double arrow
Брачно-семейное право.. Совершенно особой по значимости областью канонического права было регулирование брачно-семейных отношений. Христианскими канонами были заложены принципы всех

Совершенно особой по значимости областью канонического права было регулирование брачно-семейных отношений. Христианскими канонами были заложены принципы всех семейных отношений христианского мира, включая и чисто юридические стороны. Поэтому каноническое право не просто оказало влияние на регулирование этой сферы. Долгие столетия во всех странах оно заменяло своими правилами национальное брачно-семейное право.

Бракв каноническом праве понимался и как соглашение между супругами (здесь проявилось прямое влияние позднего римского права), и как, главное, таинство священного содержания: «Брачный союз, посредством которого мужчина и женщина устанавливают между собой общность всей жизни, по самой природе своей направлен ко благу супругов и к порождению и воспитанию потомства»*. То, что брак считался договором (contractus), предопределяло взаимные права и обязанности супругов. То, что он был таинством, предполагало его неотменимость; в результате брачного сожительства создавался особого рода кровно-родственный союз супругов, и разорвать его было не во власти людей.

* Corpus juris canonici, art. 1055.

Для заключения канонического брака важнейшим моментом считалось выражение взаимного согласия на брач­ный союз. Совершали брак сами брачующиеся (ими могли быть мужчины с 16 лет, женщины – с 14 лет). Все остальные рассматри­вались только как ассистенты – их могло и не быть. До XVI в. (до решений церковного Тридентского собора) присутствие священника на брачной церемонии не было обязательным, его мог заменять и мирянин. Бракосочетание могло быть и тайным. Возможность за­ключения брака без священника и только при свидетелях сохрани­лась в исключительных случаях и в дальнейшем.




Из этого главного принципа – взаимное согласие по­рождает брак – вытекали все остальные существенные эле­менты брачного права. Поэтому в особенности детально были отрегулированы юридические аспекты проявления согласия. Вступать в брак могли все, кому это не было воспрещено. О предстоящем заключении брака проводилось оглашение, с тем чтобы выявить возможные препятствия. Среди таких были импотенция, состояние в другом браке, состояние в сане священника или под обетом целомудрия, кровное родство будущих супругов. Дискредитировало брак заключение его в результате убийства будущим супругом предыдущего, путем похищения, состояние свойства или нарушение публичной благопристойности (чрезмерная разница в возрасте или иное). В отличие от греческого церковного права не считалось препятствием состояние духовного родства между супругами. Счет родства в качестве препятствия для вступления в брак велся по римской традиции. Все это были условия непререкаемые, отменить значение лишь некоторых мог только лично папа.



Признание брачного союза, с другой стороны, договором обусловило утверждение в каноническом праве своеобразных принципов, способных дискредитировать этот договор после заключения. Следуя теории обмана в договоре (сродни римскому dolus), право допустило такими условиями психическую неспособность, ошибки в личности супруга. Мотивом расторжения незавершенного брака могла быть и ошибка в сословном положении будущего супруга (если это было существенно важным при заключении обещания и если брачное обещание давалось заочно или представителем: например, для коронованных или знатных особ).

Исключительное внимание к согласию в заключении брака определило и то, что каноническое право не признавало т. н. фактические браки. Ни взаимное сожительство, ни любовь, ни наличие детей не создавали полноценного брачного союза, если не было на то выраженного согласия. Это исключало, с одной стороны, возможность принуждения к браку, с другой – создавало институт внебрачных детей, не имевших определенного социального статуса. Впрочем, последующий брак родителей узаконивал этих детей.

Согласно жестким каноническим правилам, развод не допускался. Браки расторгались только смертью или по условиям неполноценности: незавершенные браки (т. е. до взаимного сожительства) – по причинам, дискредитирующим брак, или со ссылкой на т. н. правило апостола Павла (брак с нехристианином, отказавшимся креститься). В случае невозможности взаимного сожительства, вследствие прелюбодеяния супруга, из-за опасения, что продолжение брачного союза будет опасно для духовного здоровья супруга и т. п., право допускало разлучение супругов («отлучение от стола и ложа»). Оно могло быть временным или постоянным и по желанию супруга могло быть прекращено.

Вообще права и обязанности супругов стояли под защитой церкви. В случае всяких сомнений брак предполагался реальным и действительным, исходя из общего правила, что «брак находится под покровительством права».

Каноническое право оказало большое влияние на формирование и развитие других правовых систем в Европе. Под его воздействием распространился принцип все большей свободы завещаний в наслед­ственном праве, появился специальный институт исполнителя воли завещателя – душеприказчика. Получили безусловный приоритет собственнические права сравнительно с правом владения, в котором был какой-то изначальный порок, пусть даже истекли все возмож­ные сроки давности. В договорное право вошли кредитные сделки, было найдено правовое место для регламентированного ростовщиче­ства. Сложившееся к XII в. jus canonicum стало своеобразным, но и еще одним (наряду с римским правом) общеевропейским по значи­мости источником формирования новых национальных правовых си­стем.






Сейчас читают про: