double arrow

Деньги, рынки и привычку к выбору лучше всего искоренить, формируя социальную систему по образу хорошо управляемой плантации


Всеобщий наниматель, не удовлетворяясь полумерами, в конце концов будет владеть своими работниками.

Завершение построения господства над гражданским обществом путем максимизации дискреционной власти можно рассматривать как цепь последовательных корректирующих шагов, каждый из которых направлен на то, чтобы сделать социальную систему послушной целям государства и внутренне согласованной, хотя эти два условия не обязательно совместимы (и даже не обязательно с большой вероятностью совместимы). Следовательно, каждый корректирующий шаг способен породить некоторые новые системные противоречия и обусловить необходимость новых корректирующих шагов. Эта последовательность привносит ту политическую динамику, какова бы она ни была, которой обладает государственный капитализм.

Первый и, возможно, самый решающий из этих шагов, в ходе которого гражданское общество очищается от децентрализованной капиталистической собственности, а государство становится всеобщим собственником и нанимателем, уничтожает противоречие между политическим и экономическим подчинением, которое является результатом служения двум хозяевам. Однако, как я говорил в начале этой главы, слияние политической и экономической власти в рамках государствен -ной, в свою очередь, несовместимо с электоральной конкуренцией за обладание ею. Для всеобщего нанимателя необходимость баллотироваться на должность будет означать, что он подталкивает своих работников к голосованию за увеличение оплаты при одновременном сокращении объема работы. Тогда следующей корректировкой должен стать переход от конкуренции в политике к монополии в ответ на соответствующие перемены в структуре собственности. Классическую «буржуазную» демократию необходимо будет преобразовать в социалистическую или народную демократию. Ее можно называть как угодно, лишь бы это был набор правил, адекватным образом обеспеченный санкциями, в рамках которых согласие




на пребывание у власти и сохранение в руках монополиста ее основы не подвергается испытанию выборами.

В получившейся системе тому, кто находится у власти, не грозит отзыв; его нельзя лишить кресла без использования насильственных средств; он владеет всем капиталом, хотя его подданные продолжают владеть своим трудом. Однако снова проявляются противоречия, требующие новых шагов, новой адаптации социальной системы.

Если государство в одиночку владеет всеми факторами производства или берет их внаем, оно должно в одиночку принимать (или делегировать) все решения о том, «кто и что делает», при посредстве которых происходит распределение капитала и труда для производства продукции. Это не только обязанность, но и удовольствие; возможность направлять ресурсы на определенные цели, инициировать производство одних товаров, а не других — это естественный компонент любого вероятного максимизируемого критерия, любого осмысленного использования дискреционной власти. Его словесным симптомом является то, что государство (и его идеология) трактует «планирование» как желанную привилегию, а не как неприятную рутину.



Одновременно с распределением факторов производства государство должно принимать соответствующие решения о распределении доходов. Два набора решений являются взаим -но обусловленными. Это объясняется хотя бы тем, что разных людей необходимо вознаграждать за выполнение порученных им задач. (Вероятно, хотя и не обязательно, государство как единственный наниматель может убедить их выполнять свою работу за меньшую сумму, чем это удалось бы сделать частным капиталистам, конкурирующим друг с другом. Соотношение величины заработной платы при двух системах будет отчасти зависеть от того, сколько и какого труда будет требоваться в каждой из них. Наши рассуждения не требуют, чтобы то или иное значение «заработной платы на уровне прожиточного минимума», которое согласится обеспечить рациональный монопсонист, всегда было меньше заработной платы, предлагаемой конкурирующими капиталистами.)

Взаимозависимость решений о распределении ресурсов и распределении доходов означает то, что им нужно быть согласованными, а не то, что они обязательно будут таковыми. Если при определенном наборе решений о распределении доходов работники получают суммы денег, которые они могут потратить по своему усмотрению, ничто не гарантирует, что они израсходуют свои заработки на тот поток товаров, который производится в результате решений о распределении ресурсов. Не существует встроенного механизма, который не давал бы им (невольно) дезавуировать план.



Несоответствия между предложением товаров и порождаемым им спросом проявляются по - разному в условиях гибких и фиксированных цен. Симптомы, проявляющиеся в последнем случае, — очереди, лимиты, черные рынки и (на пути к изобилию) груды товарных остатков, — по-видимому, менее противны социалистическим государствам, чем симптомы, проявляющиеся в первом случае, — пляшущие цены. Независимо от симптомов, это несоответствие будет сохраняться и оказывать обратное влияние на распределение ресурсов и доходов, нарушая государственный план. Если государство выделяет рабочих для производства пушек и масла и они хотят больше масла, чем производят, то вложенный план, посвященный производству пушек, столкнется с трудностями, которые могут быть лишь чуть более (или чуть менее?) разрешимыми в случае, если масло рационируется, чем если его цена повышается32.

32 Если бы затраты ресурсов на все усилия по изготовлению всего масла и всех пушек зависели только от выпуска масла, то существовало бы (по крайней мере) одно идеальное распределение рабочей силы между молочной и оружейной отраслями, которое обеспечивало бы максимальный выпуск пушек (которое, кстати, должно было бы начинаться на гораздо более ранних стадиях производственной цепочки — с обучения молодежи ремеслу маслоделов и оружейных мастеров). Слишком большое число людей в оружейной промышленности, по сравнению с этим решением, привело бы к снижению выпуска и пушек и масла.

Однако производство пушек — это только одна из целей, входящих в максимизируемый критерий тоталитарного государства; некоторые другие цели могут противоречить тому, чтобы давать людям столько масла, сколько они хотят, особенно если потребление масла увеличивает их склонность к мятежам или повышает уровень холестерина и расходы на здравоохранение. Помимо этих прагматических соображений, государство может ощущать, что потакать людям — это плохо и что это не их дело — решать, сколько им надо масла.

Как же тогда обеспечить согласованность? Чаще всего рекомендуют «рыночный социализм». Он сводится к тому, чтобы подстроить выпуск под нужды людей в обмен на усилия, которые они соглашаются затратить на его производство. Это может быть достигнуто без особых хлопот с помощью парка компьютеров, которые получают информацию об исследованиях рынков и технологиях производства и решают систему из очень большого числа уравнений, а результаты используются для привлечения людей в те виды деятельности, где будет производиться именно такой набор предлагаемых товаров, который будет гарантированно востребован занятыми в них людьми. Все, что для этого требуется, — это чтобы уравнения корректно описывали достаточное количество значимых отношений между вкусами, способностями и навыками людей, капитальным оборудованием и имеющимися материалами, а также известными способами, которыми все возможные ресурсы могут быть скомбинированы таким образом, чтобы произвести заданную продукцию.

Если это предположение отметается как смехотворное, можно обратиться к реальным, не смоделированным рынкам и позволить их взаимодействию привести в соответствие распределение ресурсов и распределение доходов. Это делается (если довольно радикально обобщить работу тонких механизмов) касанием невидимой руки, воздействующей на некоторые из многочисленных отдельных, децентрализованных решений, каждому из которых лучше всего быть сравнительно мелким. При государственном капитализме минимальное касание невидимой руки может сделать то, чего от нее ждут, только если управленческая бюрократия организована так, что она максимизирует прибыль достаточно большого числа «центров прибыли» по отдельности. Это, в свою очередь, означает, что бюрократы должны подвергаться действию стимулов и санкций, налагаемых продавцами труда и покупателями товаров, а не государством. Когда бюрократию просят служить двум хозяевам, ее успех будет зависеть от того, насколько хорошо она послужила одному из них33.

33 Можно привести доводы в пользу того, что менеджеры частных капиталистических предприятий тоже служат двум хозяевам, владельцу и клиенту. Однако те, кто с большим успехом служит

Бюрократы все чаще будут оказываться в аномальной позиции квазисобственников, получая благодаря рыночному успеху управляемых ими предприятий или центров прибыли некую автономию и защиту. Никакое тоталитарное государство в здравом уме не станет рисковать, допуская подобную эволюцию, тем более что возникающая политическая угроза касается его пребывания у власти, а выгоды от повышения экономической эффективности достаются частично иди даже полностью его подданным. История регулярно повторяющихся и прекращающихся экспериментов с децентрализацией, рынками, саморегулирующимися механизмами в экономическом управлении социалистических государств является сильным косвенным свидетельством того, что тоталитарные режимы редко теряют из виду «примат политики» надолго. Они не позволяют, кроме как в минуту рассеянности, ставить надежность своего пребывания у власти под угрозу ради ублажения лавочников34.

последнему, не ставят этим успехом под угрозу положение первого. Менеджеры — это не соперники владельцев.

34 Случай Венгрии, которая, несмотря на отдельные отступления, с конца 1960-х гг. прошла длинный путь к децентрализованной максимизации прибыли, осмысленным ценам и даже терпимости по отношению к мелкой поросли частных предприятий, весьма парадоксальным образом является возможным подтверждением этого тезиса. Если страна и представляет собой живое доказательство того, что «рыночный социализм работает», то это благодаря травме, нанесенной восстанием 1956 г. , подавленным Россией, которая создала молчаливое взаимопонимание между режимом и его подданными. После восстановления режима силой советского оружия у венгерского государства хватило ума понять, что сохранение его власти обеспечивается благодаря географическому положению и поэтому не требуется обеспечивать его дополнительно с помощью социальной системы, в которой ни у кого нет независимых средств к существованию. Гражданское общество, выучив свой урок, стало относиться к политике равнодушно. Таким образом, хотя все больше и больше менеджеров предприятий и спонтанно возникших кооперативов, люди свободных профессий, мелкие бизнесмены и крестьяне обеспечивают себя сами, без помощи государства, не происходит и параллельного роста потребности в политическом участии и самоуправлении.

В этих уникальных и благоприятных обстоятельствах венгерское государство может без опаски уступать столько экономической власти, сколько будет приемлемым для ее соседей, и

Если уступить искушениям рыночного социализма, то он позаботится о соответствии распределения ресурсов и распре -деления доходов путем децентрализованного принятия решений под воздействием денег и рынков. Это, в свою очередь, породит новое несоответствие между императивной потребностью в том, чтобы люди (включая менеджеров) зависели от государства, и экономическими механизмами, которые возвращают некоторым из них независимость.

Однако любой механизм (даже если бы он мог быть политически нейтральным и безвредным, наподобие сетей послушных компьютеров), при котором распределение ресурсов подчиняется желаниям людей, в самой своей основе представляет собой уступку части той власти, которую государство с таким трудом завоевало. Рациональное государство, обладающее обширной властью благодаря одновременной монополии на вооруженную силу и на капитал и намеревающееся эту власть удерживать, должно искать метод корректировки, не связанный с подобными уступками. Вместо того, чтобы позволять производство фастфуда, порно-поп-видео, амфетами-

в особенности, конечно, для Москвы. Единственным реальным ограничением является российская приверженность к некоторым социалистическим принципам и растущее раздражение гостей из России при виде завоеванной колонии, которая наслаждается гораздо лучшими стандартами жизни.

Для Москвы, не имеющей дружественных танков большого соседа, которые можно было бы пригласить для «нормализации» ситуации, если бы руководящая роль партии была оспорена самоуверенными технократами, разжиревшими крестьянами, вечными аспирантами и всеми теми независимыми людьми, которые бесконтрольно процветают, когда начинают возвращаться признаки децентрализованной экономической власти, без сомнения, было бы опрометчиво выслушивать аргументы всевозможных экспертов в защиту « экономических реформ ». У нее на кону стоит нечто большее, чем повышение эффективности саморегулирующейся экономики.

С другой стороны, менее ясно, почему Чехословакия, народы которой в 1968 г.получили хотя и почти бескровный, но, без сомнения, почти столь же эффективный урок политической географии, как венгры в 1956 г. , отказывается дать волю невидимой руке для того, чтобы пробудить экономику от коматозного оцепенения. Следует предположить, что национальная склонность к осторожности усиливается удвоенной защищенностью, которую дают статус зависимых подданных и братская помощь.

нов, неэкономичных с точки зрения общества частных автомобилей и прочего вредного мусора потому, что этого хотят люди, оно может производить «одобренные товары» [merit goods] и побуждать людей к тому, чтобы они их хотели35.

Таким образом, корректировка распределения ресурсов, к которой стремится государство, если она вообще возможна, должна произойти путем замены вкусов, образа жизни, характера людей на те, которые им предлагаются. Это может оказаться долгим процессом — заставить их на самом деле полюбить, скажем, непросеянную муку, национальную оборону, музыку Шёнберга, практичную долговечную одежду, общественный транспорт (без всяких частных машин, которые стопорят движение), красивые государственные здания и полностью стандартизованное жилье. Пока время и привычка будут медленно делать свое дело, государство может продвигаться к этим целям быстрее, срезав путь. Оно может атаковать непосредственно привычку к выбору, из-за которой возникает так много неприятностей, перестав платить людям с помощью универсальных талонов — денег.

Наличие денег дает широкий простор для выбора и приучает людей к нему. Специализированные талоны, которые можно потратить лишь на гораздо более узкий класс това-

35 «Одобренные товары» государство считает хорошими для людей. Если товар А является одобренным товаром, его предложение должно быть устроено так, чтобы невозможно было увеличить потребление любого неодобренного [non-merit] товара В, сократив потребление А. Например, не должно существовать возможности заменить молоко, выдаваемое ребенку в школе, на леденцы или на пиво для отца ребенка. Этого можно добиться, если молоко выдается в розлив и каждый ребенок пьет столько, сколько хочет.

Когда крупный рогатый скот кормят из самонаполняющихся кормушек, считается, что он съест ровно столько, сколько нужно. Аналогичным образом, когда одобренные товары доступны в любом количестве, предполагается, что люди будут потреблять столько, сколько им требуется. Для некоторых важных товаров такого рода это приводит к неоднозначным последствиям. Наиболее известными являются случаи бесплатного здравоохранения и бесплатного университетского образования. В силу соперничества, ревности или иных причин потребление этих товаров, как правило, выходит из-под контроля, после чего его практически невозможно стабилизировать, а тем более сократить.

ров — только на обеды, образование детей, транспорт, проживание на отдыхе, медицинские услуги и т.д., — ограничивают этот простор; они также способствуют отвыканию от выбора. Их другим, возможно, второстепенным преимуществом является то, что они делают потребительский спрос более легко прогнозируемым в целях планирования. Более фундаментальным их свойством является то, что такие талоны передают часть власти распоряжаться доходами от получателей государству, которое в разумных пределах может изменять «смесь» талонов, а следовательно, формировать образ жизни людей. Тем самым талоны напрямую обеспечивают непосредственное удовлетворение для государства, которое хочет, чтобы его подданные жили определенным образом, скажем, вели здоровый образ жизни, потому что быть здоровыми — это хорошо для них, или потому что они работают и сражаются лучше, когда они здоровы, или потому что государство просто ценит здоровье.

Все, что делают специальные талоны, бартерная система делает еще лучше. Талон на обед или продовольственный талон [food stamp] по меньшей мере оставляют на личное усмотрение выбор потребляемой пищи, а образовательный ваучер — выбор учебного заведения. Талон признает и до некоторой степени даже поощряет своего рода суверенитет потребителя. Заводские и офисные кафетерии, ассортимент основных продуктов питания по низким ценам, распределяемое жилье, отправка детей в назначенную школу, а больных в конкретный диспансер — все это исключает некоторые из оставшихся поводов для выбора и укрепляет прерогативу государства по принятию решений. Для подданных жизнь становится проще, число ее загадок — меньше, а коммунальное существование (в противопоставлении индивидуальному и семейному) — более всеохватным.

Еще дальше, чем система, при которой людям платят меньше денег и больше выбранных товаров, лежит предельный случай, при котором им не платят совсем, а государство просто обеспечивает их конкретные потребности. Ситуация исключительного доступа, когда доступ людей к благам регулируется зарабатываемыми деньгами или талонами, заменяется свободным доступом: билеты в метро отменяются, больницы не берут плату, молоко, концерты и жилье бесплатны (хотя не все получают такое жилище, какое им хотелось бы),

а некоторые товары, которые людям нужны, но которых они не хотят, такие как защитные каски или назидательные публикации, раздаются всем приходящим вплоть до того момента, когда за ними придут все. Граница между общественными и частными благами, и в лучшие времена размеченная неважно, становится неохраняемой, а государственное планирование демонстрирует устойчивый крен в пользу общественных благ, которые будут «перепроизводиться» (по крайней мере по стандартам Парето-оптимума, удовлетворяющего предпочтениями «репрезентативного человека» — полезного вымышленного объекта, позволяющего нам делать вид, что все люди одинаковы и единодушны, не говоря об этом явно).

Общественные блага по своей сути и частные блага в силу постепенной атрофии денег и рынков предоставляются людям в зависимости от того, кто они и где они находятся (например, гражданин, житель города, мать, студент, член иерархии данного «коллектива», такого как место работы, школа или микрорайон, офицер полиции, чиновник определенного ранга и т. д.), и доступ людей к благам определяется их местом в жизни. Используя несколько обтекаемые выражения, мы можем сказать, что все они получают то, что государство считает соответствующим их жизненной ситуации. Говоря прямо, они получают то, что им нужно. Именно таким образом рациональные интересы государства в конце концов смыкают -ся с соответствующим идеологическим принципом — который одновременно является прогнозом и предписанием — давать «каждому по потребностям».

Однако по мере того как все большее количество людей получает блага главным образом в зависимости от их номинальной жизненной ситуации и положения (ранга), а не от того, насколько хорошо они делают свое дело, одно системное противоречие исчезает за счет возникновения другого. Всегда существуют те, кто получает настоящее удовольствие от определенных видов усилий, скажем, преподавания или вождения автомобиля по запруженным улицам, и обладает достаточным везением, чтобы им доверили учебный класс или такси. Но зачем остальным делать то, чего от них требует план распределения ресурсов, и зачем им делать это хорошо, если они предпочитают уклоняться и отлынивать? Форма эволюционирующей социальной системы на этом этапе поощряет уклонение или по крайней мере не может его предотвратить. Более того, если

люди работают в группах, то группа навязывает своим членам уклонение, медленный рабочий ритм или низкое качество работы под угрозой остракизма, презрения или мести Streher* (английское слово striver не передает ироничной враждебности немецкого термина). Этот феномен является перевернутым отражением санкций, которые будут применяться в группе, требующей высокою уровня групповых усилий, против «безбилетника» , который не будет утруждать себя.

Если не исправить это противоречие между потребностью в усилиях и отсутствием каких бы то ни было внутренних причин для приложения усилий, то государство, находящееся на вершине такой социальной структуры, будет максимизировать свои потенциально достижимые цели не с большим успехом, чем кто-нибудь смог бы толкать груз веревкой.

Очередной корректирующий шаг заключается в том, чтобы реализовать quid pro quo, которым сопровождается обеспечение потребностей. Если государство заботится о средствах людей к существованию, то для них едва ли оправданно продолжать владеть своим трудом, придерживая его целиком или частично, по настроению, и расходуя его (если вообще расходуя) на работу по своему выбору. По справедливости, они обязаны государству своей способностью прилагать усилия, так что ее можно полностью использовать ради общего блага.

Когда общие обязательства, возникающие в силу статуса людей, вытесняют конкретные ad hoc контракты, государство заканчивает тем, что становится собственником своих подданных. Его задача становится более трудной и амбициозной. Внимание государства теперь должно распространяться на вопросы, ранее относившиеся к неполитическим и решавшиеся в рамках гражданского общества (а также на вопросы, которые вообще не могут возникнуть нигде, кроме как в тоталитарной системе), что весьма похоже на всеохватную заботу рационального владельца плантации на американском Юге до Гражданской войны: «Ни один аспект управления рабами не является слишком незначительным, чтобы быть исключенным из рассмотрения или обсуждения, — жилье, рацион, медицинская помощь, воспитание детей, праздники, поощрения и наказания, альтернативные методы организации полевых

* Карьерист, честолюбец (нем.). Прим. перев.

работ, обязанности управляющих и даже манеры и внешний вид плантатора в его взаимоотношениях с рабами...»36

Большинство следствий из необходимости управлять государством как большой, сложной и самодостаточной плантацией вполне очевидно. Некоторые из них удручающе актуальны. Их не требуется прорабатывать, а достаточно только коснуться. Необходимо в определенной степени направлять труд туда, где он нужен, а не туда, куда ему хочется. Необходимо распределить образовательные возможности для воспитания и обучения людей, которые будут выполнять будущие функции и действовать в новых ситуациях, которые собирается создавать государство. Нужно снова и снова наращивать вооруженные силы, аппарат слежки и репрессивный потенциал, поскольку они должны справляться не только с политическим неповиновением, но и с ленью, расточительством и «проблемой безбилетника». Государство не может допускать забастовок. Не может оно допускать и «выхода», голосования ногами; граница должна быть закрыта, чтобы вся собственность оставалась внутри, а кроме того, в качестве дополнительной задачи, чтобы любое чуждое, диссонирующее влияние, которое ухудшает состояние его собственности, не допускалось внутрь.

Является ли в конечном счете такая социальная система завершенной, эффективно функционирующей, абсолютно согласованной? Не получится ли так, что одна из ее частей затрудняет функционирование другой, а тем более входит с ней в противоречие, разрывая в конце концов жизненно важные внутренности? Приносит ли она удовлетворение от управления — соблазняя государство расслабиться и предаться созерцанию своей законченной конструкции, заботясь только о собственном удовольствии и сохранении своего места в этой конструкции, т.е. желая остановить историю?

Если и есть приемлемый ответ на этот вопрос, то для его обоснования потребуется другая, столь же умозрительная книга. На первый взгляд, впрочем, перспективы любого окончательного решения насущных вопросов в отношениях между государством и гражданским обществом выглядят сомнительными — возможно, это обнадеживает. Если бы стремление

36 Robert William Fogel and Stanley L. Engerman, Time on the Cross: The Economics of'American Negro Slavery, 1974, vol. l,p. 202.

государства к самореализации успешно завершилось появлением хорошо управляемого тоталитаризма, то человеческие типы, к выращиванию которых такая система приспособлена, скорее всего, быстро разочаровали и обманули бы ожидания государства. Это действительно может оказаться его неминуемым затруднением, точно так же как неминуемым затруднением гражданского общества, вероятно, является его разочарование в государстве.

ПРЕДМЕТНО-ИМЕННОЙ УКАЗАТЕЛЬ

А

Автономия

— и государство 294 Адаптация, отличается от обучения 100 сн.

Актон, лорд 164, 191 Альтфатер Эльмар 80 сн. «Анархия, государство и утопия»

(Нозик) 194 сн., 217 сн., 223,

254 сн. Антагонистическое государство

— и выявленные предпочтения правительств 138—149

— и легитимность 101 —109

— и межличностная справедливость 149—163

— и подавление 101-109, 114

— и согласие 110—116

— непреднамеренные последствия продуцирования межличностной справедливости 163—172

— принятие сторон в нем 116-129

Барбер Бенджамин Р. 168 сн.,

227 сн.

Барри Брайан 34 сн., 157 сн. Барро Одилон 122 Бартлетт Рэндалл 336 сн. Баумоль У. Дж. 69 сн., 136 сн.

180сн.

Белл Даниел 34 сн. Бентам Иеремия 14, 135,

137-138,198

— межличностное сравнение

142-143, 144-146

Берлин Исайя, сэр 247 Бисмарк Отто фон 84—85,

124-125

Брайан Уильям Дженнингс 126 БрайтДжон 120 Бретон Альберт 348 сн. Бриттан Сэмюел 318 Будон Раймон 64 сн., 372 сн. Бьюкенен Джеймс 15 сн. Бюрократия

— и государственный капитализм 376—387

-наем 380-382

— «экстернальная» защита 383-384

В

Вальц Кеннет М. 64 сн. ВеберМакс38, 101, 291 Вебстер Даниел 47 сн. Вильгельм I 124 Вильгельм II 125 Владение (собственность)

— связь с контролем 376—382 Власть

— в сравнении с дискреционной властью 291, 347-352

— политическая в сравнении с экономической 356—358

Вмешательство

— как принуждение 150

— преобладает 151 Возможностей равенство

— и перераспределение 279 — 281

Война

— и «дилемма заключенных» 59-63

Волеизъявление большинства

— и демократические ценности 179-180,190-191

Вольф Роберт Поль 74, 204 сн.,

223 Выявленное предпочтение

— и антагонистическое государство 138—149

ВэрианХэлР. 259

Г

Гамбетта Леон Мишель 122, 123

Гамильтон Александр 54

Гардинг Уоррен 54

Гарфилд Джеймс 54

Гегель Георг 77

ГенрихП 106

Генрих III 106

Гизо Франсуа 85, 268

Гинсберг Бенджамин 110

Гитлер Адольф 160

Гладстон Уильям 346

ГоббсТомас16,38, 173

— и общественный договор 56-59, 69-71,80, 212 сн.

Государственный капитализм. См. тж: Капитализм; Капиталистическое государство

— государство как класс 373-387

— объединение политической и экономической власти 353— 373

— примиряет размещение и распределение 388—399

— югославская модель 366— 367

Государство 14. См. тж: Антагонистическое государство; Капиталистическое государство

— функция утверждения силы 342-352

Государство благосостояния

— его сущность вызывает привыкание 294—295

— основания 116—118 Грант Улисс 54

Грин Т. X. 155-156, 158 Групповая выгода

— проблема «безбилетника» 301-309,315-316

— в естественном состоянии 300-301

Группы интересов

— и альтруизм 303—304, 312-313,322-323

— и зависть 303—304, 313

— и инфляция 322—324

— проблема «безбилетника» 301-309,312-315

— рост 315-320, 339-340

Д

Дайси А. В. 138 Де Лувуа Франсуа, маркиз 122 Де Сийес, аббат 158 сн. Демократические ценности

— и зависть 257—263

— и либерализм 173—196

— и полезность 196—208

— и равенство 196—208

— и справедливость 209—225

— и эгалитаризм 226—241

— любовь к симметрии 242— 257

Демократия

— и «установленные» конституции 268-269

— и демократические ценности 173-196

— и перераспределение 285— 289

— как «распределенная собственность» 348

— «конвергенция программ» 290

— социалистическая 364—367, 388

— электоральная, в противовес плюралистической 113

«Дилемма заключенных»

— и антагонистическое государство 130—131

— и общественный договор 59-60, 63-70, 72сн.,72

Договор (контракт). См. тж: Общественный договор

— и капиталистическое государство 38—48

— межличностная справедливость и свобода контрактов 149-163

— права третьей стороны и свобода контрактов 45—48

— праведливость отменяет контракты 209—225

Друкер Питер Ф. 384—385 сн. Дьюи Джон 155, 192

Е

Екатерина Великая 113 Естественное состояние 15—18

— и капиталистическое государство 33-38, 48, 91

— контуры минимального государства 48—55

— и общественный договор 59-60, 60 сн., 66-67, 71

Ж

Жискар д'Эстен Валери 340

Зависть

— и равенство 24—25, 257— 263

Закон о бедных (1834) 116 Закон о реформе (1832) 117 Закон об общественном здравоохранении (1875) 117 Заработная плата на уровне прожиточного минимума

— и распределение 346—347

И

Избирательная реформа 119 Изменяющиеся пропорции

— закон об 199 Институты, в рамках которых

выигрывают все 175—176

— и перераспределение 327— 342

Интеллектуал

— и государственный капитализм 361—362

Интуиция

— и утилитаризм 138—139, 148

Инфляция

— и перераспределение 320— 326

Иосиф II113, 184 «Исходное положение»

— и распределение 222, 234, 239

К

Казимир - Перье Жан 85

Кант Иммануил 59

Капитализм. См. тж: Капиталистическое государство; Государственный капитализм

— свобода контрактов как условие 42—48

— владение как условие 38—42 «Капитализм, социализм, демократия» (Шумпетер) 361 сн.

Капиталистическое государство 18—19. См. тж: Капитализм; Государственный капитализм

— и классовое господство 75-91

— и контракты 38—48

— и «ложное сознание» 91-100

— и общественный договор 58-75

— и предпочтение 31—38

— контуры минимального государства 48—55

— максимизируемые величины 92-94

— оправдание 55—58 Карл III Испанский 184 Карл XII Шведский 345 Кассирер Эрнст 65—66 сн. Кастлрей Роберт Стюарт, виконт

85 Классовая борьба

— и распределение 277

— и государственный капитализм 373—387

Классовое господство

— и изобретение государства 75-91

Классовое угнетение

— государство как инструмент 55-56

Классовые интересы

— и антагонистическое государство 118-119

Кластр Пьер 36—37, 38

Кобден Ричард 85, 120, 122, 294

«Коллективный выбор»

— и капиталистическое государство 74

Кольбер Жан-Батист 122 Конрад Д. 361 Конституция, постоянная

— блюстители 273-274, 287

— и демократические ценности 180-181

— и перераспределение 25, 265-276

— «конституционная монархия» 268-269

Контроль

— и владение 376—382 Крестьянское восстание 1381 г.

106-107

Л

Ланьель Андре 275 сн. Лассаль Фердинанд 85 Легитимность

— и антагонистическое государство 20-21, 101-109, 173

Ленин В. И. 14, 78, 84, 353-

354,355,357,378 Либерализм

— и демократические ценности 173-196

ЛипсетС. М. 173 сн., 252 сн. ЛиттлИ. М. Д. 163 сн., 198, 224 Лобо, генерал 85 «Ложное сознание» 216 сн., 337, 339

— и антагонистическое государство 110, 119-120, 154

— и капиталистическое государство 91—100

ЛоккДжон 14, 38, 95 Луи-Филипп 53, 81 Лукач Георг 362 сн. Людовик XIV 106 Людовик XV 113 Людовик XVI 81

М

Макиавелли Николо 13. 102 сн. Мак-Кинли Уильям 126 Максимизация блокирующего

меньшинства 180, 289 Маркс Карл 13, 14, 28 сн., 37,

38, 309, ЗЮсн., 387

— государственная служба 123

— классовое господство 75—80, 83-85

— «Критика Готской программы» 24,246

— теория государства 76

— теория ценности 346—347

— Французская революция 52-53, 81-82, 83-84

— эгалитаризм 244—246 Марксизм

— и классовое господство 86-89

— и теория общественного договора 79—80

Маркузе Герберт 74 сн., 294 сн. Маршалл Альфред 151 Матиас П. 333-334 сн. Межличностная справедливость.

— и антагонистическое государство 149—163

— непреднамеренные последствия продуцирования 163 — 172

Мельбурн Уильям Лэмб, виконт

Механизм монополии 386 Миллер Ричард 216 сн. Миллз Ч. У. 382

Милль Джон Стюарт 14, 120—

121, 132,252,268,364 Минимальное государство

— контуры 48—55

— максимизируемые величины 51-52

Мойнихан Дэниел П. 296 Монтескье Шарль Луи 267 Морган Дж. П. 121

н

«Налоговый потенциал»

— и перераспределение 284— 285

Наполеон III 84, 85, 122 Наполеон Бонапарт 53 Насилие

— и капиталистическое государство 31—38

«Нашедший становится владельцем», принцип 38—48, 95

Необходимость изобретения государства 55—58

— и господство классов 75—91

— и общественный договор 68-75

Ницше Фридрих 53 Ноли к Роберт 194 сн., 216, 2 1 7 сн.,223, 254 сн., 260

— перераспределение 287 сн., 331 сн.

Нужда

— питается помощью 294—320

О

«О свободе» (Милль) 120 О'Коннор Джеймс 363 Общественного выбора теория 15 Общественное сотрудничество (социальная кооперация) 17

— теория Руссо 60, 64—65 Общественные блага

— и распределение 152—1 53

— и государственный капитализм 396

Общественный договор

— и капиталистическое государство 31, 36—37

— и согласие 109-110, 175

— изобретение государства 57, 58-75

— и справедливость 210—211, 212сн., 213-214

— и марксизм 78—80

— и политический гедонизм 69, 75,92,94, 171

«Один человек — один голос». См. тж: Демократия

— капиталистическое государство и господство правила 93-94

— в сравнении с «плюралистической» демократией 113

«Одобренные товары»

— и государственный капитализм 394

Олсон Мансур 304 сн. Оруэлл Джордж 100 Отмирание государства

— и равенство возможностей 278-281

«Отрывок о правительстве» (Бентам) 135

п

Пайпс Ричард 82 сн. Первичные блага

— распределение по принципу максимина 229—230

— теория справедливости Ролза 230-232

Перераспределение. См. тле: Распределение

— вызывает зависимость 25-26, 294-320, 350

— деньги как естественный объект для перераспределения 278-279

— и «фиксированные» конституции 25, 265—276

— и повышающиеся цены 320-326

— «отбрасывание государства» 327-329

— покупка согласия 276—293

— элементы перемешивания в нем 332

Перрон Хуан 184 Петр I Великий 346, 347 ПигуА. С. 23, 198 Пиль Роберт, сэр 85 Питт Уильям 270 Пламенац Джон 39, 381 Подчинение

— и происхождение государства 31

Подчинение

— и капиталистическое государство 31 — 38

Полезность

— через равенство к ней 196-208

Политическая власть

— объединяется с экономической властью 356—358, 365

— регулирует вход 368 Политический гедонизм 19 — 20,

106, 173-174

— и буржуазия 88

— и ложное сознание 91 — 92

— иГоббс69, 80

— и необходимость изобретения государства 58—59

— и революция 369

— и общественный договор 69, 75,92-93,94, 171

Политическое предпочтение

— формирование 99 Помощь

— питается нуждой 294—320 Поппер Карл Р. 135—136 сн.,

193-194 «Последствия согласия» (Гинс-

берг) ПО

Оукшотт Майкл 131, 132 сн. Права третьей стороны

— и свобода контрактов 45 —47, 96-97, 149

Право. См.: Конституция, постоянная

«Преданная рсиолюцнн » (Трои,

кий) 362 П редел mi а л полезность дом )дд

— и демократические ценности 201-202

Предпочтение

— и капиталистическое госу дарство 31 — 38

« Предпочтение ликвидности »

Принцип различия 220 сн., 227 Проблема «безбилетника» 49 сн.,

131,350

— и групповое вознаграждение (групповая выгода) 300—309, 311-315

— в сравнении с дилеммой заключенных 71 — 72 сн.

— и государственный капитализм 398

Р

Равенство 24. См. тж: Возможностей равенство

— и демократические ценности 191-196,219-221

— преобладает в виде макси-мина 232

— и любовь к симметрии 242-257

— как предусмотрительность 226-241

— и полезность 196—208 Рай л Гилберт 105 сн. Распределение 388 — 399. См.

тж: Перераспределение

— и межличностная справедливость 154

— и «охотное общественное сотрудничество» 213 — 214

— и перемешивание 328—332, 388-393

— и производство общественных благ 152—153

— и социальная справедливость 152-153,221-222

— капитал и теории распределения 156—158

— личные таланты и теории распределения 157—159

— теория предельной производительности 157

— усилия и теории распределения 157

Распределение ресурсов

— и распределение доходов 328-332,388-392

Распределительная справедливость. См.: Распределение

«Рассуждения о представительном правлении» (Милль) 252

Рассуждение о разделении властей

— и антагонистическое государство 104—105

Революция

— и капитализм 80—82, 370-372

Репрессии

— и антагонистическое государство 20-21, 101-109, 113-114, 173-174

Ричард II 197 Ришелье, кардинал 345 Робертсон Денис, сэр 153,

168сн.

Рокфеллер Джон Д. 307 Ролз Джон 35 сн., 156 сн., 201,

359сн.

— бремя обязательства 237 — 239

— «исходное положение» 222-223,227,235,240

— «принцип различия» 227— 228

— теория справедливости 210-225,230-241

— эгалитаризм 23—24 Ротшильд Джеймс де 121 Рузвельт Теодор 126—127 Рузвельт Франклин 274

Руссо Жан-Жак 14, 38, 80, 173, 281

— притча об охоте 63 —65

— общественное сотрудничество (социальная кооперация)

60-61, 64 сн., 65-66 сн., 69, 109-110, 212 сн.

— естественное состояние 15-16

«Рыночный социализм»

— и государственный капитализм 390-394

С

Садлер Майкл Томас 119 Самоутверждение

— и общественный договор 59, 69

Свобода

— и демократические ценности 187-188,191-194

— и закон 267—268

— как неприкосновенность 187 Селеньи И. 361 сн.

Сен Амартия 72 сн., 99 сн., 185

сн., 198

Сильвер М. 348 сн. Симметрия

— равенство и любовь к 242-257

Систематическая ошибка

— в интересах государства 336-337, 339-340

«Смешанная экономика»

— и государственный капитализм 360

Собственность

— и капиталистическое государство 94—95

— и контракт 209

— и либерализм 188—189 Согласие

— зависимое от согласия должностное государство 354—355

— и антагонистическое государство 20, 109-116,173-175

— и государственный капитализм 353—354

— и конкуренция 337—339

— и политическое подчинение 173, 174, 176-177

— и сговор 282—283

— перераспределение и покупка 276-293

— последствия согласия посредством перераспределения 265-267

— посредством воздействия 127-128

— посредством голосования 128

Сопоставление издержек и выгод

— и утилитаризм 136 Социальная система

— сформированная по образцу хорошо управляемой плантации 388-399

Социальная справедливость. См.:

Справедливость Спенсер Герберт 120, 221, 294,

341 Справедливость

— отменяет контракты 209— 225

— теория Ролза 210-225, 230-241

Сравнимость

— межличностная и выведен -ные предпочтения правительс -тва 141-149

Сталин И. В. 379

« Старый порядок и революция »

(Токвиль) 52, 187-188 сн. Стиглер Джордж 310 Судебная власть, независимость

т

Тайлер У от 107 Таллок Гордон 382 сн. Талмон Дж. Л. 188 сн. Тейлор Майкл 34 сн., 60 сн., 70

сн. Теорема Эрроу о невозможности

94 сн. Теория выбора

— «дилемма заключенных» 59-60,63-72

Теория игр

— дихотомия между распределением ресурсов и доходом 328-330

— и дилемма Гоббса 60 см., 62-63,68

«Теория справедливости» (Роли) 35 сн., 201, 210-211, 22(>, 237

«Техноструктура»

— и государственный каиитл лизм377, 379

Титулы

— и капиталистическое государство 38—48

Токвиль Алексис де 17, 52, 120, 164, 187 сн., 208, 335-336 сн., 372 сн.

Торговля

— и «дилемма заключенных» 63,68

Трейчке Генрих фон 53 Троцкий Л. Д. 362, 370-371 сн.,

379, 381-382 сн. Трудовое законодательство

— и антагонистическое государство 121—122

Тьер Луи Адольф 122

У

Уолпол Роберт 53, 118 сн. Утилитаризм

— и антагонистическое государство 21-22, 129-138

— и выявленные предпочтения правительств 138—144

— и справедливость 221

Ф

Фабричные законы (Англия) 86,

ФаврЖюль122 ФерриЖюль 111, 122 «Фискальное освобождение»

— и государственный капитализм 363

Фишкин Джеймс 230 ФрайГ. К. 118сн. Фридмен М. 200 Фридрих Вильгельм I 230 Фридрих Вильгельм IV 124

X

Хайек Фридрих фон 165, 257,

288-289 сн. Хан Фрэнк 134 сн. ХобхаузЛ. Т. 155 Хонеккер Эрих 230 Хрущев Н. С. 380

Чедвик Эдпин 116—117 сн. Чемберлен Джозеф 165—166 сн.

ш

Шварценберг Феликс, принц 85 Шевалье Мишель 122 Шеллинг Томас К. 181 сн. Шефтсбери, лорд 119 Штейн Генрих 125 Штраус Лео 19 сн., 69 Шумпетер Йозеф А. 28, 255 сн.,

361 ШэклДж. Л. С.236

Э

Эгалитаризм. См.: Равенство ЭджуортФ.У. 23, 198,204 Экономическая власть

— соединяется с политической властью 356—358, 365

Эли Галеви 142, 143 сн. Элиас Норберт 386 Энгельс Фридрих 14, 24, 38, 53 сн., 56, 246, 354

— теория государства 76—79, 81-82,83,89

Эрроу К. Дж. 94 сн. Эстлер Джон 99 сн., 272 Эттли Клемент 184

ю

Юм Давид 106

Я

Якобинство 81, 120 Яков II 345

А

Ableitung, в теории общественных

контрактов 79—80 сн. Auster, Richard 348 сн.

В

Basu, К. С. 146 сн. Bourricaud, Francois 64 сн.

С

Carneiro Robert L. 32 сн. Chevenement J.-P. 374 сн. Claessen Henri J. M. 107 сн. Cohn, Norman 372 сн.

D

Daniels, Norman 216 сн. Downs Anthony 252 сн.

EastonD. 292 сн. Elleinsteinjean 359 сн. Engerman Stanley R. 398 сн.

F

Fogel Robert William 398 сн. Foster J. 90 сн. Freeman M. 168 сн. Frey, В. S. 349 сн. Friedman, David 91 сн. Frost Brian 317 сн. Furet, Francois 81 сн.

G

Galbraith J. Kenneth 377 сн. Gaxotte Pierre 269 сн. Gewerbefreiheit 41

H

Hardin Russell 70 сн., 304 сн. Hexter J. H. 82 сн. Hirsch Joachim 80 сн. Hirschman Albert 308 сн. HoebelE. A. 32 сн. Howard Michael 102 сн.

J

Jennings J. D. 32 сн.

Jennings Sir Ivon 117 сн.

К

Kreps David M. 70 сн.

Kurtz Donald V. 107 сн.

L

Laslett, Peter 132 сн., 248 сн.

Lindblom Charles E. 201 сн.

M

Mackperson С. В. 40 сн., 364 сн.

March J. G. 292 сн.

Milgrom Paul 70 сн.

Minogue Kenneth R. 186 сн.

Moore Barrington, Jr. 74 сн.

N

Niskanen W. A., Jr. 349 сн.

О

Oppenheimer P. 224 сн.

PaznerE. A. 259 сн.

R

Rae Douglas 259 сн.

Rapoport Anatol 70 en. Robbins Lord 143 en. Roberts John 70 сн. Rothbard Murray N. 9 1 ci Ruehl-GerstelA. 371 en, RuncimanW. G. 248 см.

Salinger N. 377 сн. Savage L. J. 200 сн. Schmeidler D. 259 en. Schneider F. 349 сн. Skalnik, Peter 107 сн. Smale, J. 70 сн. Streisser Erich 392 сн.

T

TawneyR. H. 187 сн.

U

Understanding Rawls (Wolff, Rob ert)204cH., 223







Сейчас читают про: