double arrow

Фольклорность сюжета и жанра как специфический этап в истории литературы 2 страница


118 Liv. XXII, 1 и мн. др. На этом же основан все еще бытующий обычай угощения гостей едой.

119 Такая значимость сохранилась в языке δαίομαι — 'делить на части', 'растерзывать', но и 'гореть', 'пылать', 'жечь' (δαίω, δαίς — 'факел', 'битва', δαίς — 'пир' (где у каждого равная порция, так называемый пир вскладчину).

120 Ср. солнечный стол у эфиопов (Herodot. Ill, 18); άριςτον — завтрак, дословно значит 'утренник', от 'res', тотем-солнце и заря-утро (Марр, 1926 (2). С. 228).

121 “Разгрызающий меня... будет жить через меня” (Ио. 6, 57); “разгрызающий мое мясо и пьющий мою кровь имеет мою кровь, остается во мне и я в нем” (Там же. 56).

122 Марр, 1927 (3). С. 89.

123 Ср. Петров, 1934. С. 140.

124 Мнесимах и Колофоний у Athen. 421 b-d; Posid. FHG III, 265, 259; Nic. Dam. FHG III, 416; Деметрий Скепсийский у Athen. 155 b; Tacit. Germ. 22. Этим объясняются многочисленные античные состязания в еде и питье (Харес, Тимей и Никий у Athen. 437 а-с, f, 438 а; FHG I, 225). Во время еды завязывается состязание в красоте, с участием судей (Xen. Conv. V, I sqq.). В войске во время еды происходило состязание в пении, и победитель получал награду от полемарха; этой победной наградой было мясо (Филохор FHG I, 393). Ср. состязание в еде Геракла с Лепреем, праздник состязания в питье — Хои, обычай при еде и попойке состязаться, кто дольше не уснет, с наградой в виде медового печенья и т.д. В фольклоре 'пир' означает 'битву', 'варить пиво' и 'пир' = драться, биться (Потебня, 1860. С. 14). Еда как 'война' — обычная метафора и в литературе; типична сцена у Гелиодора, где дается война во время пира и сознательное соединение пира и убийства (Heliod. V, 32; ср.I, 1); см. Ibid. HI, 10.

125 Отсюда те “хлебный человек” и “хлебная кукла”, которых в бытовом обряде разделяли среди присутствующих данного дома, а затем съедали (Mannhardt, 1884. S. 179).

126 Jambl. Vit. Pyth. 86; Diog. Laert. VIII, 35; Pythag. С 3 Diels. Пифагорейцев подтверждает погребальный обычай древних славян: в головы мертвеца клали кусок хлеба, а затем разделяли его среди присутствующих на погребении (Котляревский, 1891. С. 225).

127 Calderon, 1913. Ср. X тезис у Иванова (1923. С. 281): “Растерзание как hieros gamos”, не затронутый, однако, в самой книге.


128 “Оно (солнце) выходит... радуется, как исполин, пробежать поприще: от края небес исход его, и шествие его до края их...” (Пс. 19 (18), 6-7).

129 Лившиц, 1935. С. 232, 235, 238.




130 Dieterich, 1911.S.324.

131 Bötticher, 1856; Mannhardt, 1877 и 1875.

132 Cook, 1903. Р. 174 sqq.; Cook, 1904. P. 264 sqq.; Harrison, 1912 и 1927; Cornford, 1912. Р. 212 sqq.; Frazer, 1911 (1, 2, 3).

133 Usener, 1913 (4). S. 96 sqq.; Godden, 1893. Р. 149 sqq.

134 Saintyves, 1923. Р. 56 sqq, 92 sqq, 194, 195.

135 Usener, 1899. S. 120; Fries, 1910. S. 26 sq.

136 Пиотровский, 1931. С. 13.

137 Там же.

138 Лившиц, 1935. С. 238: эпитет солнца-покойника 'ушедший вчера, вернувшийся сегодня'.

139 Diod. I, 13, 2-3. Лившиц, 1930. С. 223, 224. Доклад В.В. Струве в Яфетическом институте 23 мая 1929 г. Первым царем феспротов и молоссов был, после потопа, Фаэтон (эпитет солнца) (Plut. Pyrr. 1). В гимне Каллимаха смерть царицы изображается в виде исчезновения света (“похищенная луна”) (Wilamowitz, 1912. S. 533).

140 “Ибо прежде всех царей Диями называли” (Tzetz. Chit. IX, 454). У Гомера цари имеют эпитет διος. Ср. “Зевс-царь” (Emped. В 128, 2 Diels), “Зевс — царь всего” (Democr. В 30 Diels); άναξ, άνασσα 'владыка', 'владычица', как 'господь' (господин). О 'царстве небесном' писал Н.Я. Марр еще в ранней работе, см. Марр, 1920. С. 108., Bickermann, 1929. S. 9 sqq.

141 Cook, 1903. P. 278; Fehrle, 1910. S. 216.

142 Марр, 1925. С. 30; Марр, 1926 (4). С. 15 ел.; Марр, 1933. С. 69; Eisler, 1910. S. 376-516; Harisson, 1927. Р. 186 sqq; Schultz, 1910. S. 188. Ср. Tacit. Germ. 26.

143 Eberg, 1929. S. 14, 25; в Египте “для победителя побежденный уже с самого начала поединка является побежденным” (Струве, 1929. С. 116; Лившиц, 1930. С. 223-224). В “Одиссее” олицетворение всего отрицательного, Антиной, является зачинщиком ссор: “Ссорится сам и других на раздор подбивает” (XVII, 395). Интересно, как Тацит изображает гарян: “Это дикие и свирепые люди, с черными щитами и телами, страшного вида, сражающиеся по ночам, словно тень войска из царства смерти; никто не может вынести их адского вида” (Germ. 43; 'враг' в виде 'смерти'). Ср. “Последний же враг истребится — смерть” (1 Кор. 15, 26).



144 Eberg, 1929.S. 18.

145 Ср. знаменитое νίκα (“победи”), начертанное на катакомбах, церковных сосудах и монетах; на принципе агона смерти-жизни (кто победит — тот прав) основан судебный поединок, понимавшийся в средние века дословно как состязание на жизнь. См. Аламанскую правду и Саксонское зерцало (Средневековье, 1913. С. 227-228).

146 Od. XIX, 111; Hes. Erga 225 sqq., cp. 240 sqq., 248, 260 sqq.; Ног. Od. IV, 5, 5-8, 17-24. Ср. “в светлом взоре царя — жизнь и благоволение его, как облако с поздним дождем” (Притч. Сол. 16, 15). Микадо про-


водит ежедневно несколько часов неподвижно на троне, чтобы удержать мир и спокойствие на земле; если он начнет двигаться — война, голод и т.д. Король в Новой Гвинее спит, сидя на стуле; если ляжет, ветер стихнет; он сдерживает бури и заботится о равномерной атмосфере (Фрейд, 1923. С. 58 (по Фрезеру)). Как всеобщий оплодотворитель, 'царь', 'жрец' (или позднее, феодал) проводит с каждой женщиной первую ночь, и отсюда впоследствии jus primae noctis.

147 Так, афинский архонт-эпоним, именем которого обозначался год, был первым из девяти архонтов; он имел не только религиозные обязанности (поставлял хоры, отправлял священные посольства, обслуживал праздники Диониса и Таргелии), но отвечал и за календарь. В Вавилоне первый полный год каждого царствования лимму был сам царь (Тураев, 1913. Т. I. С. 83).

148 Fries, 1910. S. 176; Zimmern, 1906. S. 126 sqq.; Frazer, 1913. Р. 356.

149 Harrison, 1903 (2). Р. 539. Особенно ярко это у Фирмика Матерна, приводимого Дитерихом: “Доказательством того, что также и брачный обряд вторгся в священные таинства, служит торжественное поздравление, которым жрецы мистерий приветствовали только что посвященных в таинство, называя из супругами: “Привет тебе, новобрачный, привет тебе, новый свет!” (Dieterich, 1903, S. 122). Мне посчастливилось встретить такую же формулу в одном акафисте богородице: “Привет тебе, несказанно родившей свет!” (Pitra, 1867. Р. 250 sqq.). Итак, брачащийся — это обновленный свет, и новобрачная родит солнце (“дева родила, свет взрастает” — мистериальный возглас). Ср. богослужебный текст у Dieterich (1903. S. 122): “нет у тебя никакого света и нет никого, кто заслужил бы слыть супругом: один есть свет, один есть супруг” и т.д. (бог — жених — свет, Firm. Matern. XIX). Отсюда термины рождения, в том числе и 'семя', связаны с восходом солнца (Марр, 1930 (1). С. 77; ср. Марр, 1930 (2). С. 2). С другой стороны, был обычай во время брачной церемонии носить светочи (лампадофория), как во всех праздниках богов огня, см. Krause, 1835. S. 220. По Марру (1930 (2). С. 2), “свадьба — обряд культа неба”.

150 Procl. Tim. 293 с. Литургическая и мистериальная семантика 'жениха' и 'невесты' у Dieterich (1903. S. 121 sqq., 130 sqq.).

151 Rossbach, 1853. S. 226, 357; Plut. QR 65 Огромен материал по тождеству смерти и брака: Samter, 1911. S. 211 sqq.; Klauser, 1927. S. 26, 54; Guntert, 1919. S. 83 sqq.; Fries, 1910. S. 176; Метлинский, 1854. С. 19, 424, 448; Котляревский, 1891. С. 74, 196, 237; Потебня, 1865 (1). Кн. 2. С. 67, 68; Червяк, 1927 (2). С. 143 слл.; Червяк, 1927 (1). Еще у Костомарова: “у всех славянский народов брак и погребение, любовь и смерть имеют между собой таинственную аналогию” (1843. С. 34, 45); Dieterich, 1905. S. 11, 49, 97; Fehrle, 1910. S. 17 sqq.. 19-20. В литературе, начиная с Гомера (Od. XVII, 476; XX, 307, II. XXIII, 223). У Лопе де Вега была пьеса “Брак в объятиях смерти”.

152 Wissowa, 1902. S. 230, 235.

153 Paus.III, 15, 10+111,23,1.

154 Tacit. Germ. 18. 'Битва', 'поединок' — брачный пир и брак (Потеб-


ня, 1865 (1). Кн. 2. С. 47). “Женитьба служит символом битвы и смерти” (Там же; Потебня, 1860. С. 14. Ср. Марр, 1926 (7). С. 58). О связи брака с агоном — Fries, 1910. S. 174 sqq. Много материала у Краулей (1905. С. 317 слл.) (трактовка вульгарно-реалистическая). Брак как агон у Гомера: кто победит, тот получит Елену женой (II. III, 136 sqq., 255, 282). Ср. “брак — великий агон для человека” (Antiph. В 49 Diels). Ср. при Флоралиях битву гетер (Sch.Juv. VI, 250; Altheim, 1931.S. 139).

155 Вот как вульгарно-реалистически объясняет это явление В. Шкловский: “Любя, один добивается, другой сопротивляется — в битве то же отношение. Отсюда — обычный образ любовь — битва”; “обратная метафора обычна в народной поэзии: битва, как любовь, как свадьба”; “любя, возятся — убивая, возятся. Получена возможность создать параллелизм” (Шкловский, 1929. С. 146 ел.). Шекспировское 'потягаться с борцом' = 'выйти замуж' — традиционная метафора; у Гелиодора похищение невесты названо любовной войной (Heliod. IV, 17). Ср. в “Одиссее”, “Махабхарате” и “Рамаяне” натягивание лука как метафору брака. На почве этого образа создается такой сюжет: хозяин зовет жену, чтобы она пришла биться за мужские брюки; кто победит, тот и будет главенствовать в браке; побеждаег муж (Legrand, 1779. Ill, 190 (фаблио).

156 Потебня, 1865 (1). Кн. 2. С. 79. В древнерусской свадьбе, как и в фольклоре, жених назывался “князем”, невеста — “княгиней” (Fletcher, 1591. Ch. 25). У малайцев во время свадьбы с брачащимися обращаются как с царственными особами; жениха и невесту называют “владыками одного дня” и исполняют в день их владычества все их приказания. У сирийцев в первую неделю брака они “царь” и “царица” и сидят на троне (Краулей, 1905. С. 335). В Афинах брачащейся с Дионисом женщиной была царица.

157 Cook, 1903. Р. 274 (победа-царство-дерево).

158 Norden, 1924. S. 46 sqq. (“Erneuerung der Welt und der Menschheit”); Saintyves, 1923. P. 207 sqq.; Frazer, 1913. P. 404 sqq. Отсюда 'соединяться' = 'жить', сексуально-соединяющийся = живущий; в языке сохранилось выражение “хорошо пожить”, “жить”, “жить с кем-нибудь”, “знать жизнь” в очень специфическом осмыслении.

159 Франк-Каменецкий, 1925 (2). С. 153; мое “Происхождение греческого романа” [неопубл.], его экстракт (Фрейденберг, 1930 (2). С. 139) и Три сюжета, см. приложение, с. 388 ел. (данная отсылка относится к 1-му изданию “Поэтики сюжета и жанра” 1936 г.]; Фрейденберг, 1932 (3). С. 91 сл.; Fehrie, 1910. S. 49; ср. Eur. Hipp. 542 sqq. и сюжет: юноша сможет стать любовником дамы, если пойдет в склеп, оденется в платье покойника и ляжет на его место в гроб (Восс. Dec. IX, 1). Сюда же идет рассказ о голом прелюбодее в ящике, куда он скрылся; когда ящик приносят на середину церкви и там раскрывают, развратник оказывается якобы воскресшим из гроба Лазарем (Parabosco, Diporti). Ср. вариант, поданный как бытовое происшествие в “Записках Ново-Оскольского дворянина И.О. Острожского-Лохвицкого”: дочь купца спрятана любовником в ящик, который принесен на середину горницы, и при гостях она поднимается и встает (Записки, 1886. С. 366 сл.).


160 О телесном “Ineinandersein” через еду — Dieterich (1903. S. 100).

161 Clem. Al. Protr. II, 20.

162 Этот фольклорный сюжет обработан и Лесковым (“Невинный Пруденций”). Plut. (QC III, б) разбирает вопрос, когда должен происходить производительный акт, до или после еды; ср. IV, 3, где идет речь о связи брака и обеда. Во многих храмах стояли рядом со столом или взамен стола — ложа, и там соединялись с женщинами (Herodot. I, 181, II, 64). Ср. у католиков институт разлучения от стола и ложа, separatio a mensa et thoro (факультативная форма развода — Dalloz. Т. 39. S. 884 sqq., Separation de corps); не удивительно, что Шекспир называет браком “союз постели и стола” (песня, V, 4 в “As you like it”).

163 Отсюда мотив женщины, съедающей сердце своего возлюбленного (Восс. Dec. IV, 9), или дочери (Ibid. IV, 1), или двенадцати женщин, съедающих сердце любовника, от которого они все беременны (фаблио у Legrand, 1779. IV, 162). В Океании мать, отдавая дочь проституции, говорит ей в одной песне: “Иди, моя дочь, быть съеденной” (Werner, 1919. S. 120; автор толкует этот образ в духе “полового вкуса”). В фольклоре 'есть' — 'любить', 'питье' — любовь, блуд (Потебня, 1865 (1). Кн. 2 С. 12-13, 54). Голодный муж просит изменницу жену дать ему поесть, она дает нехотя, так как ей не хочется угощать его тем, что припасено для другого (Apul. Metam. IX, 26). Развратный человек приходит к женщине и всякий раз, что он хочет сойтись с ней, ее дитя требует еды; она варит и дает ребенку есть, а гость так и остается ни с чем (De Synt. VIII, 1, 2). К даме приходит любовник сойтись с нею и поесть у нее, и одно заменяет другое (Восс. Dec. VII, 1).

164 Старуха посылает юноше печенье и десерт; он отсылает обратно с ответом, что больше с ней не сойдется (Ar. P1. 995 sqq.). Дальше идет игра значений 'есть бобовую похлебку' и 'соединяться со старухой'; ср. рассказ Мопассана “Пирог”, где под 'пирогом' понимается, в обсценном смысле, любовь хозяйки, под 'ножом' — любовь очередного возлюбленного, а 'разрезать пирог' значит соединяться с хозяйкой. У Бокаччио 'еда' и 'блюдо' означают желание и 'любовника' (е come..... sempre поп puo l'huomo usare un cibo, ma talvolta disidera di variare, поп sodisfaccendo a questa donna molto il suo marito, s'innamory d'un giovane) (Dec. VII, 6). У Мазуччио один рыцарь посылает сапожника за горчицей, а сам в это время сходится с его женой; тот, узнав, говорит: “Раз вы отведали мяса, не дождавшись горчицы, то теперь вам придется есть одну горчицу, а этого мясного блюда вы уже никогда не попробуете” (Новел. 11). Особенно подчеркнут обсценный смысл у того же Мазуччио в 29 рассказе его “Новеллино”, где 'еда каплунов' и 'медленный ужин' из трех блюд имеют эротическое значение.

165 Сказки о царевне, влюбившейся в повара (ср. Одиссея и Наля, приезжающих на свадьбу к своей жене и делающихся поварами, а затем и мужьями). Муж, тайно приехав к изменнице-жене, начинает стряпать кушанье, и жена узнает по блюду, что это ее муж (Веселовский, 1921. С. 137, 267).

166 Platon, 1907. Р. 51 sqq.


167 Rossbach, 1853. S. 325; Dion. Hal. II, 25, 2.

168 Harrison, 1903 (2). Р. 520, f. 149; Р. 533, f. 154; Р. 548, f. 157; Богаевский, 1916. С. 216 слл.; Rossbach, 1853. S. 318 sq.; ср. 109 и 325. У новогреков жених съедает половину кольцеобразного пирога, а другую половину — невеста. Сумцов, 1886 (1). С. 22. В Меланезии свадьба содержит обмен пищей между семьями новобрачных (Malinowski, 1926. Р. 64; Mannhardt, 1884. S. 351 sqq., 363; Dieterich, 1903. S. 125).

169 То новобрачных кормят в спальне, то другие едят перед ложем жениха и невесты (Потебня, 1865 (1). Кн. 2. С. 55; Олеарий, 1868. Кн. III. Гл. 8). По этой же причине древние смотрины происходили за столом (Котошихин. Гл. XIII. Ст. 3), а в малайской свадьбе новобрачные принимают поздравления на богато украшенном ложе (Sidney, 1926. Р. 55).

170 Осыпание зерновым хлебом (Fletcher, 1591. Ch. 24); помещение в брачном покое кадок с пшеницей, ячменем и овсом (Олеарий, 1868. Кн. III. Гл.-8); устройство брачной постели на ржаных снопах (Карамзин. Т. VII. Гл. 4 (ложе = поле). Особенно см. Mannhardt, 1884. S. 356, 363.

171 Таковы разделение и раздача свадебного каравая (Маркович, 1860. С. 132); во время венчания разламывали на куски хлеб в самой церкви и тут же ели (Fletcher, 1591. Ch. 24). В армянской свадьбе новобрачных причащали хлебом, погруженным в вино (Олеарий, 1869. Кн. IV. Гл. 41). При кормлении новобрачных в спальне еда сопровождается разрыванием жареной курицы (Потебня, 1865 (1). Кн. 2. С. 55).

172 Eumath. Drama I, 10; IV, 2; V, 15; VI, 2, 15; I, 40; Long. Pastor. IV, 25. О культовом браке Сотера — Norden, 1924. S. 69; Меуег, 1925. S. 390. Ср. остроту жреца Сотера, которая заключается в том, что приходится голодать ему, служителю “трапезного” божества: “кушать ничего не имею, и это будучи жрецом Зевса Спасителя?!” (Ar. P1. 1174 sqq.).

173 [Ср.] Plut. QC III, 7, 1; Athen. 675 с; ср. 692 f- 693 e. Suid. τρίτου κρατηρος; Kircher, 1910. S. 17 sq., 35 sqq.

174 Kircher, 1910. S. 74 sqq. (Wein und Blut) и 87 sqq. (Der Gott der Weines); Dolger, 1923/24. S. 196 sqq.

175 Франк-Каменецкий, 1925 (1). С. 90; Ио. 2, 1-10. 'Вино' = любовные чары (Откр. Ио. 17, 1-4. Франк-Каменецкий, 1925 (2). С. 151, ,157). В фольклоре 'Иванове вино' способствует жатве, женской красоте, мужской силе, стаду; его дают в церкви новобрачным, с ним связано гаданье о женитьбе (Веселовский, 1894 (1). С. 298 слл.).

176 Dölger, 1923/24. S. 196 sqq.

177 Таков “всенародный бой” Геракла, состоящий в битве с собакой смерти и с самим Танатосом, Смертью (Eur. Ale. 1026; II. V, 397). Ср. у Геродота о поединке собаки с собакой, коня с конем, человека с человеком (V, 1).

178 Евр. энц. под ел. Ботаника; Франк-Каменецкий, 1929 (2). С. 126; Франк-Каменецкий, 1932. С. 135.

179 Norden, 1924. S. 37; Франк-Каменецкий, 1932. С. 134.

180 Anrich, 1894. S. 39, 49, 53. С сотерией, по-видимому, был увязан и орфизм: существовало орфическое произведение Σωτήρια, до нас не дошедшее (Orph. A I Diels). Бессмертие Сотера выражается в том, что он по-


является из смерти заново и потому 'эпифан' (Weniger, 1923-1924. S. 56).

181 Kerenyi, 1926. S. 69; Kerenyi, 1927. S. 142 sqq.

183 Gavin, 1928. P. 17; Baudissin, 1911. S. 56 sqq. (Die Idee des Lebens); Reitzenstein, 1910. S. 77.

183 Baudissin, 1911. S. 385 sqq. Боги-исцелители сотеры, например, Асклепий Сотер (Ditt.3 1112, 1148, 1171) и мн. др. 'Спасти больного' -обычный термин; врач Менекрат Сиракузский назывался Зевсом, потому что “он один был виновником жизни людей благодаря своему искусству врачевания”, и выздоравливающие должны были слушаться его, как “спасшиеся рабы” (Athen. 289 ab). В агиографии целителем бывает растение, например Menol. Basil. (172, 202). Богини плодородия тоже всегда целительницы — Изида, Иштар и др.

184 Usener, 1896. S. 220; Ditt.3 LI. cc.

185 Смерть-врачеватель у Aesch. (Fr. 255; Eur. Hipp. 1373). О смерти-враче Usener (1913 (1). S. 231 sqq.; там же о докторе Eisenbart'е, все больные которого умирают, S. 223). Ср. немецкую сказку (Grimm) о смерти-крестной матери: она крестила мальчика, показала ему в лесу целебный корень и сделала знаменитым врачом; а затем сама уводит его в ад. О том, что αλεξίκακος имеет хтоническое значение, см. у Weinreich (1923.S.73).

186 Dieterich, 1905. S. 28 sq.

187 Потебня, 1883. С. 106, 2; Plut. QR 5.

188 Plut. L. c.; Hesych. δευτερόποτμος.

189 Евр. энц. под сл. Роды (агада).

190 Пиотровский, 1931. С. 12-13 (быть беременной = утро — зачинать, жить; рождать = восходить, светить). У римлян Mater Matuta — богиня родов и рождений, раннего утра, начала дня (Halberstadt, 1934. S. 47 sqq.). Восход светила — это рождение небесной богиней покойника (Лившиц, 1930. С. 225). Ср. сюжет у испанского писателя Quevedo (Le coureur de nuit. 7): женщина разрождается на кладбище, ночью, среди скелетов и трупов.

191 Лившиц, 1930. С. 224-225. Отсюда — органическая связь женщин с погребальным культом. Ср. “женщины, как это было в обыкновении, находились возле умершего” (Isaei D. Philoct. her. 41; Klauser, 1927. S. 22).

192 Weinreich, 1923. S. 183, 6; 179, 181 sqq. — о соединении как средстве исцеления в медицине античности и в фольклоре. Оттого мотив болезней от любви, параллелизм влюбленности и заболевания, притворная болезнь (Apul. Metam. X, 2) и пр. Ср. сюжет: между супругами разрыв, и этим пользуется один развратник; подкупленная им старуха прячет его у себя в доме под видом врача, который поможет жене выздороветь от чар и снова сойтись с мужем; этот “врач” совершает над нею насилие; в результате муж снова с нею сходится (двойное 'исцеление' с врачом и с мужем) (De Synt. V, 2). Ср. исцеление Маргита. Интересны примеры исцелений в греческом мифе и в русских сказках, приводимые И.И. Толстым (1932. С. 251, 260: целитель (святой или непременно бог) раздробляет больного на части; а затем их воссоединяет (ср. σπαραγμός).

193 “При всякой инкубации это была первоначально Земля, которая


давала сны... Она мать снов, которые являются ее детьми” (Dieterich, 1905. S. 60), ср. Eur. Нес. 70: “О, владычица земля, мать чернокрылых снов”. Об инкубации Жебепев (1893. С. 369 слл.). Как борьба со смертью, пережиточно существовала борьба со сном (Athen. 647 с); в фольклоре 'жить' = бодрствовать, 'живой' = не спящий, 'жизнь' и 'бдение' тушатся сном и смертью (Потебня, 1860. С. 53). Предсказания даются либо во сне, либо в преисподней; боги-предсказатели всегда хтонические. Асклепий представлялся спящим; об его связи со сном см. Weinreich (1923. S. 78). Анаксагор называет сон “учением смерти” (А 34 Diels); Гераклит говорит, что смерть — это то, что мы видим пробужденные, а то, что спящие — сон (В 21 Diels). Ср. Kutsch, 1913; Scheftelowitz, 1912., S. 3; Weinreich, 1909.

194 Usener, 1913 (5). S. 398 sqq., 409; Dolger, 1923/24. S. 196 sqq.; Wyss, 1914. S.3.

195 Иo.VI, 48-51; к этому месту Франк-Каменецкий (1925(1). С. 90).

196 Clem. Al. Protr. II, 21; II, 15. Firm. Matern. XVIII.

197 Jambl. Vit. Pyth. 155; Weniger, 1923-1924. S. 34 sq„ 53 sqq., 57.

198 Weniger, 1923-1924. S. 56-57; Weinreich, 1923. S. 75;Wendland, 1904. S. 347 sqq.; Usener, 1913 (1). S. 199. Ср. легенды о царях-целителях, одно прикосновение которых к больному месту излечивало навсегда (французские короли, эпирский царь Пирр и пр.).

199 Франк-Каменецкий, 1925 (2). С. 152.

200 Ar. Ran. 381. Мой доклад “Въезд в Иерусалим”, читанный в 1933 г. в ГИРКе [Опубл.: Фрейденберг, 1978].

201 Цит. докл.; ср. пародию у Ar. Eqq. 149, где колбаснику, показывающемуся на площади, кричат: “Взайди, спаситель, в город и нам явись”.

202 Athen 573-574.

202 Neanthes FHG III, 11 — Athen. 572 ef.

204 Cp. Франк-Каменецкий, 1925 (2). С. 157. Потебня, 1860. С. 12, 13 (вода = женщина, питье = блуд, пить вино = любить). Ср. обсценную мегафористику у Ar. Lys. (195-197, 235).

205 Иис. Нав. 2; Paus. IV, 20, 5; Procop. Caes. Bell. Vand. I, II, 27; Liv. I, 10 (многочисленный вариант предательниц города); 2 Цар. 20, 16-22; ср. у Плутарха, в биографии Пирра [Pyrr. 34], смерть от руки женщины, которая у Paus. (I, 13, 8-9) оказывается Деметрой. О тождестве 'женщины' и 'города' у Франк-Каменецкого (1934. С. 535 слл.); Франк-Каменецкий, 1932. С. 122 слл. Метафорическое значение города у Saintyves (1922. Р. 180 sqq., “Осада города и взятие Иерихона”) и Usener, 1904 (1). S. 313 sqq.

206 Alexis FHG IV, 299 = Athen. 572 f.

207 Athen. 573 ab.

208 Теопомп и Тимей FHG I, 306, 204 = Athen. 573 cd.

209 Athen. 573 е.

210 Иуд. 13.

211 Там же. 8, 2-3.

212 Евр. энц. под ел. Рахаб, стб. 332. Об Иисусе Навине как боге Пасхи и плодородия — Франк-Каменецкий, 1925 (1). С. 92.


213 Матф. I, 5. Салмон, от которого она родит Вооза (Вооса), является отцом Вифлеема, I Парад. 2, 51 [В последнем из указанных библейских текстов речь идет о Салме, отце Вифлеема, отождествление которого с Салмоном, отцом Вооза, у Матфея требовало бы специальных доказательств, хотя в целом разнесение подобных дуплетов семантики и имени по разным периодам характерно для древних традиций].

214 О псевдо-историчности этого брака — Франк-Каменецкий, 1926 (2). С. 622 слл.

215 Изображение у Lorimer (1903. Р. 132).

216 “(Солнце) выходит, как жених, из брачного чертога своего” (Пс. 19(18), 5-6).

217 Этот миф рассказан у Ovid. Met. VII, 690 sqq., Ant. Lib. 41.

218 Dio Chrys. De regno IV, 66 sqq.

219 Классической работой остается Frazer, 1913 (307 sqq.).

220 Macr. Sat. I, 7, 37; Porphyr. De an. 23; lo. Lyd. DM III, 22, IV, 42; Just. 43, 1, 4; Athen. 639 b — 640 а. Общая трапеза рабов и господ имела место при жертвоприношениях героям (хтоническое значение 'раба') (Гармодий у Athen. 149 cd).

221 См. приложение, 342 слл. [данная отсылка относится к 1-му изданию “Поэтики сюжета и жанра” 1936 г.]. В фольклоре престолом Соломона завладевает Асмодей (черт, смерть); нищий Соломон просит подаяния у дверей, называя себя царем Иерусалима, и все над ним насмехаются (ср. Христа как царя-раба Сатурналий) (Веселовский, 1921. С. 136). Ср. такой сюжет: горбун (обычная метафора смерти) входит в тело царя, пока тот вошел в мертвое тело брахмана (т.е. умер). Горбун стал царем, а царь — нищим и бродягой. Однажды горбун переселяется в мертвую птицу, а царь мигом в свое ожившее тело (Benfey, 1859. S. 121, 125 sqq., 246; Веселовский, 1921. С. 64 ел).

222 Ovid. Fast. Ill, 689 sqq. То же у нецивилизованных — Краулей, 1905. С. 337. Большой фольклорный материал у Usener (1913 (4). S. 96 sqq.); Godden, 1893. Р. 142 sqq.

223 Лившиц, 1930. С. 221, 223, 224.

224 Отсюда выражение 'царство смерти' (соответственно 'царица преисподних'), например, Orph. В 18, 8, В 19, 1 Diels.

225 “... те живут, которые улетели... из телесных оков” (Cic. De Rep. VI, 14, 14). По Тациту, у германцев железное кольцо было знаком бесчестия, и его носили как оковы; от него можно было освободиться, умертвив врага (Tacit. Germ. 31). Об оковах смерти — Eberg, 1929. S. 19. Ср. II. I, 399 sq.; магические папирусы в реконструкции Dieterich'a [(Dieterich, 1891. S. 190, 19 sqq., 79 (Par. pap. 3086-3124); ср. Par. pap. 2326 sq.; Orph. Hymn. 8, 3 sqq. ]. Материал у Scheftelowitz (1912. S. 2).

226 Об обычае свадебных сетей Scheftelowitz, 1912. S. 52 sqq.; дословны любовные сети Афродиты и Ареса (Od. VIII, 275 слп.).

227 Олеарий, 1868. Кн. II. Гл. 14; Котошихин. Гл. I. Ст. 22, 32. В дни новых царств в Кронии, Пелории, Сатурналии и т.д. узников отпускали на волю (Bato, FHG IV, 349 = Athen. 640 а). Афиняне во время Дионисий и Панафиней освобождали узников от цепей, ср. обычай осво-


бождать раз в год статую Сатурна от шерстяных уз (Macr. Sat. I, 8, 5). Венчание царя аналогично весне и праздникам регенераций; поэтому ср. освобождение из клеток птиц в праздники весны (Шилейко, 1922 (2). С. 80 слл.) (пережиток в недавнем государственном обычае — амнистия; в быту — освобождение птиц в Благовещенье).

228 Марр, 1926 (2). С. 221, 224; Марр, 1930 (2). С. 64; Hesych. ζέμελεν. Фригийцы называли рабов “сынами земли”. Semele = земля (Müller, 1923. S. 274). Фрак. слово Семела, этрусск. Semla, фригийск. Zemelo -подземный, литовск. Zemele, слав. Zemla земля (Kretschmer, 1896. S. 226; Calderon, 1913. Р. 80). У древних германцев рабы жили на земле, среди скота (Tacit. Germ. 20).

229 Буассье, 1914. С. 658-659; во Франции в XVII веке крестьяне на ночь шли в логовище, где ели черный хлеб и коренья, пили воду, 1. с. (по Лабрюйеру). Wilamowitz, 1893. S. 176, 16. В Салической правде и Фризской правде раб и рабыня приравнивались к животным: “кто украдет раба, коня или кобылу...”, “кто украдет раба, рабыню, коня, быка, овцу или какое-либо вообще животное...” (Средневековье, 1913. С. 9). У древних германцев передавались по наследству кони, рабы и дом (Tacit. Germ. 32). У скифов рабы были слепые (две метафоры смерти; трудности реального толкования и наивный рационализм у Мищенко (1900. С. Ill слл.). Несомненным пережитком является то, что домовый и домашний персонал живет в капиталистических странах в подвалах, сырых погребах, в полуподземных темных помещениях (ср. дворницкие, швейцарские, жилища для прачек и т.д.).

230 Thuc. IV, 80.

231 Wissowa, 1902. S. 200.

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: