязанности мирских

властей, но и освобождение от них. Льгота, даваемая миром, воп¬

лотила в себе, во-первых, реальную слитность общинной и государ¬

ственно-административной деятельности, а, во-вторых, воздействие

государственной власти на крестьянское землепользование, выра¬

зившееся. в частности, в наказах писцам и их работе. Вместе с тем

мирская льгота показывает поэтапность такой отдачи земли: снача¬

ла мир своим решением отводит участок, и затем, вероятно, через

какое-то время следовало официальное его оформление. Мирская

льгота отразила понятия разной социальной значимости.

Все льготные грамоты, независимо от того, выданы ли они

писцами, воеводами или мирской властью, содержат принимаемые



крестьянами обязательства по разработке земли в течение льготного

с�юка. Они должны распахать пашню, расчистить сенокосы, поста¬

вить или починить дворовые постройки, огородить поля. Эти обя¬

зательства выражены в данных грамотах стереотипной фразой,

Данилова Л. в. О внутренней структуре сельской обшниы Северо-Восточной

Руси //Россия на путях иентралиаацни, М..1982. С. 9. 10; она же. Сельская


148



Внетяглые способы эксплуатации земли



почти дословно повторяющейся из грамоты в грам<лу. Однако иногда

она дополняется еще такими сведениями, как <в пусте не покинуть*,

и с уточнением не покинуть 4В мир�* , чтобы на общину не легли

дополнительные налоговые тяготы; покинутые в мир — как раз те

�пометные* деревни, которые брали крестьяне изо льготы.

Срок льготы, определяемый грамотой, не подлежал пересмот

ру и продлению. «А вперед льготы на проситй� или еще катего¬

ричнее: *А вперед после льготных лет льготы не просить* — та¬

ковы выражения, встречающиеся в грамотах��, За выполнение

взятых льготником обязательств в строго оговоренный срок несли

ответственность крестьяне-поручители, Хозяйственные работы, ко¬

торые брался сделать крестьянин за время льготы, такие же, как и

при поряде на землю. Идентичность их объясняется тем, что не¬

редко крестьяне подряжались либо на запустевшие, либо вновь

расчищаемые участки, которые трудно освоить без получения

льготы. Так что льгота и поряд тесно связаны друг с другом.

Среди льготных грамот, данных государственной администраци¬

ей�речаются и содержащие редкие факты о размерах осваиваемой

земли. О лесном целинном участке в 5 дес,, измеренном компетентной

общинной комиссией Комарицкого стана Устюжского у., уже говори¬

лось выше. Ценнейшие сведения находим в льготной, выданной пис¬

цами Сольвычегодского у. в 1625 г. крестьянам Шалимовой слобод¬

ки. Взяв <на роспашь� участок в девственном лесу, Фефилатко Зи¬

новьев с сыном обязались распахать пашню <на три десятины в поле,

а в дву [по тому ж] ... и у леса роэчистити три десятины да ему лесу

дровяного и хоромного — три десятины к тому починку. Эти кру-

пицьі, кстати, вписанные между строк, дают абсолютно реальные

размеры угодий. Причем грамота совершенно явно говорит об отводе

под пашню земли в трех полях общей площадью 9 дес., под сенокос н

леса дано по 3 дес,, а всего к починку отведено 15 дес. земли� .

Льготная грамота от 1622 г. сольвычегодского воеводы

И И. Чичерина на пустошь Дрествянец содержит еще один любо¬

пытный штрих к характеристике льготы. По окончании льготного

срока в 1625 г. воевода должен послать «на ту пустошь Дрествя¬

нец старосту или целовальника и велети дозрити, сколько на той

�РГАДА. Ф, 141. Оп, 1. 1623. № 13. Л. 35. 59-

Таи ксе. 1592-1622, Мв 3. Л. 14. 17. 32. 125; 1626, Мі 45-1. Л. 58. -№ 45-11 Л Зі

1646, ИЗ, Л, 4.

*Таи же. 1623, № 13. Л. 75.

Ср.; в серсякнс XVII к, новопоселенцы Кунгурского у. получки под двор, ого¬

род н пашню 4,5 дес. эемлм (Пре�раженсхий А. Л.Очерки колонц�ацин Запад

ного Урала вXVI] — начале ХѴ1П в, М.,1956 С. 46).


пустоши дворов поставлено и пашни роспахано и сена роскошено и

што каких угодий к той пустоши*. Эта мера вызвана тем, что

ссылка на выпись из писцовых книг была глухой; она свидетель¬

ствовала только пустоту поселения, бывшего деревней, ибо упоми¬

наются ее межи -«с околными деревнями по старым межам и по

купчим крепостям». Определенные в ходе осмотра размеры пашни

к сенокоса необходимо было <написати в книги*, в соответствии с

чем, -«по пашни и по угодьям сметя», и исчислять платежи�".

Льготные данные грамоты, в особенности в комплексе с чело¬

битной и поручной, обрисовывают саму процедуру получения крес¬

тьянином земли. Совершенно ясно, что инициатива в приискании

земли, годной к обработке, целиком в руках крестьян, что и понятно.

Кто лучше, чем земледелец, осведомлен о «пометных» жеребьях со-

седей-однодеревенцев или волощан, об отхожих угодьях, почему-

либо не используемых их хозяевами, о пожнях и полянках и просто

«местах*, которые можно расчистить. Ведь крестьяне жили в тесном

контакте малой социальной группы, собирались на общинные сходы.

были прихожанами одной церкви и имели исчерпывающую инфор¬

мацию о всех нюансах землеустроительной жизни. Челобитная отра¬

жала как раз полную осведомленность крестьянина о состоянии по¬

дысканного участка, на который он хотел получить льготу. Это пер¬

вая стадия в льготной процедуре. Достоверность излагаемых в чело¬

битной сведений об участке подвергалась проверке; документальной

по писцовому материалу или, если такового не имелось, визуальной

на месте. Сверка-подтверждение — вторая процедурная ступень, и

она зафиксирована в данной грамоте. Льгота — мера временная, не-

применным условием льготного держания земли было прекращение

льготы и несение с участка повинностей, налагавшихся в соответ¬

ствии с обложением, писцовым или административно-мирским (по

оценке выполненных льготником работ). И эту ступень также отра¬

зила данная грамота.

Важнейшая сторона льготного способа землепользования —

повинностио-податная. Несколько льготных конца 50�90-х гг,

XVI в. подробнейше перечисляют податные обязательства крестья¬

нина, от которых он освобождается на срок льготы, Он не должен

«давать� дани, ямских и пищальных денег, поворотного, волосте-

лина и тиунова корма, праведчикова и доводчикова побора, но-

воженого убруса и выводной куницы и других пошлин, не слу¬

жить посошной службы, не делать городового дела (льготные

�'�РГАДА. Ф, 141, Ол. 1. 1592-1622, 3. Л. 47,


150



Внеліяілые способы эксплуатации земли