double arrow

Реализация категории адресованности в текстах эпистолярного жанра


Левая витрин

Правая витрина. Вверху

Центральная витрина. Внизу.

Макет выезда императора Александра III. ( худ. Юрий Пигачев; смешанная техника)

Макет петербургского особняка XVII века (худ. Юрий Пигачёв; смешанная техника)

Макет петербургского доходного дома XIX века (худ. Юрий Пигачёв; смешанная техника)

Герасим . Повесть И.С.Тургенева «Муму» (худ. - ? ; текстиль)

Приятный собеседник (худ. Роман Шустров; папье-маше, текстиль)

Кондуктор (ГАТИ; Смирнова Елена)

Дама с собачкой (ГАТИ; Жердель Ольга; металл, текстиль, пластика)

Доктор (ГАТИ; Махоткина Ксения)

Смольнянка (ГАТИ; Шахурдина Надежда)

Дирижер В.Гергиев (ГАТИ; Жердель Ольга)

Матвиенко В.И. (ГАТИ, Козлова Екатерина)

Генерал Трепов (ГАТИ; Козлова Екатерина)

Николай Панин-Коломенкин ( ГАТИ; Роза Булатова)

Матильда Кшесинская (ГАТИ; Головина Мария)

Фотограф (ГАТИ; Мельникова Нина)

Извозчик (ГАТИ; Соколова Мария)

Любитель музыки (ГАТИ; Поволокина Мария)

Дворник-татарин (худ. Евгений Ковалев; смешанная техника)

Охтенка (ГАТИ; Соколова Мария)

Зеленщик (ГАТИ; Днепровская Анастасия)

Первые петербуржцы (худ. Евгений Ковалев; смешанная техника)




Шарманщик (ГАТИ; Попова Анна)

Мальчик с петушком (ГАТИ; Соколова Мария)

Галантерейщик (ГАТИ; Салаватов Константин)

Зеленщик (ГАТИ; Каболова Мария)

Евгений Онегин (ГАТИ; Лебедева Анастасия; металл, пластика, текстиль)

Княгиня Лиговская (ГАТИ; Машкова Татьяна; металл, пластика, текстиль)

Лаврецкий и Лиза ( Тургенев И.С., «Дворянское гнездо») ( ГАТИ; Улохова Мария; металл, пластика, текстиль)

Верочка (Островский А.Н., «Обрыв») (ГАТИ; Кошкина Юлиана; металл, пластика, текстиль)

Евгений Базаров и Елена Одинцова (Тургенев И.С., «Отцы и дети») (ГАТИ; Данилова Елена; металл, пластика, текстиль)

Горыныч Питерский (ГАТИ; Козлова Екатерина; металл, текстиль)

Коллекция «Белая Россия» ( худ. Алла Потемкина, скульптор Николай Зиновьев; фарфор, текстиль)

Император Петр I

Императрица Екатерина I

Императрица Елизавета Алексеевна

Императрица Екатерина II

Император Павел I

Император Александр I

Император Александр II

Император Николай I

Император Николай II

Молитва (

Ангел (

Обращение к проблеме рассмотрения особенностей реализации категории адресованности в текстах эпистолярного жанра обусловлено значимостью антропоцентрической парадигмы в лингвистике, выдвигающей положение о субъекте как центральной смысловой категории текста.

Изучение особенностей реализации категории адресованности в текстах эпистолярного жанра требует разграничения понятий «категория адресованности» и «категория адресата». В связи с этим в работе рассматриваются концепции ученых, посвятивших свои исследования различным аспектам содержания и реализации данных категорий: Л.А. Азнабаевой, Н.Д. Арутюновой, М.М. Бахтина, Л.М. Бондаревой, О.П. Воробьевой, Е.А. Гончаровой, Ю.М. Лотмана, Т.М. Михайлюк, Е.В. Падучевой, Н.Л. Романовой, Г.В. Степанова, З.Я Тураевой и других. При определении понятия «категория адресованности» мы исходим из теоретических положений, разработанных в докторской диссертации О.П. Воробьевой «Лингвистические аспекты адресованности художественного текста (одноязычная и межъязыковая коммуникация)» (1993).



1. Эпистолярный текст является аутентичным текстом, основанным на реальных событиях из жизни автора, обладающим референцией к конкретной коммуникативной ситуации, характеризующимся совмещением автора и рассказчика в одном лице, модальностью реальности.
2. Категория адресованности представляет собой одну из ведущих категорий текстов эпистолярного жанра, которая определяет своеобразие их содержательных, структурных, композиционных, стилистических, а также функциональных характеристик.
3. Категория адресованности как текстовая категория отражает взаимодействие адресанта и адресата, а также диалогическую направленность эпистолярного текста к другим текстам.
4. Языковая личность адресанта своеобразно проявляется в его эпистолярном наследии. Например, идиолекты Ф. Кафки как адресанта эпистолярных текстов и как автора литературных произведений манифестируют разные стороны его языковой личности.
5. Адресованность эпистолярного текста может воплощаться в виде интертекстуальной и интерсубъектной адресованности.
6. Подвидами интертекстуальной адресованности эпистолярного текста являются парадигматическая интертекстуальность и синтагматическая интертекстуальность.
7. Подвидами интерсубъектной адресованности эпистолярного текста являются персональная интровертивная, персональная экстравертивная и обобщённо-потенциальная адресованность.



Одним из проявлений антропоцентризма в лингвистике является тенденция перехода к анализу текста как коммуникативной единицы. В данной связи исследуются средства экспликации в тексте категории адресованности, отражающей прежде всего взаимоотношения участников опосредованной текстом коммуникации: автора/адресанта текста и читателя/адресата.

1.Статус категории адресованности в современной лингвистике: Одной из актуальных задач лингвистики до сих пор остается проблема выделения и описания категорий текста. До сих пор не получило достаточно точного определения понятие «категория текста». Трактовка данного понятия как грамматической категории, предложенная И.Р. Гальпериным, вызывает ряд нареканий. Так, А.Н. Мороховский считает, что грамматика рассматривает категорию как совокупность форм, обладающих определенными значениями и образующих бинарные или многомерные оппозиции (категории лица, падежа, числа). Что же касается текста, то здесь «также возможно выделение определенных формальных признаков, но очень немногие из них образуют многомерные, а тем более бинарные оппозиции». З.Я. Тураева при определении текстовой категории исходит из философского понимания категории. В философии категории суть «общие, фундаментальные понятия, отражающие наиболее существенные закономерные связи и отношения реальной действительности и познания». Вслед за З.Я. Тураевой определим категории как общие и существенные признаки текста, представляющие собой «ступеньки в познании его онтологических, гносеологических и структурных признаков».
Категории текста универсальны по своей природе и обнаруживаются в любом тексте независимо от языка, на котором создан текст, и от типа текста. Несоблюдение данного принципа приводит к непомерному разрастанию «списка» текстообразующих категорий, среди которых некоторыми авторами рассматриваются частные свойства отдельных типов текста. Данный факт свидетельствует о том, что дискуссионным вопросом остается проблема номенклатуры текстообразующих категорий. Наиболее детально данная проблема рассматривается в работах И.Р. Гальперина. Ученый выделяет следующие текстообразующие категории: когезия, членимость, темпорально-пространственный континуум, информативность, ретроспекция, проспекция, автосемантичность отрезков текста, модальность, интеграция и завершенность. А.Н. Мороховский определяет основные признаки текста через фундаментальные отношения языковой системы (парадигматические, синтагматические и интегративные). Таким образом, он рассматривает три общетекстовых признака: развернутость, обусловленную интегративностыо, целостность, обусловленную парадигматическими отношениями, и дискретность, обусловленную синтагматическими отношениями . Как видим, ни И.Р. Гальперин, ни А.Н. Мороховский не принимают во внимание такое свойство текста, как антропоцентричность, отражающее реляцию основных коммуникативных центров — автора/адресанта и читателя/адресата. Данный аспект затрагивается в работах З.Я. Тураевой, которая наряду с другими категориями художественного текста (сцеплением, интеграцией, прогрессией/стагнацией, подтекстом, художественным хронотопом) выделяет также категорию «образа автора». Антропоцентризм языка, проецируясь на
художественный текст, делает образ автора ведущей категорией текста. Немецкие ученые Р.-А. Богранд и В. Дресслер среди прочих свойств текста рассматривают также интенциональность (Intentionalitat) и воспринимаемость (Akzeptabilitat). В первом случае во внимание принимается намерение продуцента (автора) текста, во втором подчеркивается активная роль реципиента, самостоятельно управляющего процессом восприятия материала. При всей спорности рассмотрения данных свойств текста как критериев текстовости (т.е. совокупности свойств, отличающих текст от не-текста и от других языковых и речевых образований и определяющих его специфику) достоинством данной трактовки является уравнивание ролей двух участников коммуникативного акта: говорящего/пишущего и реципиента (читателя/слушателя). Разработка проблемы отражения в тексте основных коммуникативных центров, а также своеобразие реализации в тексте диалога автора и читателя привлекала внимание многих ученых, среди которых следует отметить Н.Д. Арутюнову, И.В. Арнольд, М.М. Бахтина, Ю.М. Лотмана, Е.В. Падучеву, Г.В. Степанова, З.Я. Тураеву и других. Отражением диалогичности текста, а также его неотъемлемым свойством является ориентация на адресата, т.е. моделирование реакций адресата автором. Данное свойство текста была детально проанализировано в докторской диссертации О.П. Воробьевой, обозначившей его как «адресованность». Категория адресованности определяется исследователем как «определенное свойство текста как вербального объекта, посредством которого опредмечивается представление о предполагаемом адресате и особенностях его интерпретационной деятельности». Как видно из определения, адресованность отражает не только содержательный параметр текста (его направленность на адресата). Она, как отмечает Л.А. Азнабаева, «оказывает влияние и на форму речи, в частности, заставляя говорящего учитывать социальные, образовательные, профессиональные, личностные и другие параметры адресата». Таким образом, категория адресованности выражает коммуникативно-прагматическую, диалогическую направленность текста на субъект его восприятия и «реализуется через содержащуюся в тексте программу его интерпретации, которая выражена с помощью совокупности лингвистических способов и средств и может отличаться определенной спецификой в текстах разных типов» (Воробьева). Категория адресованности как текстовая категория представляет собой более широкое понятие, чем категория адресата, так как отражает реляцию обоих участников вербальной коммуникации — адресанта и адресата.«Образ автора» также входит в содержательное наполнение понятия «категория адресованности», поскольку отражает в тексте авторские интенции, «имплицируемые в тексте и ориентированные на читателя» (Романова). Другими словами, категория адресованности реализуется в тексте путем эксплицирования «адресанта» и «адресата» через моделирование их коммуникативных ролей. Помимо прочего адресованность включает в себя и интертекстуальные связи текста или интертекстуальную адресованность. Кроме того, категория адресованности однозначно рассматривается как свойство вербального объекта, в то время как с помощью понятия «категория адресата» может обозначаться и сам участник коммуникативного акта — адресат. О многомерности и неоднозначности понятия «категория адресата» свидетельствует также и использование в лингвистике разнообразных терминов, обозначающих адресата: читатель, слушатель, реципиент, интерактант, партнер по коммуникации, публика, аудитория. Категория адресованности как текстовая категория является относительно новой в лингвистической науке. Среди работ, посвященных рассмотрению категории адресованности в различного рода текстах, следует отметить труды Е.В. Белоглазовой (2001), занимавшейся проблемой лингвистического воплощения адресованности англоязычной детской литературы; Е.А. Гончаровой, Л.М. Бондаревой (1995), исследовавших аспекты адресованности в текстах мемуарного типа; Н.Л. Романовой (1997), сравнившей научную литературу с художественной в плане адресованности; СО. Савчук (1998) и Т.М. Михайлюк (1996), исследовавших аспекты адресованности в научной литературе; И.А. Щировой (1996), рассматривающей лингвистические сигналы адресованности в коротком психологическом романе. Как отмечает Н. Л. Романова, вне зависимости от характера экспликации взаимоотношения участников опосредованной текстом коммуникации в рамках конкретного текста «отмечается обязательность его рефлексий на структурно-содержательное построение текста» (Романова). Являясь неотъемлемым свойством текста, представляя один из важнейших параметров текстовости, ориентация на адресата, программирование его реакций автором обладает категориальным характером, что и определило выделение новой универсальной текстовой категории - адресованности.
Под адресовапностыо понимается имманентное свойство эпистолярного текста опредмечивать представление о прогнозируемом адресате и связанной с этим специфике программы интерпретации текста. Обращение к рассмотрению особенностей воплощения категории адресованности в текстах эпистолярного жанра обусловливает необходимость освещения ряда вопросов, раскрывающих сущностные характеристики данной разновидности текста.







Сейчас читают про: