double arrow

Историко-этнографическии музей и социокультурные проблемы 26 страница


И именно в швейцарском городе Люцерн крупным финансистом и

общественным деятелем Иваном Станиславовичем Блиохом был основан Международный музей войны и мира И С Блиох родился в 1

1836 году в Радоме, воспитывался в Варшавском реальном училище, 1

но, не считая свое образование завершенным, поступил в Берлинский '

университет Возвратившись в Россию, он посвятил себя железнодо- [

рожному делу и участвовал в постройке нескольких железных дорог

В конце 70-х годов прошлого века И С Блиох стал отдаляться от

практической деятельности и всецело отдался научной работе, результатом которой стал четырехтомный труд «Финансы России», переведенный на несколько иностранных языков Под конец жизни

И. С. Блиох увлекся идеей вечного мира, и в 1898 году издал на эту

тему капитальный труд «Будущая война в техническом, экономическом и политическом отношении» Сочинение это вызвало оживленные толки в европейской прессе

Для популяризации своих идей И.С Блиох решил в 1900 году

устроить на Всемирной выставке в Париже особый павильон войны

и мира. План этот не был осуществлен, но энтузиаст не оставляет

своих намерений. Благодаря своей энергии и весьма значительным

материальным средствам, а также содействию многих влиятельных

лиц из разных стран, И.С Блиох осуществил свою идею в Люцерне

В 1901 году он открыл там Международный музей войны и мира,

который расположился рядом с вокзалом железной дороги Сначала

Музей помещался в большом, наполовину деревянном здании. Сейчас

этого здания давно уже не существует, а Музей был переведен в

нагорную часть Люцерна и разместился в специально для него построенном обширном двухэтажном каменном здании красивой готической архитектуры.

Музей разделен на два больших раздела, причем раздел войны в

свою очередь подразделяется на несколько отделов Музейные экспозиции размещались по двенадцати отделам, десять из которых были

отданы войне и только два - миру. Военный раздел расположился в

целой анфиладе комнат в обоих этажах Музея Меньший раздел посвящен миру и сначала размещался в одной небольшой комнате

Столь неравномерное распределение экспозиций с момента образования Музея указывало на преобладание воинственных инстинктов в

прошлом и настоящем состоянии человека Состояние же общего мира

в годы создания Музея рисовалось всего лишь как идеал будущего.

Из десяти военных отделов особой полнотой коллекций отличались отделы «Развитие оружия», «Стратегия» и «Флот». Первый из

них в своих богатейших коллекциях представляет полную историю

развития оружия - от первобытного оружия доисторического периода до новейших усовершенствований (по тем временам) в области

огнестрельного оружия. На стендах и в витринах Музея показано, как

из грубых первобытных орудий, которые использовались в схватках

между племенами людей, развиваются его более усовершенствованные формы - топор, молот, нож, а потом и копье. Сначала все они

тоже изготовлялись из камня, но потом камень сменился металлами.

хотя еще долго (наряду с металлическими) оставалось в употреблении

и каменное оружие. Например, в Шотландии так было до XIII века.

Из древнего метательного оружия в Музее представлены праща для

метания камней, известный восточным народам с древности бумеранг,

а также лук и стрелы. Эти формы вооружения тоже держались очень

долго, так называемые арбалеты употреблялись еще в XVII веке.

С постройкой укрепленных городов в истории военного дела появляются осадные метательные орудия - катапульты и баллисты, а

изобретение пороха совершенно изменило характер вооружения. Музейный отдел «Огнестрельное оружие» отличается особой полнотой. В

нем представлена богатейшая коллекция всевозможных ружей: зажигаемых трутом, кремниевых, заряжающихся с казенной части, игольчатых, ружей Шаспо, Пибоди, Мартини, Манлихера, Маузера и дру-|

гих систем.

Особый отдел составляет собрание швейцарских ружей - с 1800 по

1900 год.

Кроме оружейных экспонатов, в этом отделе на таблицах представлен процесс изготовления пороха, различные его виды - черный

порох, бездымный и другие взрывчатые вещества (динамит, лиддит, 1

экразит), а также сравнительное действие различных видов пороха и

взрывчатых веществ.

После огнестрельного оружия следуют артиллерийские экспонаты, і

Здесь представлены и древнейшие мортиры, из которых стреляли і;

камнями, и бронзовые пушки для метания стрел, копий и камней.

Некоторые из этих орудий столь велики, что для их перевозки в свое

время запрягали 11 лошадей. Король Густав-Адольф для облегчения

передвижений такой артиллерии ввел так называемые «кожаные пуш- •

ки». Они состояли из тонкого медного ствола, окруженного железными кольцами и веревками, пропитанными особым составом, а поверх

их натягивался чехол. Правда, такие пушки вскоре, как бы мы сказали

сейчас, «были сняты с вооружения».

Специальный зал Музея был отведен морскому делу. В его витринах и на стендах выставлены изображения и модели различных судов

(гребных и парусных) с древних времен: финикийских, египетских, '<

греческих, римских, норманнских, ганзейских... Особенно полно пред- і

ставлены вооруженные пушками суда разных типов. 1

Своеобразным переходом к Залу мира является экспозиция, которая представляет организацию перевязочных пунктов и лазаретов на

поле сражения, полевых госпиталей, а также санитарная служба отрядов Красного Креста.

В Зале мира размещались два отдела - «Политическая экономика»

и «Международное право». Первый из них призван был показать, что

якобы приносимые войной выгоды не соответствуют числу жертв.

Приготовления к войне поглощают в мирное время громадные средства, отвлекают наиболее работоспособную часть населения от производительного труда и разоряют население, для пользы которого эти

войны якобы ведутся.

В отделе «Международное право» собраны международные договоры, среди которых выделяется Женевская конвенция 1864 года, касающаяся помощи раненым, и дополнительные статьи к ней, составленные в 1868 году, но не получившие тогда утверждения. Рядом с

договорами размещаются портреты Анри Дюнана и его помощников - генералов Дюфура и Монье.

Кроме текстов международных договоров, в этом Зале помещены

сочинения и портреты писателей, чьи произведения помогали укреплять мир, а также живописные полотна. Среди них особенно интересны полотна голландского художника Тен-Кате «После войны», «Мир

человечеству», «Картина будущего» и самая примечательная - картина «Война войне».

В каталоге экспонатов Музея эта последняя картина описана так:

«В лавровом венке, украшенная орденами, шествует Смерть, сопровождаемая ужасами Войны и несчастными народами, которых увлекают на битву. Но многие люди уже просыпаются.

Христианство указывает государственному деятелю на результаты

его деятельности - последствия войны. Лев Толстой ободряет страждущее человечество. Берта Суттнер поднимает крест, сделанный из

обломков шпаги. Императоры и короли проникаются идеей мира.

Смертельно раненный немецкий солдат, лежащий на носилках, примиряется с французским солдатом, и отчаяние выражено на лице

побежденного генерала».

Особенное впечатление на посетителей Музея производит копия с

картины В.В. Верещагина «Апофеоз войны», на которой русский художник изобразил груду человеческих черепов. Полотно воспроизводит одну из пирамид, которые не раз складывались по приказу Тамерлана из голов завоеванных и истребленных им народов.

Однако картина В.В. Верещагина носит не столько конкретноисторический, сколько символический характер. Все детали картины:

мертвые деревья, безлюдный полуразрушенный город, высохшая трава - все символизирует смерть, уничтожения и разрушения... Чтобы

яснее выразить идею картины, сам художник пояснил ее надписью на

раме: «Посвящается всем великим завоевателям: прошедшим, настоящим и будущим».

ГАЛЕРЕЯ БОРГЕЗЕ

Галерея Боргезе - самая блестящая из частных коллекций, а сам

дворец Боргезе - самый роскошный из всех жилищ. По своим размерам и богатству фондов Галерея не может соперничать с такими

музеями, как Лувр, Эрмитаж, Метрополитен-музей и др. Однако она

принадлежит к числу хоть и небольших, но чрезвычайно ценных

собраний произведений искусства.

Галерею Боргезе называют «Елисейскими полями» Рима, так как

она является одним из тех исполинских сооружений, которые римская

аристократия громоздила во времена своего могущества.

Официально датой основания Галереи принято считать 1902 год,

когда богатейшая частная коллекция семьи Боргезе была приобретена

государством и открыта для широкой публики. Сама же коллекция

сложилась в первой половине XVII века.

История создания Галереи связана с историей большой семьи,

достигшей высочайшей власти. В 1550 году из Сиены в Рим приехал

Маркантонио Боргезе, выходец из богатого патрицианского рода. На

горе Пинчо, на которой выращивали виноград, он купил небольшой

участок земли. Овдовев, он вскоре женился на Фламии Асталии -

представительнице одной из самых блестящих римских семей.

В 1605 году его старший сын, Камилло Боргезе, становится римским папой - Павлом V. Занимаясь общественными постройками, в

основном направленными на прославление католической церкви, папа

Павел V не забывал и о своей семье. С первых дней его понтификатства для семьи Боргезе открылись самые широчайшие возможности.

Усыновив своего племянника Шипионе Кафарелли и сделав его кардиналом, папа предоставил в его распоряжение большие денежные

средства. Вот тогда кардинал Боргезе при могущественнейшей поддержке папы и приступил к собиранию коллекции.

Благодаря покупкам и подаркам, которые буквально текли в его

руки, а иногда и с помощью насилия, в довольно короткий срок он

создает одну из лучших княжеских коллекций того времени. У Томмазо делла Порта кардинал Боргезе приобрел богатую коллекцию

античной скульптуры. За 4000 скуди он покупает у кардинала Сфондрато 70 картин, в числе которых были шедевры Тициана «Венера, завязывающая глаза Амуру» и аллегорическая картина «Любовь земная и любовь небесная», исполненная светлой, упоительной жизнерадостности. Она была написана не позднее 1515 года и является одной

из первых картин великого мастера. Это одна из самых знаменитейших картин во всем свете, а некоторые искусствоведы считают ее величайшим произведением живописи, которое когда-либо было исполнено рукой смертного.

Сюжет картины - обнаженное женское тело на фоне пейзажа -

трудно поддается расшифровке. Некоторые исследователи считают,

что на полотне изображена встреча Медеи и Венеры из «Сна Полифема» - литературной аллегории, написанной в XV веке Франческо

Колонна. Другие видят в этой картине портрет возлюбленной художника - красавицы Виоланты, изображенной и в одеждах, и обнаженной.

Но какой бы сюжет первоначально ни существовал (литературный,

символический или аллегорический), он вскоре был забыт, так как уже

не имел никакого значения в сравнении с художественной силой

полотна.

На фоне широкой панорамы пейзажа изображены две прекрасные

женщины: одна обнаженная, другая в роскошном одеянии. Обе сидят

на краю великолепного античного саркофага, служащего бассейном.

Слева у «колодца жизни» сидит облаченная в богатый наряд Любовь

земная. Она держит цветы и уже наполненную, закрытую чашу.

По другую сторону бассейна сидит Любовь небесная - чистая и

торжествующая в своей наготе. Нежная белизна кожи обнаженной

женщины оттеняется красной накидкой и белой тканью.

В левой женщине некоторые искусствоведы усматривают «Стыдливость», которая в закрытой чаше скрывает свои богатства. По глазам ее видно, что она прислушивается к плеску воды, а может быть, к тем

соблазнительным словам, с которыми к ней обращается нагая красавица. Загадочность этого полотна Тициана доходит до того, что коекто из исследователей видел в его сюжете «Венеру, убеждающую

Медею».

Поэтическому единству картины в немалой степени способствует и

пейзаж. Темно-зеленые кроны деревьев, тяжелые влажные облака над

неподвижной водой самым чудесным образом гармонируют с красотой женщин.

По всему пейзажу разливаются теплые лучи заходящего солнца: по

холму, увенчанному городком с башнями, по деревушке с высокой

колокольней, по покрытым травой полям. Пейзаж несет на себе следы

и некоторой повествовательности, ведь художнику хочется показать

так много. Вот выскочил на поляну охотник, который гонится за

зайцем... На опушке леса зритель видит влюбленную парочку...

Но несмотря на обилие подобных мотивов, композиция картины

представляет единое целое. В ней нет ничего разнородного, все объединено горячим дыханием природы и залито лучами вечернего солнца.

...Из ведущихся в это время в Риме и его окрестностях (а также в

других местах) раскопок львиная доля находок тоже попадает в коллекцию Боргезе. Когда не помогали ни угрозы, ни деньги, а желание

купить прославленное произведение было огромно, кардинал не останавливался ни перед чем. Так, по его приказу монахи церкви Сан

Франческо в Перужде похитили ночью и тайно переправили в Рим

картину Рафаэля «Снятие с креста».

Эта картина была написана 24-летним Рафаэлем по заказу Аталанты Больони, знатной урбинской дамы, в память об убитом сыне.

Картина эта и находилась в семейной капелле Больони в церкви Сан

Франческо. Все протесты разгневанных граждан Перуджи привели

только к тому, что им была отправлена копия, выполненная Кавальере

д'Арпино.

С началом собирания произведений искусства у кардинала Боргезе

возникла мысль построить для своих сокровищ дворец. Конечно, он

задумывался не как музей, а как место отдыха и развлечений кардинала и его друзей в окружении любимых произведений искусства. Над

украшением парка виллы Боргезе вместе с отцом работал молодой

Впоследствии эта картина около 20 лет находилась во Франции как военный

трофей Наполеона.

тогда скульптор Лоренцо Бернини. Кардинал сразу же угадал в нем

будущего великого мастера, он настолько дорожил его творениями,

что не постеснялся забрать назад подаренные им же самим кардиналу

Людовизи скульптуры молодого Бернини («Похищение Прозерпины»

и «Аполлон и Дафна»).

Коллекция скульптур Лоренцо Бернини в Галерее Боргезе заслуженно пользуется всемирной славой. Ни один музей мира не может

похвастать таким количеством работ этого мастера (в Галерее находится 11 его скульптур) и таким их прекрасным исполнением.

Князья Боргезе ежегодно давали пир для римских обывателей, и

множество собравшихся гостей едва занимали треть садов, окаймлявших роскошную виллу. Радушие хозяина к своим гостям сказывалось

буквально во всем. В ограде, усыпанной песком, устланной дерном и

окруженной деревьями, от 12 до 30 тысяч человек могли любоваться

конскими скачками, плясками гаеров и выставками зверей.

Радушие и уважение гостей к своему хозяину тоже было велико.

Многолюдство гостей состояло из мужчин, чисто одетых и со взорами

умными, светлыми. Они наслаждались игрищами, которые страстно

нравились еще их праотцам. Не было на празднике никакого замешательства, беспорядка, сутолоки, ибо каждый простой гражданин почитал себя лично приглашенным. Это убеждение было общим, и каждый

житель Рима был чрезвычайно учтив и любезен по отношению к

другим.

В 1633 году, незадолго до смерти, кардинал Боргезе назначил

наследником своего брата - Маркантонио II. Стремясь сохранить

коллекцию в целости, он передал ее в ведение специальной комиссии,

которая и должна была следить за выполнением его воли. По условиям завещания, собрание картин и скульптур не могло быть делимо и

должно было переходить от одного наследника к другому. Опасения

кардинала о сохранности коллекции не были напрасными.

К началу XVIII века интерес семейства Боргезе к коллекции сильно

уменьшился. Новая ветвь семейства стала больше интересоваться землей и лошадьми, и вскоре начались утечки произведений из бесценной коллекции, связанные с разделом по наследству и перевозом

произведений в другие дворцы.

Французская буржуазная революция, а затем прокатившаяся по

Италии волна восстаний породили панику среди итальянской аристократии. Этой паникой быстро и ловко воспользовались английские

и французские торговцы, которые почти за бесценок скупали прекраснейшие произведения искусства. Так, из коллекции Боргезе были проданы прославленное полотно Караваджо «Трапеза в Эммаусе» и

три картины Рафаэля («Сон рыцаря», «Святая Екатерина» и «Три

грации»).

Самые большие невзгоды обрушились на коллекцию, когда Камилло Боргезе женился на Паолине Бонапарт - сестре Наполеона. Князь

был поставлен в такие условия, что не мог сопротивляться наполеоновскому нажиму, и вынужден был уступить Франции 200 античных

скульптур.

Вилла Боргезе уже в древние времена представляла собой редкий

по бесценности своего собрания музей. Когда великий Веласкес во

время посещения Италии получил разрешение осмотреть ее сокровища, уже сад, окружавший виллу, привел его в состояние трепетного

восторга. Высокие деревья смыкали свои кроны над зеленой водой

бассейна. В тени, словно избегая солнца, стояла мраморная Венера.

Она, казалось, собралась окунуться в зеленоватую глубину, как вдруг

услышала какой-то шорох. В испуге поднесла богиня к груди руку, да

так и застыла на месте...

л. Бернини. Бюст кардинала Шипионе Боргезе

МУЗЕЙ ТЕАТРАЛЬНОГО ИСКУССТВА ИМЕНИ БАХРУШИНА

Семейство Бахрушиных имело древние корни и было одним из

самых уважаемых в купеческой Москве. Их дальний предок, татарин

из Касимова, принял православие и в конце XVI века переселился в

город Зарайск Рязанской губернии. По семейным преданиям, он подал прошение царю с просьбой разрешить называться Бахрушиным

по мусульманскому имени отца - Бахруш, и потому однофамильцев

у его потомков нет.

В Зарайске Бахрушины прожили два с лишним столетия, занимаясь

прасольством, - гоняли гуртом скот в большие города. В 1821 году

род Бахрушиных перебирается в Москву.

В крови купцов Бахрушиных было две страсти: коллекционирование и благотворительность. Из коллекционеров более всего известны

Алексей Петрович и Алексей Александрович Бахрушины.

Алексей Александрович Бахрушин (1865-1929) был прекрасно образованным человеком, разбирался в тонкостях театрального искусства, прекрасно знал автографы знаменитых актеров и литераторов, мог

безошибочно определить ценность рукописей XVII-XIX веков. Еще

в начале своего собирательства открыл в Москве первый народный

театр, так называемый Введенский народный дом, где по воскресеньям когда-то собиралась вся театральная столица.

Но прежде всего Алексей Александрович Бахрушин известен как

основатель музея, носящего его имя. Годами собирал он театральную

коллекцию, в которую входили вещи и письма актеров, предметы их

одежды и обуви, эскизы театральных декораций, старинная мебель.

После одной из зарубежных поездок он привез собрание балетных

туфелек.

Но началось все, казалось бы, с курьезного случая. Однажды в

компании молодежи двоюродный брат Алексея Александровича

С. В. Куприянов стал хвалиться собранными им разного рода театральными реликвиями - афишами, фотографиями, случайными сувенирами, купленными у антикваров. А.А. Бахрушин в ответ на это

заявил, что собрание должно иметь ценность, а для этого надо не

только скупать вещи у торговцев, а выискивать их, да и самому

неплохо бы глубоко интересоваться этим предметом. А иначе это

будет пустое занятие.

С. В. Куприянов вспылил, принялся вновь расхваливать свои сокровища. Раскипятился и Бахрушин. А потом, как это водится, слово за слово...

- Да я за месяц больше твоего соберу! - заявил вдруг Алексей

Александрович.

И при многочисленных свидетелях было заключено это странное

пари. Но, может быть, самым странным было то, что в положенный

срок оно было выиграно.

На самом деле причина выбора именно театра значительно глубже.

Энергичный, деятельный характер Алексея Александровича требовал

дела. Этим делом не смогла стать фабрика, так как она давала средства

для жизни, но ничего не давала для души - для выхода его творческих наклонностей. Общение с серьезными коллекционерами и учеными давно уже пробудило в нем желание заняться собирательством, а

увлечение театром помогло обозначить и предмет собирания.

Но это было позже, а к тому времени опыт коллекционирования у

А.А. Бахрушина был небольшой. Сначала он пробовал собирать японские вещи, потом все, что каким-нибудь образом имело отношение к

Наполеону. А после заключения пари Алексей Александрович ринулся

к букинистам, антикварам, каждое воскресенье ездил на знаменитую

Сухаревку. Здесь каждую ночь с субботы на воскресенье на большой

площади, как по мановению волшебного жезла, вырастали тысячи

складных палаток и ларьков. С 5 часов утра до 5 часов вечера здесь

кипела бойкая торговля. На воскресной барахолке можно было сделать

любую, самую фантастическую покупку - от старинных редких книг

и знаменитых картин до рваных опорок и воровского набора для

взлома касс. Удивительные находки ждали здесь и А.А. Бахрушина.

На Сухаревке он сделал первую покупку, которая и легла в основу

его коллекции. В лавочке грошового антиквария за 50 рублей он купил

22 грязных, запыленных маленьких портрета. Сам Бахрушин предположил, что его находка относится к XVIII веку. В тот же день он

поехал в художественный магазин на Кузнецком мосту, попросил

помыть и отреставрировать портреты, а потом вставить их в общую

дубовую раму.

Когда заказчик приехал забирать свою вещь, она была неузнаваема, приобрела нарядный, музейный вид Впоследствии выяснилось,

что на портретах изображены крепостные актеры Шереметевского

театра в Кусково.

Алексей Александрович очень любил эту серию портретов - первенца своей коллекции. Потом уже, став знатоком истории театра, он

пришел к выводу, что это не портреты актеров, а эскизы костюмов,

сделанные художницей Марианной Курцингер, работавшей в Грандопера.

Большая дружба связала Алексея Александровича с режиссером

Малого театра A.M. Кондратьевым, который очень серьезно и с большим сочувствием отнесся к замыслу начинающего коллекционера.

Впоследствии А.А. Бахрушин писал о нем: «Он поддержал во мне веру

в пользу моего намерения, убеждал продолжать поиски документов

истории театра на Руси».

A.M. Кондратьев прислал ему дневниковые записи актеров - Донского, Никулиной, Федотовой, которые вошли в состав рукописной

коллекции. Он же познакомил Алексея Александровича с И.Ф. Горбуновым, одним из самых серьезных собирателей театральных реликвий. А однажды A.M. Кондратьев прислал ему объемистый пакет с

записками к нему артистов Малого театра. Темы записок были пустяшными - извещение о болезни, о невозможности присутствовать

на репетиции, о потере текста роли, еще что-то... Зато какие имена! И

в дальнейшем Алексей Михайлович передавал Бахрушину различные

театральные мелочи, принадлежавшие некогда известным актерам,

подсказывал, где достать ту или иную реликвию.

И сам Алексей Александрович Бахрушин все более и более сближался с театральным миром, всеми правдами и неправдами добывал

разнообразные предметы, пополнявшие его коллекцию: программы

спектаклей, юбилейные адреса, фотографии с автографами, тетрадки

с текстами ролей, балетные туфельки и перчатки актрис. Так, например, прославленная актриса Малого театра Г.Н. Федотова передала

Бахрушину все свои реликвии, памятные подарки, полученные ею за

годы сценической жизни.

Другой способ пополнения коллекции - путешествия за границу

И здесь А.А. Бахрушин был постоянным посетителем антикварных

магазинов и старьевщиков Парижа, Генуи, Ниццы, Вены. Берлина

Особенно интересовался он букинистическими магазинами, отыскивая в них издания по театру и политические карикатуры на Россию.

Интересно, что А.А. Бахрушин не особенно любил фешенебельных

антикваров, чаще он отыскивал захудалые магазинчики каких-нибудь

неизвестных любителей старины. Так, в Ницце он однажды наткнулся

на одну такую лавочку, хозяином которой оказался старый шкипер. В

свое время этот «морской волк» вывез интересные коллекции с островов Океании, и А.А. Бахрушин быстро завязал с ним дружеские

отношения. А в результате стал обладателем чрезвычайно редких музыкальных инструментов диких племен, пополнивших его великолепную коллекцию музыкальных инструментов всех народов мира. В

ней экзотические инструменты, основой которых служили человеческие черепа, соседствуют с мелодичным русским рожком.

Коллекционирование А.А. Бахрушина превратилось в страсть, он

думал только о своем собрании, только о нем мог говорить. Музей

заполнил всю его жизнь, его интересам были подчинены даже финансовые расходы семьи. «Зачем это мы тратим столько денег на наши

родственные и новогодние приемы? Кому это нужно? - пишет он

жене. - Не умнее было бы уезжать куда-нибудь на юг. И семье было

бы больше пользы, и денег бы это меньше стоило... Да и для музея я

смог бы кое-что интересное купить».

Знакомые удивлялись, подсмеивались над его чудачеством, пожимали плечами. Тогда никто и вообразить не мог, что вся эта «театральная чепуха» станет ценнейшим собранием, истинную стоимость которого просто нельзя себе даже представить.

Коллекция А.А. Бахрушина быстро росла, занимая все большее

число жилых комнат просторного бахрушинского особняка. Многочисленные экземпляры старинных нот и музыкальные инструменты,

письма русских писателей и композиторов, театральные журналы...

Книги занимали уже не только жилые комнаты, но и каретный сарай

и двухэтажный флигель во дворе.

Все шло к тому. что должен быть образован музей. А.А. Бахрушин

решил передать свои домашние коллекции Российской академии наук.

Это произошло в 1913 году, а сам он был назначен пожизненным

попечителем музея. Торжественное собрание в большом зале бахрушинского дома открыл специально приехавший из Петербурга великий князь Константин Константинович.

После революции Бахрушинский музей чудом сохранился, в основном благодаря заботам самого попечителя. Существует Театральный музей и поныне. Многочисленные посетители узнают из его

экспозиций о развитии русского и зарубежного театра, оперы, балета.

Они могут увидеть подлинные вещи и письма знаменитых русских

актеров - М. Ермоловой, Ф. Шаляпина, великой балерины Анны

Павловой, актеров династии Садовских.

МЮНХЕНСКИЙ МУЗЕЙ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ И ТЕХНИКИ

В 1903 году идею о создании такого музея выдвинул мюнхенский

инженер-электротехник Оскар Мюллер Предложение его было еди

нодушно одобрено Объединением немецких инженеров, тем более что

была получена финансовая помощь от отдельных предпринимателей,

высших научных учреждений, государственных деятелей и промышленных фирм

В отличие от многих других музеев, которые в основном являются

хранителями национальных богатств, Музей естествознания и техники в Мюнхене с самого начала своего создания стал ориентироваться

на показ образцов мировой техники Однако вскоре в его экспозициях


Сейчас читают про: