double arrow

Рисунки со взрослыми 7 страница


Очевидно, что терпимость к позитивным действиям и нетерпимость к негативным будет во многом определять характер развития общества. Исторический опыт говорит, что такой выбор осуществляется интуитивно и во многом определяется уровнем интеллектуального развития личности, мерой ее приобщения к полноценной культуре.

Толерантность как новая норма человеческого общежития имеет совершенно особый статус. Она не выступает ни как нравственная норма, ни как логическое или риторическое предписание, ни как правило поведения. Она вбирает в себя все эти характеристики и в то же время всегда существует как нечто большее, она проявляет себя как универсальная норма жизни168.

В современном обществе в условиях резкого возрастания потока инноваций, как позитивных, высшим проявлением толерантности является также терпимость к инновациям, не противоречащим этическим нормам. Формирование такой толерантности является чрезвычайно

167 Сорокина Е.Г. Формирование социальной структуры современного российского
общества: социальная трансформация и социальная стратификация: Дис... канд.
социол. наук. М. 1997




168 Ускова Е. Толерантность разумной рациональности и интолерантность
рассудочной: политика и образование // Толерантность и интолерантность в
современном обществе. СПб. 2005; Козлова А.Г. Воспитание планетарного сознания


важным фактором, который гарантирует нормальное существование и функционирование общества. Социальная синергетика прогнозирует, что такое общество будет представлять собой открытую систему, где незначительные импульсы могут приводить к глобальным

169 тт

последствиям . Не случайно многие современные исследователи говорят о необходимости прикладывать максимум усилий для воспитания творческой личности, поскольку творчество, ориентированное на этические нормы и ценности, выступает как форма

толерантности в ее высших проявлениях .

Одну из сторон толерантности представляет веротерпимость. По данным комиссии по правам человека при ООН, преобладающая часть мировых конфликтов до сих пор возникает не на этнической или политической, а на религиозной почве. В то же время религия на сегодня остается одним из наиболее значимых факторов формирования идентичности. Из трехсот этнических меньшинств Европы около ста образовались на религиозной основе, и во всех ста наблюдаются конфликты. Религия, таким образом, остается как основным фактором культурно-этнического самоопределения, так и важнейшим источником нестабильности в современном мире171.

Следует заметить, что вопросы веротерпимости в культурно-образовательных проектах затрагиваются крайне редко и осторожно. В то же время, воспитание толерантности к иным, по-своему уникальным, культурам в условиях усиления этнической дифференциации стало одна



школьников методами музейной педагогики //Музеи России: поиски, исследования, опыт работы. СПб. 1999

169 Dubrovski D. Nationalistic Discourse Among Different Groups Of Russian State Officers: The Image Of "Itself And "Other" // Conference Nationality and Citizenship in post-Communist Europe. Institut d'Etudes Politiques de Paris. 9-10 July 2001. 70 Ошо. Интуиция. Знание за пределами логики. СПб. 2000 171 Mazuura R. http://www.kyrnatconi.unesco.kz/prcss6.htm. 2000


из основных задач музейной педагогики и музейно-образовательных программ историко-этнографических музеев.

В процессе воспитания толерантности музейные педагоги разных стран во главу угла ставят принцип культуросообразности, обусловленный необходимостью учитывать культурную и этническую

1 -I")

среду воспитания ребенка . Данный принцип отражается в интеграции воспитания в культуру народа, семьи, мира. Воспитание толерантности непосредственно связано с формированием в ребенке умения строить свою жизнь в соответствии с правилами, обычаями и традициями своего народа, мировой культурой в целом, не теряя при этом своей индивидуальности.

Цель воспитания толерантности - воспитание, прежде всего, в подрастающем поколении потребности и готовности к конструктивному взаимодействию с людьми и группами людей независимо от их национальной, социальной, религиозной принадлежности, взглядов, мировоззрения, стилей мышления и поведения.



Для достижения данной цели музейные специалисты во главу угла ставят решение таких конкретных задач, как:

1) формирование негативного отношения к насилию и агрессии в любой форме;

2) формирование уважения и признания к себе и к другим людям, к другой культуре;

3) развитие способности к межнациональному и межрелигиозному
взаимодействию;

4) развитие способности к толерантному общению, к конструктивному взаимодействию с людьми независимо от их мировоззрения;

5) формирование умения определять границы толерантности.

172 Galla A. Heritage Curricula and Cultural Diversity, p.66. Canberra, Office of Multicultural Affairs, Australian Government Publishing Service. 1993


Почти все исследователи едины в выводах, что закладывать толерантность как одну из основ личности необходимо уже в раннем детском возрасте. Необходимо демонстрировать и объяснять значение позитивного общения, сотрудничества, подчеркивать значение других детей и людей, не похожих на самого ребенка, толерантных межличностных отношений173.

В подростковом периоде, когда проявляются негативизм и критицизм по отношению к окружающим, эгоцентризм, конфликтность, отрицание воспитательных воздействий и морали, следует помочь подростку понять и принять свой внутренний мир, развить толерантность как средство предотвращения противопоставленности социальному миру.

Считается, что развитию у детей и молодёжи такого качества, как толерантность, способствует формирование коммуникативной компетентности. Понятие коммуникативной компетентности предполагает, что человек осознаёт: собственные потребности и ценностные ориентации; свои перцептивные умения, то есть способность воспринимать окружающее без субъективных искажений; готовность воспринимать новое во внешней среде; свои возможности в понимании норм и ценностей других социальных групп и культур; свои чувства и психические состояния в связи с воздействием факторов внешней

среды .

Следует отметить, что, рассматривая структуру коммуникативной компетентности, многие учёные выделяют коммуникативную культуру личности как систему качеств, включающих: творческое мышление, культуру речевого действия, культуру психоэмоциональной регуляции

173 Ильинский И.М. Воспитание в духе культуры мира и демократии как
необходимый элемент государственной молодежной политики России // Год 2000: На
пути к культуре мира и ненасилия. Материалы междунар. науч.-практ. конф. М. 1998

174 Риэрдон Б.Э. Толерантность - дорога к миру. М. 2001.


своего состояния, культуру жестов и пластики движений, культуру восприятия коммуникативных действий партнёра по общению, культуру эмоций.

Музейные педагоги при разработке образовательных программ обращаются к апробированным технологиям развития толерантного сознания которые сегодня составляют основу такой новой развивающейся науки, как социальная психология толерантности175.

В социальной психологии складываются определённые научные парадигмы изучении толерантности:

как специфического свойства личности,

как динамической характеристики больших и малых социальных групп,

как качественной особенности протекания процессов человеческого общения и социального взаимодействия.

Выявляются следующие факторы, влияющие на формирование и развитие толерантности, а также на профилактику интолерантных проявлений:

нормативно-правовые (задают границы толерантности-интолернтности, определённые законом);

морально-этические (задают границы толерантности-интолерантности, определённые на социально-культурном уровне в виде «неписанных законов»);

информационные (изменяют представления о границах толерантности-интолерантности с помощью СМИ, просвещения, иных массовидных процессов и публичных целевых акций);

политические (дают идеологическое обоснование границ толерантности-интолерантности);

1Ъ Ьардиер Г. Социальная психология толерантности. СПб. Изд-во СПбГУ. 2005


психологические (прагматическое обоснование границ толерантности-интолерантности);

педагогические (гуманистическое обоснование

толерантности-интолерантности);

социально-экономические (осуществляют финансово-экономическую поддержку целевых социальных программ, направленных на изменение границ толерантности-интолерантности на уровне общественного сознания).

Однако, социальные психологи сегодня признают, что практическим технологиям развития толерантности пока не хватает системности, концепту ал ьности и обоснованности. Редкие пособия помимо учебных программ и тренинговых сценариев предлагают теоретическую и методологическую базу к ним . Чаще можно встретить учебные программы, методическая ориентация которых носит явно когнитивный характер (определения, убеждения, призывы), что фактически ведет к формированию декларируемой толерантности. Особенно это заметно в школьном образовании.

Представляется, что логика обучения толерантности в зависимости от специфики основного вида деятельности обучаемых должна быть разной. Так, поскольку у детей и младших школьников в структуре деятельности преобладает, как известно, эмоциональный компонент, разрабатывать программы для них логично с учетом этого факта. Именно обращение к эмоциональной сфере (например, через рисунок или отреагирование чувств, связанных со значимыми жизненными событиями) позволяет формировать у детей естественную мотивацию в

Лебедева П., Лунева О., Стефаненко Т. Тренинг этнической толерантности для школьников. Учебное пособие для студентов психологических специ&іьностеи. М. 2004.


приобретении новых знаний и затем в опробывании новых форм поведения, характеризующегося большей толерантностью177.

Старшие школьники и студенты, основным видом деятельности которых является познание, легко и с удовольствием работают в когнитивном режиме, обсуждая обнаруживающиеся значимые различия между людьми и аргументируя разные точки зрения. Учащиеся, меняя позиции в ходе аргументации, тем не менее, ощущают себя участниками единого процесса, что мотивирует их к разработке конструктвных стратегий совместной деятельности и далее - «надёжных» технологий взаимодействия, обеспечивающих благоприятную возможность и психологическую безопасность совместного отреагирования на возникающие в ходе взаимодействия интолерантных эмоциональных отношений или переживаний. Как показывает опыт проведения когнитивно-ориентированных занятий и тренингов в смешанных межкультурных студенческих группах, использование такой возможности в конечном итоге приводит к очевидному повышению толерантности . Опираясь на перечисленные подходы, социальные психологи в целом методически выстраивают практическую работу в области формирования и развития толерантности (и снижения уровня интолерантности) с опорой на разнофокусно ориентированные технологии. Эти технологии и используются сегодня специалистами историко-этнографических музеев при решении задач формирования межкультурной и этнической толерантности.

Бардиер Г., Никольская И. Что касается меня...Сомнения и переживания самых младших школьников. СПб.: Речь. 2005

178 Бардиер Г., Третьякова О. Исследование стереотипов межкультурной коммуникации методом полярных профилей с последующим нестандартизированным интервью // Образование в России: перспективы и реальность. Материалы конференции. СПб. НИЯК. 2001. С. 213-217


3.2 Мультикультурализм и этническая толерантность: музейно-педагогический опыт США

Современные этнические проблемы, новые аспекты взаимодействия в национальных культурах, проблемы передачи и сохранения историко-культурных связей, воспитание толерантности у молодёжи через социокультурное взаимодействие стали уже во второй половине XX века важнейшими темами образовательных программ в музеях США.

Интерес к проблемам мультикультурализма и толерантности, по-видимому, связан с тем, что культурные различия в обществах, организованных в национальные государства, не только не исчезают или сглаживаются, но, напротив, имеют явную тенденцию к нарастанию. Одна из наиболее веских причин этого - массовая иммиграция, ставшая в конце XX века для многих стран центральной социальной проблемой. В результате массовой послевоенной иммиграции, прежде всего из стран «третьего мира», в Соединенных Штатах Америки и в Западной Европе все в большей степени формируются полиэтнические и мультикультуральные общества. По данным ООН, в 1998 г. за пределами родных стран проживало 125 млн человек. При этом численность нелегальных иммигрантов оценивается в 30 млн человек .

Так в США иммигранты составляют уже 10 %. Только за 1940-80-е годы число иммигрантов из Латинской Америки возросло в 27,1 раза, а из стран Азии - в 88 раз.

Особая история ряда городов Америки, таких, как, например, Нью-Йорк, где уже в 40-х годах XVII века жили люди, говорившие на 18 языках, легла в основу особого понимания общества и политики, которое

Дилеммы глобализации. Социумы и цивилизации: иллюзии и риски. М. 2002. С.318


Ill

вмещает в себя различия, многообразие и конфликты180. Многие исследователи отмечали, например, что залогом успешного развития Нью-Йорка стали унаследованные от голландцев терпимость и демократия. Рассел Шорто писал о Нью-Йорке: «Его основали голландцы и назвали Новыми Нидерландами, но при этом половина жителей были выходцами из других стран...Кого там только не было: норвежцы, немцы, итальянцы, евреи, африканцы (рабы и вольные), валлийцы, цыгане и многие другие. Все эти жители задворков империи пытались найти лучший способ совместного существования, некую золотую середину между хаосом и порядком, свободой и гнётом» . Хотя история развития Нью-Йорка далеко не безоблачна, этот город, в отличие от многих, представлял собой сообщество, хорошо приспособленное к поглощению различий. Это город с большим запасом «социального капитала разнообразия» .

В начале XXI века социальный капитал разнообразия превратился в особо ценный ресурс. Современная эпоха характеризуется быстрым и масштабным перемещением людей. Легальная и нелегальная миграция стала большой проблемой как для США, так и для других промышленно развитых и развивающихся государств. Культуры диаспор, в которых нашли своё отражение все тяготы и невзгоды, выпавшие на долю добровольных или вынужденных переселенцев, оказывают сильное влияние на общественную и культурную жизнь тех государств, из

w Bender Т. The Unfinished City. New York and the Metropolitan Idea. N.Y. The New Press, 2002. P. 192

181 Shorto R., The Island at the Center of the World. The Epic Story of Dutch Manhattan
and the Forgotten Colony That Shaped America. N.Y., 2004. P.2

182 Stren R., Polese M. Undersanding the New Sociocultural Dinamics of Cities:
Comporative Urban Policy in a Global Context // The Social Sustainaility of Cities:
Diversity and the Management of Change. Toronto: University of Toronto Press, 2000. P. 3-
38.


которых они уехали, и тех, которые предоставили кров этим «глобальным странникам XXI века» .

Мигранты создают новые проблемы практически всем крупнейшим городам мира, поскольку именно сюда устремляются людские потоки, заставляя учитывать плюрализм интересов, идентичностей, сообществ и индивидуальностей Традиционные представления о месте проживания и устоявшихся сообществах рассыпаются в условиях небывало быстрого роста городских метрополий, мгновенной коммуникации и стремительного перемещения людей. В современных городах социальные группы вынуждены с большой осторожностью подходить к поискам собственной ниши и отстаивать свои интересы.

Исходя из этих проблем, на протяжении многих лет в США предметом пристального внимания социальной антропологии, этнопсихологии и современной этнографии является феномен «чужого

как свидетеля иной культуры» и изучение процессов и социокультурных стратегий преодоления чуждости нового культурного окружения.

Потрясение, испытываемое эмигрантами как представителями определённой культуры в новой для них этнокультурной среде, принято называть «культурным шоком» (cultural shock). Проблема состоит в том, что в данной ситуации индивид лишается такой удобной карты паттернов, стереотипов, «координат»-норм, которые помогали и направляли его в родной среде. Неудачные попытки вписаться в новое окружение порождают часто личностный кризис, определённый стремлением проникнуть в новую структуру1 .

Сотрудники ряда американских историко-этнографических музеев проанализировали на уровне повседневного взаимодействия, что

ш Stren R., Polese М. Указ. Соч.

184 Simmel. The Stranger. Chicago. 1971. P.148


меняется в самосознании, поведении и представлениях ребёнка, принадлежащего определённой этнической группе, когда он попадает в совершенно иную среду.

Было отмечено, что в поведении детей складываются различные тенденции формирования определенных границ толерантности, в зависимости от ложности и длительности периода «культурного шока» и неопределённости в новой для них социокультурной ситуации186.

В программах музейных педагогов США Дж. Фишер, Л. Норриса, Э. Эйснера и др. толерантность понимается, прежде всего, как аспект взаимодействия|87.Она возникает в социальном контексте, где культурные различия между группами или общностями, общностью или конкретным человеком выполняют существенную роль и, как правило, границы толерантности ситуативно меняются.

Для эффективной коммуникации в обычной жизни необходимо доверие к тому, с кем происходит взаимодействие. Школьники из семей эмигрантов через музейные программы воспринимают нормы, ценности «центральной культуры» (в данном случае, американской), согласуя их с паттернами, воспринятыми в родной культуре и характерными для их группы.

Образовательные программы американских музеев в значительной мере воспроизводят «центральную культурную систему». Сами музеи выполняют интегрирующие функции: транслирует нормы, ценности, паттерны интеракции в данном обществе. Таким образом, историко-этнографические музеи...способствуют формированию общесоциальной идентичности у ребёнка и толерантности в полиэтнической среде. Самим

185 Simmel. Указ. Соч. Р. 148

1S6 From Learning Landscapes to New Town Squares...Указ. Соч.

IK7 Fisher J. Travel with us to our new Location // Tailwinds. Worldways Children's

Museum. 2001. Vol.6. #1; Norris L. We Make the Road by Walking: A Place for Emerging

Adults in Children's Museum // Hand to hand. Edit. AYM. Fall 1996; Eysner E. Art

Education Today // Art Education. V 50.1995


же ребёнком приобретается тот самый базовый опыт, необходимый для интеракции в данном обществе.

Музейные образовательные программы историко-этнографических музеев США помогают не только формировать толерантность, но и способствуют развитию независимости мышления учащихся. В ходе исследования было выявлено, что фактор образования в значительной степени способствует консолидации микрогруппы (независимо от национальности учеников) по отношению к внешней этнокультурной среде . Кроме того, он способствует конструированию идентичности отдельных этнических групп на принципиально новом уровне в рамках многонационального государства

Авторы проектов американских историко-этнографических музеев, посвященных проблемам толерантности, сделали вывод, что интолерантность в подростковой среде чаще всего провоцируется ситуацией, в которой ребенок не способен эффективно действовать, опираясь на привычные паттерны189. В современных этносоциальных процессах чрезвычайно важным для ребёнка, также как и для взрослого, является достижение баланса в отношениях с обществом, что невозможно без стабильности и бесконфликтности на уровне повседневного взаимодействия в полиэтнической среде. Этот баланс во многом достигается благодаря специализирванным музейным программам.

Одной из основных тем экспозиций американских музеев является «предъявление» культур различных этнических групп. Следует заметить, что популярная когда-то концепция многонационального американского общества «melting-pot» («кипящая сковорода»), где все компоненты расплавляются и перемешиваются, постепенно заменяется концепцией

Fisher J., Sorokina G. Указ. соч. Fisher J. Указ. Соч.


«salad bowl» («чаша с салатом»), где каждый компонент, являясь частью общего «блюда», обладает своим особенным качеством190. Всё больше и больше американцев идентифицируют себя по происхождению: как китайские или японские, мексиканские или кубинские американцы, афроамериканцы или американские индейцы. Объединяясь в национальные и местные этнические сообщества, они стремятся сохранить свои корни, возродить исчезнувшие традиции, поддержать свой язык, передать весь этот культурный багаж своим детям, а, главное

- вызвать интерес и уважение к своей культуре и традициям у других групп населения. Нетрудно понять, почему среди всех историко-этнографических музеев детские музеи оказываются весьма эффективным пространством для подобных презентаций различных культур и национальных традиций. Дети, а вслед за ними и взрослые, в игровой и увлекательной форме «примеряют» на себя жизнь, традиции и искусство людей с другим цветом кожи или другим образом жизни191. Им нравится играть в этого «другого», они открывают в нём что-то новое и интересное, а через радость и познание лежит путь к принятию и уважению культурного иного. Так, одно из направлений, активно развивавшееся директором Бостонского детского музея Майклом Споком

- создание интерактивных экспозиций и программ о разных странах и народах. В игре и эксперименте дети и взрослые знакомились с многообразными культурными традициями и особенностями ".

В последние годы в США возрос интерес к отражению жизни латиноамериканцев, которые, по данным переписи 2001 года, являются одной из самых быстрорастущих этнических групп населения США. Отсюда стремление разрушить устойчивые, и, часто, негативные

190 Юхиевич М. Детский музей: прошлое и настоящее // Ориентиры культурной

политики. М. 1997. Вып. №4

19' Norris L. Указ. Соч.

192 Сорокина Г.Г. Указ. Соч.


стереотипы, связанные с восприятием выходцев из Бразилии, Парагвая, Мексики и других стран. Соответственно, многие историко-этнографические музеи Америки создают интерактивные экспозиции или образовательные программы о том или ином аспекте реальной жизни и своеобразной культуре народов латиноамериканского континента. Например, в Столичном Детском музее в Вашингтоне реконструирована мексиканская деревня, воспроизведены бревенчатые хижины, рыночная площадь. Посетители могут не только переодеться в традиционную мексиканскую одежду, научиться мексиканским ремёслам, но и освоить все этапы приготовления традиционного мексиканского хлеба.

В Детском музее в Чикаго действует долгосрочный проект «In our Neighborhoods»(«B моём районе»), частью которого является латиноамериканская программа, объединившая детский музей, общественные организации, школы и учащихся с семьями, живущими в тех районах города, где сосредоточено латиноамериканское население. Программа охватывает многие аспекты жизни и культуры Южной Америки и строится на основе передвижных выставок и мастерских художественного творчества посетителей. Так, с одной стороны, осуществляется предъявление богатства и разнообразия латиноамериканской культуры обществу, а, с другой, - приобщение к музею недавно приехавших в этот город людей. Популярны также экспозиции и программы об африканской культуре и традициях. Одним из убедительных примеров может служить выставка детского музея Индианаполиса «Улица историй: голоса африканцев; которые учат всех нас». Эта экспозиция призвана показать, как важна для африканской культуры устная традиция, а также найти в этой культуре близкие темы, объединяющие всех людей, независимо от их национальности и цвета кожи. Не совсем обычным для музея способом достигается приобщение к


иной культуре, в которой рассказ, непредметные формы культуры играют такую значительную роль.

Огромный интерес вызывают программы Детского музея коренных народов Америки в Нью-Йорке, где каждый год создаются интерактивные выставки о той или иной этнической группе американских индейцев или о народах, населяющих север страны, в частности, эскимосах..

Этническая история разных народов является основной темой и музея в Ричмонде, штат Вирджиния. Например, там уже в течение нескольких лет действует долгосрочный проект The Affiliate Program («Филиал»), в содержание которого входит и знакомство юных слушателей с африканским фольклором и преданиями.

Темы подобных экспозиций, идёт ли речь о мексиканцах или афроамериканцах, японцах или китайцах, нередко определяются региональными особенностями и наличием материальной и ресурсной поддержки со стороны местных этнических сообществ. Так, например, началом японской экспозиции Бостонского детского музея послужил подарок из Киото - традиционный двухэтажный дом 19 века, который затем дополнился оснащённой по последнему слову техники интерактивной экспозицией «Подростки Токио».

Интерактивная экспозиция о Филиппинах в музее «Worldways» в Сент-Луисе была создана исключительно благодаря усилиям местного филиппинского культурного фонда, а экспозиция о Китае этого же музея пополняется и обновляется при помощи местных китайцев ". В настоящее время здесь осуществляется партнёрский проект совместно со специалистами из России, в частности, специалистами Российского Этнографического музея, частью которого станет экспозиция «Season's

Fisher J., Sorokina СУказ. соч.


Greetings from Russia» (в Сент-Луисе проживает довольно многочисленная русская диаспора- свыше 2000 человек)194.

В музейно-образовательных программах американских музеев наряду с темами, посвященными особенностям «другой» культуры, естественное место находит острая социальная проблематика, связанная с реалиями жизни в мультикультурном обществе - преодоление предрассудков и расовой дискриминации. Эти важные темы обсуждаются преимущественно с подростками. Например, в детском музее Бостона разработана целая система экспозиций, адресованная этой группе посетителей. Это, прежде всего, экспозиция «Детский мост» (признана одной из лучших выставок Америки), посвященная проблемам расизма и фактам ежедневной бытовой дискриминации культурных меньшинств. В её контексте действует интерактивная видеопрограмма, которая требует от подростка принятия решения в ситуациях различных социальных конфликтов. Тесно связана с этой выставкой и «Галерея коммуникации», где собираются для общения подростки с разным цветом кожи, выходцы из различных стран. Другая выставка «Подростки Токио» рассказывает о жизни и особенностях проведения досуга юных жителей японской столицы, приглашая американцев лучше узнать об их сверстниках из далёкой страны. Кроме того, в музее открыты латиноамериканский магазин, галерея-мастерская китайского народно-прикладного искусства, экспозиция «Мы по-прежнему здесь» о традициях и современной жизни американских индейцев.

В Детском музее Чикаго создана выставка «Лицом к лицу», трактующая факты столкновения с предрассудками и дискриминацией. Вот несколько её фрагментов. Один из экспонатов - школьный автобус, войдя в который дети могут услышать те обидные ярлыки и прозвища,

т. Sorokina G. Season's Greetings from Russia. Stories about Russian folk culture art and traditions for American teachers and museum educators. St.Louis. 2003


которыми часто подростки награждают друг друга. Им предлагается, «примерив» их на себя, подумать, как ранят они другого человека. Затем дети могут написать на листке обидные слова, которые им приходилось слышать в свой адрес, а потом уничтожить этот листок с помощью специального прибора для резания бумаги. Заключительным эпизодом выставки является подписание «Декларации против предрассудков и дискриминации».

Однако, необходимо отметить и слабые стороны образовательных программ американских музеев. Акцент во многих программах, делается на воспроизводстве центральной культурной системы. Несмотря на то, что американскими педагогами признается ценность культурного многообразия, авторы музейных образовательных проектов не стремятся включать иммигрантов в доминирующую культуру, то есть культуру белого большинства, считая, что музейные программы должны подкреплять культуру доминирующей этнической группы и способствовать достижению гармонии и единства нации посредством создания определенной «американской культуры». Считается, при этом, что наилучший путь достижения этой цели - уменьшение этнических различий.

Проблемы национальной дискриминации, воспитание толерантности стали также одной из центральных тем образовательных программ историко-этнографических музеев Западной и Восточной Европы. Создаются дорогостоящие проекты, призванные расширить представления детей и взрослых о «другом» - странах, народах, культурах. Эти проекты являют собой характерные примеры практического воплощения новых тенденций, которые получили развитие в деятельности этнографических музеев на современном этапе. Так, в Германии в 1997 году в детском музее-мастерской «Калейдоскоп» во Франкфурте-на-Майне была создана выставка «Путешествие. Встреча







Сейчас читают про: