double arrow

Рисунки со взрослыми 8 страница



с неизведанным» . Посетители не только, знакомились с подлинными предметами быта, одеждой, обстановкой дома, но и «вживались» в другую среду, письменность, культуру. В этой связи следует упомянуть также проект берлинского музея «Новая вселенная» - «Летающий чемодан. Путешествие в Гану». Целью этого проекта было преодоление растущей среди немецких школьников враждебности к «гастарбайтерам» и чернокожим иностранцам, знакомство молодёжи с современной жизнью и бытом сверстников из далёкой страны.

Многие проекты немецкие детские музеи осуществляют совместно с художественными музеями и галереями, такими как Шпренгель-музей в Ганновере, Линден-музей в Штутгарте, Художественная галерея Дюссельдорфа, музей Вильгельма Лембрука в Дуйсбурге и другие. Особенно популярны межмузейные проекты Михаэля Брадке, «человека-оркестра», в основе которых - творчество посетителей, как главное средство борьбы с агрессивностью и беспомощностью, которые проявляются у людей всех возрастов как следствие столкновения со сложным окружающим миром 1%.

История, социальные и национальные проблемы современного общества лежат и в основе крупных выставочных проектов нюрнбергского «Музея в чемодане» («Museum im Koffcr»). С одной стороны, в основе всех его проектов по истории, этнографии, экологии -подлинные предметы. В его арсенале более 20 передвижных экспозиций для школ, культурных центров, больниц не только Нюрнберга, но и других регионов Баварии. В то же время, его выставки - яркая иллюстрация принципа «hand's on». Здесь всё можно трогать,




195 Медведева Е.Б. Музейная педагогика России и Германии: Автореф. дис. канд. ист. наук. М. 1998

,% Vanja К. Strategies of the new Museum of European Cultures in Berlin // Музей. Традиция. Этичность. XX-XXI в.в.: Материалы международной научной конференции, посвященной 100-летию Российского Этнографического музея. Спб.-Кишинев. 2002


исследовать, вовлекать в игру. Ряд проектов «Музея в чемодане» посвящен другим народам и культурам - «Турция», «Иудеи», «Африка» и др. С помощью музейного сотрудника посетители могут, например, принять участие в большом деревенском дне хлебопечения -самостоятельно изготовить традиционные турецкие, африканские, мексиканские блюда, переодеться в национальную одежду, познакомиться с китайской или арабской письменностью.

Проблемы сосуществования различных культур в мультикультурном обществе лежат сегодня в основе крупнейших образовательных проектов Детского музея ZOOM в Вене, Варшавских музеев - Muzcum Sztuki Dziecka (Детский художественный музей), Muzeum Azji і Pacyfiku (Музей Азии и Тихоокеанского региона), Muzeum Narodowe, Этнографический музей.

Аналогичным проблемам посвящены многие проекты Образовательного центра для детей «Музеон» в Гааге (Нидерланды), Музея «Детский мир» в замке Вильхен (Австрия), Детского музея в Эдинбурге, «Фабрики открытий» в Лондоне, «Эврики» в Галифаксе (Великобритания). Огромный успех имела спроектированная в середине 90-х годов в музее Лондона выставка «Весь мир в одном городе» (The World in a City), представляющая историю иммигрантов в Лондоне197. Один из разделов выставки был посвящен первым чернокожим и азиатским переселенцам, а главной особенностью программы стало непосредственное участие представителей различных общин, которые получали возможность по-своему рассказать гостям выставки о своей истории и культуре. Они использовали такие формы показа, как выставки, театральные представления, чтение стихов, демонстрация мод,



The Educational Role of the Museum. Hooper-Greenhill. London. New York. 1999


дегустация блюд национальной кухни, исторические прогулки, организация дискуссий и др.198

Один из интереснейших, проектов, посвященных проблемам толерантности в мультикультурном обществе - голландско-российский проект "Возможно быть другим". Его инициаторами стали сотрудники фонда "Образование во имя мира" (Утрехт, Нидерланды) Ге Виссер и Ян Дюрк Тюннер , создатели многих уникальных образовательных проектов, раскрывающих механизмы возникновения и действия предрассудков и стереотипов мышления, объясняющих причины и последствия дискриминационного поведения. Данная тема -предрассудки и дискриминация - достаточно актуальна для Голландии, где живут выходцы из бывших колоний этой страны200. По официальным данным в Амстердаме более 60%, а в Роттердаме более 70 % детей и подростков являются выходцами их иммигрантских семей201. Музеи при этом не дифференцируют своих посетителей по этническому признаку и, создавая программы, адресуют их всем детям, независимо от их национальной принадлежности; цели культурно-образовательной деятельности видят в формировании у ребенка адекватных навыков, личностных черт, необходимых для нормальной социокультурной жизни в данном конкретном обществе. В условиях мультикультурности наиболее важными становятся знания и умения, подготавливающие ребенка к восприятию и пониманию человека другой культуры, иной этничности и помогающие свободно ориентироваться в окружающей этнокультурной среде, общаться на индивидуальном уровне с людьми различных национальностей. По мнению ведущих антропологов,



198 Merriman N. The Peopling of London, London, Museum of London 1993

199 Герасименко E.E. Образовательные программы в этнографических музеях
Нидерландов // Этническое единство и специфика культур. Материалы Первых
Санкт-Петербургских этнографических чтений. СПб. 2002

200 Герасименко Е.Г. Указ. Соч.

201 The Kindermuseum: history and accounting. Amsterdam. 2002. P.8


необходимой предпосылкой их усвоения является наличие у индивида

" 202 гт

личного опыта встречи, взаимодействия с «чужой культурой» . Данное положение является исходным при разработке проектов, основная задача которых состоит в создании условий для приобретения такого опыта. Поэтому на стадии проектирования как равнозначные составляющие концепции разрабатываются модели презентации этнокультурной информации и, способствующей ее эмпатическому пониманию, коммуникативной активности посетителя.

Поскольку проблема формирования терпимого отношения к людям иной национальности, иных взглядов или образа жизни одинаково актуальна для любой демократической страны, голландские педагоги видят свою задачу и в том, чтобы создавать аналогичные проекты в сотрудничестве с зарубежными партнёрами . Вполне закономерным стало их обращение к России, где проблемы взаимоотношения представителей различных национальностей, партий, верований, культурных традиций, взглядов достигают порой чрезвычайной остроты. Сотрудничество российских и голландских партнёров имеет уже свою историю. Оно началось с создания первой в России путешествующей детской выставки "Я и другой", посвященной серьёзным социальным проблемам и направленной на формирование терпимого отношения ко всякому проявлению "другого", чуждого, непонятного" . На выставке раскрывается 11 тем: "Приглашение в гости" (дети из разных стран приглашают подростков в гости), "Нормально-странно" (обычаи разных народов), "Взаимообогащение культур", "Стереотипы, или штампы

202 Роджерс К. К науке о личности // История зарубежной психологии. М. 1986. с. 209.

203 Legene S. The ethnographic museum and white ethnicity in the Netherlands // Музей.
Традиция. Этичность. XX-XXI в.в.: Материалы международной научной
конференции, посвященной 100-летию Российского Этнографического музея. СПб.-
Кишинев. 2002. С.27

204 Юхневич М.Ю. Сессия «Детский музей» // Летняя музейно-иедагогическая школа.
Петрозаводск. 2000


мышления и восприятия" (навешивание "ярлыков"), "Предрассудки" (оценка суждений "русские ленивые", "чеченцы жестокие" и др.), "Права человека", "Дискриминация" (в этой части выставки экспонируются фотографии, документально подтверждающие дискриминацию людей по национальному признаку, вероисповеданию и др.) По фотографиям юные посетители определяют, что может стать основанием для ограничения человека в правах, знакомясь тем самым с понятием дискриминация. Им также предстоит решить, должен ли быть запрещён фашизм как форма проявления идей национального превосходства?

В целом, характеризуя этнообразовательные программы европейских музеев, необходимо отметить, что в отличие от аналогичных программ и проектов американских музеев они как правило знакомят с культурой народов, являющихся этническими меньшинствами. Предъявляя определенный этнографический материал, музеи не имеют намерений содействовать интеграции каких-либо постоянно проживающих этнических групп в коренное общество или представлять их интересы. Выбор объект показа скорее определяется такими критериями, как ярко выраженная специфичность или уникальность культурного опыта, устойчивое сохранение и подчеркивание своей этнической идентичности. А демонстрация явлений этничности служит наглядному отражению разнообразия современного культурного пространства и форм его проявления. Этноспецифические особенности в этом случае интерпретируются. внешние признаки, указывающие на принадлежность людей к различным культурным мирам, которую они продолжают ощущать в разной степени при переходе из одной социальной группы в другую и из одного государства в другое.


3.3 Воспитание культуры толерантности как составляющая образовательных проектов историко-этнографических музеев России

Постоянные межнациональные конфликты и развитие экстремизма стали так же одной из серьёзнейших проблем России и всего постсоветского пространства.

Недоброжелательность, озлобленность, агрессивность получают сегодня все большее распространение в обществе. Поэтому в музейно-педагогических исследованиях российских историко-этнографических музеев активизируется процесс поиска эффективных механизмов воспитания подрастающего поколения в духе толерантности.

В связи с этим актуальной аналитической задачей музейной работы сегодня является создание таких проективных моделей деятельности, которые помогут реализовать уникальный потенциал музеев в деле образования и воспитания людей в новом мультикультурном пространстве России .

Цель многих музейных проектов, реализуемых в разных городах страны - привлечь внимание к вопросам расовой, этнической и социальной нетерпимости, противодействовать экстремизму, национализму, ксенофобии. Используются такие способы, которые могут действенно и прямо привлечь внимание общественности, которые особенно эффективны для диалога с молодёжью - аудиторией, наиболее

~ ~ ~ 206

подверженной воздействию тоталитарной, экстремистской идеологии .

2(Ъ Литвиненко ЕЛО. Мультикультуральное образование как перспектива установления толерантных взаимоотношений // Российский вуз: В центре внимания -личность. Тез. докл. науч.-практ. конф. Дон. гос. техн. ун-т. - Ростов н/Д. 1999 206 Бандура СВ. Роль выставочной деятельности музеев в отражении современной региональной национальной политики // Музей. Традиция. Этничность. ХХ-ХХІ вв.: Материалы международной научной конференции, посвященной 100-летию Российского Этнографического музея. СПб.-Кишинев. 2002


В условиях распада СССР на фоне актуализации межнациональных конфликтов этничность как чувство принадлежности к «кровной» группе стала самоценностью, обеспечивающей психологическую защищённость в сложных социальных условиях. Молодёжь в силу возрастных особенностей легче усваивает национальную идею, идентифицируется с ней, кроме того, ей необходима некая групповая идея. При этом в силу особенностей юношеской психологии любая идея гипертрофируется и

может подвергнуться искажению .

Как показало социологическое исследование, проведенное сотрудниками Российского Этнографического музея среди посетителей школьного возраста, для подростков присуща установка на «свою» группу, «своих» товарищей, которые помогут и защитят208. Младшие возрастные группы отличает часто «черно-белое» восприятие действительности, категоричность, бескомпромиссное деление на «своих» и «чужих», однако именно это различие лежит в основе этнической комплементарности, которая в радикальном варианте и приводит к явлениям этнофобии и агрессивного национализма. «Врагами» становятся люди «чужой» крови"9.

Изучение факторов формирования стратегий поведения и взаимодействия в новой социокультурной среде, в рамках исследований школьников, принадлежащих к определённой этнической культуре, стало очень показательным для раскрытия механизмов формирования толерантности, интолерантности и их границ в конкретном социальном контексте.

7 Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. М. 1996

208 Зязева Л.К К вопросу о роли музея в формировании этнической идентичности // Этническое единство и специфика культур. Материалы Первых Санкт-Петербургских этнографических чтений. СПб. 2002

200 Дмитриев В.А. и др. Предварительные итоги работы по опроснику «Самооценка этносом перспективности форм традиционной культуры». // Изучение национального самосознания в этнографическом музее. СПб. 1997. с. 18-42


Понятие толерантности или этнической толерантности стало одним из ключевых понятий этнически ориентированных стратегий образования . Этническая толерантность признаётся одной из основных составляющих образования для музейных педагогов211. При этом, по мысли идеологов этой стратегии образования, она является важнейшим компонентом подготовки кадров с культурологическим образованием212.

Реализацию всего спектра проблем толерантности предполагает и федеральная целевая программа «Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в российском обществе» (постановление № 629 Правительства РФ, август 2001г.). Задачи этой программы заключаются в следующем:

разработка и реализация эффективной государственной политики;

формирование установок толерантного поведения;

внедрение методов и организационных механизмов мониторинга, диагностики и прогнозирования социально-политической ситуации;

разработка и внедрение системы учебных программ и тренингов всех ступеней и форм образования на четырех уровнях: личность, семья, общество и государство.

Междисциплинарные исследования, включающие в себя социологические опросы посетителей являются одной из составляющей

Лысенко Е.А. Формирование политической культуры и толерантности средствами музейной коммуникации // Музей и материальное культурное наследие. М. 2005

211 Трошина Т.И. Формирование национальной самоидентификации музейными
средствами (из опыта работы Архангельского областного краеведческого музея) //
Музей. Традиция. Этничность. XX-XXI в.в.: Материалы международной научной
конференции, посвященной 100-летию Российского Этнографического музея. СПб.-
Кишинев. 2002

212 Бурыкин А.А. «Односторонняя толерантность» как проблема взаимоотношений с
миноритарными этносами в гражданском обществе. // Толерантность и
интолерантность в современном обществе. СПб. 2005


российских музейно-образовательных проектов, затрагивающих проблемы толерантности213.

Так, музейные педагоги ряда московских музеев, совместно со специалистами кафедры психологии развития МПГУ предложили студентам московских вузов, школьникам, а потом уже и взрослым людям (служащим разных специальностей) структурировать и схематизировать свои представления о миролюбии и толерантности. С этой целью был составлен вопросник из 40 понятий214.

Исследование выявило у 81% испытуемых внешнюю нормативность, т.е. стремление (на словах) соответствовать нормам, соблюдать законы, а внутренне - готовность их нарушить. Стремление 57% испытуемых к нормативности в суждениях (война - плохо, мир -хорошо, и т.д.) выявило категоричность в оценках, стремление все четко разложить по принципу черное - белое. При этом вопросы, требующие размышлений, связанные с необходимостью проявить определенную гибкость и толерантность в суждениях о мире, в котором мы живем, выявили категоричность (мир в Чечне, если его заключить сегодня и с определенными уступками - это плохо, выиграть войну - «нам» -хорошо, «им» - плохо). В данном случае проявилось отсутствие понимания термина и самого явления толерантности. Практически все ответы сводились к разделению понятий на две категории «миролюбие»

213 Сорокина Г.Г. Роль историко-этнографических музеев в решении современных проблем межкультурной толерантности // Толерантность и интолерантность в современном обществе. СПб. 2006; Попова Л.И. Роль Самарского областного историко-краеведческого музея им. П.В. Алабина в воспитании этнической толерантности. // Этническое единство и специфика культур. Материалы Первых Санкт-Петербургских этнографических чтений. СПб. 2002

"|4 Кириллова Д.А. Социологичнеские исследования в Государственном историческом музее // Музей. Традиция. Этничность. XX-XXI вв.: Материалы международной научной конференции, посвященной 100-летию Российского Этнографического музея. СПб.-Кишинев. 2002


и «экстремизм», «война» или «мир», соответственно, «добро» и «зло», «хорошо» и «плохо»215.

По признанию этого же коллектива исследователей реальную
предметную основу, способствующую организации социокультурного
взаимодействия в процессе которого создается благоприятная среда,
воздействующая на расширение границ толерантности, является учебно-
исследовательская деятельность. Процесс учебно-исследовательской
деятельности подразумевает совместный творческий поиск учеником и
научным руководителем. Таким образом, как базовое основание учебно-
исследовательской деятельности выступает отказ от догматизма и
абсолютизации истины, а основной формой взаимодействия одного
человека с другим выступает диалог. Более явно расширение границ
толерантности происходит в историко-этнографических

исследованиях2'6.

Обозначаемой целью для школьников и студентов в процессе деятельности является реализация исследования - например, сбор редких народных песен, предметов быта, социологический опрос и т.д. Но неявно всегда присутствует необходимость устанавливать контакты с носителями этих песен (деревенскими жителями), общением с людьми разных социальных слоев, профессий, культур. Именно поэтому принципиальным становится организация экспедиций в различные регионы. В экспедициях и различных поездках подростки московских школ, попадая в совершенно иные неизвестные им культурные, религиозные, этнические традиции, где существуют иные особенности общения, образа жизни, образа мысли, сами начинают путем целенаправленного познания приходить к осознанию необходимости сближения позиций и к выработке толерантности. Исследовательская

~15 Ильинский И.М. Указ. Соч. 216 Ильинский И.М. Указ. Соч.


цель подталкивает, провоцирует на вступление школьниками в социокультурный контакт с людьми разного возраста, социального слоя, этнической и религиозной принадлежности, основной задачей становится - понять другого, понять логику его мысли, его систему отношений к миру, другому, самому себе. В ходе этнографической экспедиции приходится не только налаживать содержательный контакт с разными людьми, но и участвовать с ними в совместной деятельности. Начав свой путь взаимодействий с фиксации на различиях, в конечном счете, участники экспедиции приходят к отысканию того, что является для них общим, объединяющим. Авторы проекта сделали вывод, что попытки подростков понять и постичь причины тех или иных традиций, обычаев, расширяет их мировоззрение, формирует уважение к другой культуре, ребята сами вырабатывают в себе терпимость к инаковости.

Кроме исследовательских экспедиций московских школьников в различные регионы страны авторы проекта организовали различные программы взаимодействия городских и сельских школьников (начиная от продуктивной деятельности при совместном проживании в одной избе, заканчивая совместными концертами и выставками). Наиболее глубинный эффект достигался именно при создании межличностных связей людей различной социальной и культурной принадлежности217.

Принципиальное значение для реализации образовательных проектов на базе историко-этнографических музеев имеет и тесное сотрудничество музейных педагогов и школьных учителей. Так, группой учителей московских и областных школ, при участии сотрудников разных музеев страны была разработана программа "Воспитание культуры толерантности у детей младшего школьного возраста",

217 Ильинский И.М. Указ. Соч.


предназначенная для реализации в 1-4 классах218. Основной целью программы является формирование у детей навыков толерантных отношений.

С начала 90-х годов одной из важнейших тем российских музейно-образовательных проектов стало изучение этнофобии «коренного/русского населения» по отношению к так называемым этническим меньшинствам219. Выявив в ходе массовых опросов общественного мнения, что кавказцы в 1990-х годах повсеместно стали «объектом неприязни россиян», исследователи стремятся сформулировать своё объяснение причин, мотивов, эволюции и возможных социальных последствий такого отношения.

Пожалуй, наиболее распространенный тип этнофобии -кавказофобия (кавказофобия - термин, сравнительно недавно появившийся в связи с появлением в российских городах массовой кавказской диаспоры) .

Крайнее обострение ситуации на Северном Кавказе, терроризм, усиление чувства неприязни по национальному признаку осложнили внутриполитическую жизнь современной России. Как следствие этого актуализировались старые и появились новые антикавказские стереотипы, которые повлияли на формирование негативного отношения к кавказцам, особенно у представителей молодого поколения россиян" .

Наиболее часто среди мотивов кавказофобии упоминается комплекс «национальной неполноценности», испытываемой россиянами или русскими из-за относительно более успешного приспособления

-) I о

" Бобинова СВ. Воспитание культуры толерантности у детей младшего школьного возраста // Год 2000: На пути к культуре мира и ненасилия. Материалы междунар. науч.-практ. конф. М. 1998

219 Сикевич З.В. Русские: образ народа. СПб.: Изд-во СПбГУ. 1996. С.67

220 Дмитриев В.А. Кавказ как историко -культурный феномен. Вклад горцев
Северного Кавказа в мировую культуру // Россия и Кавказ. История, религия,
культура. СПб. 2001. С. 85-106


кавказцев к новой экономической ситуации. События последних лет вместе с информацией, представляемой СМИ, повлияли на укрепление этнических предрассудков в обществе. Сотрудниками Отдела современной этнографии, межнациональных отношений и этнографического музееведения Российского Этнографического музея было отслежено уже сложившееся мнение, «образ» кавказцев среди школьников и было проведено сравнение результатов с полученными ранее в аналогичном исследовании. Объектом изучения стали школьники петербургской гимназии № 144, занимающиеся в РЭМ по программе «Этническая история народов России» " . По результатам предыдущего исследования (2000г.) было выявлено, что 41,1% старшеклассников высказали мнение, что «без приезжих с Кавказа в городе будет лучше», так как большинство из них «спекулянты и жулики» (66,1%), «преступники» (65%), «обогащаются за наш счет» (63,9%»), «занимают наши рабочие места» (40%)"".

Несколько лет спустя (2005 г.) мнения школьников изменились. Объектом исследования, в котором приняли участие студенты факультета социологии СПбГУ, стали школьники 10-11 классов гимназии №498 Невского района Санкт-Петербурга. Выявление образа кавказца у школьников и изучение кавказофобии в подростковой среде

осуществлялось методом формализованного интервью .

В ходе исследования выяснилось, что у половины респондентов в семье обсуждается присутствие кавказцев в городе, у большинства оно носит отрицательный характер, положительного отношения отмечено не было. Каждый третий школьник предпочёл, чтобы в его городе жили

221 Сиксвич З.В. Указ. Соч.

222 Сорокина Г.Г. Указ. Соч.
~3 Сорокина Г.Г. Указ. Соч.

224 Блануца А.А., Ланкинен Ю.А. Кавакзофобия в подростковой среде. // Толерантность и интолсрантность в современном обществе. СПб. 2005


люди только его национальности. Однако видеть своим соседом кавказца согласны уже 10 % ребят. Нужно заметить, что была выявлена треть индифферентно настроенных учеников. Что касается вопроса о браке, то в нем прослеживается явное единство мнений, за небольшим исключением, заключающееся в отрицательном отношении к межэтническим бракам. Религиозная принадлежность потенциального супруга не является релевантной для опрошенных.

При перечислении черт, присущих представителям народов Кавказа, мотивы неприязни к кавказцам формулировались самими участниками опроса. Чаще всего назывались негативные свойства характера (например, «агрессивные», «самовлюбленные», «нахальные, наглые» и т.д.) или ненормативные черты социального поведения («навязывают свое мнение», «невоспитанные», «готовы обдурить любого», «говорят на своем языке» (варианты: «на нерусском языке», «на непонятном мне языке» и т.п.), а также были упомянуты качества, отражающие деятельность человека в целом («старательность, трудоспособность, упорство, решительность»). Встречались и противоречивые характеристики: «наглые, нечистоплотные - добрые, гостеприимные». В дополнение к негативным характеристикам стоит добавить такие ответы, как «Они ухудшают криминогенную обстановку в городе», «они имеют агрессивный характер», «они имеют неприятную внешность или неприятные манеры поведения». В варианте ответов на вопросы «другое», где школьники могли сами сформулировать ответы, были получены следующие мнения: «Наша страна для высокообразованных и культурных людей», «Россия для русских», «Они занимают управленческие места и становятся главными». Здесь необходимо заметить, что подобные оценки, несомненно, уже свидетельствуют о конфликте.


Примечательны высказывания, носящие противоположный характер, например, «Я считаю, что отдельные представители народа не должны страдать, терпеть унижения, боль и т.д. из-за какого-то сложившегося мнения, возможно, не всегда правильного», «Людей надо осуждать за поступки, а не за национальность». Примечательно, что высказывания, призывающие обратить внимание на неоднородность всех представителей Кавказа, свойственны, в основном, девушкам и носят более мягкий характер по сравнению с высказываниями молодых людей, которые являются более категоричными и нетерпимыми.

Судя по вышеперечисленным чертам, школьники чувствуют себя беззащитными перед кавказцами, поведение которых интерпретируется как нарушение общепринятых социальных норм, как маргинальеюсть. Таким образом, можно сделать вывод, что «кавказофобия» имеет скорее оборонительный, чем наступательный характер .

Непосредственно свидетелями выступлений, направленных против кавказцев, оказались 45 % учеников. Участниками оказались 20 %, при этом лично инициатором оказался один из опрошенных. Ни одна из девушек в конфликтах с кавказцами не участвовала. Половина респондентов склонны объяснять возникновение конфликтов национальностью собеседника и половина из них будет использовать

национальность как аргумент в споре .

Во второй части анкетирования респондентам было предложено смоделировать две ситуации:

в первой речь шла о возможности выбора покупки одного и того же товара у кавказца и русского - 80 % респондентов выбрали бы русского продавца, 20 % выразили безразличие, вариант «кавказец» не выбрал никто.

"* Сорокина Г.Г. Указ. Соч.

-6 Блануца А.А., Ланкинен Ю.А. Указ. Соч.


во второй - предложено представить, что попутчиком в общественном транспорте оказывается кавказец. Интерес представляли чувства, эмоции респондентов. Треть ответили, что испытали бы неприязнь, половина - настороженность и беспокойство, вариант «безразличие» выбрали чуть менее трети, и только два человека испытали бы интерес; вариант «симпатия» не выбрал никто.

В конце анкеты были заданы вопросы, касающиеся национальности респондентов. 99% отнесли себя к русским. В одном случае респондент указал национальность матери (татарка) и отца (русский). Что касается отношения к собственной национальности, то 60% в основном испытывают гордость за свой народ, 15% испытывают стыд за свой народ, 5% предпочли бы родиться представителями другой национальности. 20%> сказали, что для них национальность не имеет значения.

Подводя итог анализу анкетирования, можно сделать следующие выводы:

В тех семьях, где обсуждается присутствие кавказцев в городе, обсуждение в большинстве случаев имеет негативный оттенок. Именно через информацию, полученную в семье, у ребёнка начинается формирование представлений об окружающем мире, включая и негативное отношение к кавказцам. Против перспективы соседства с кавказцем выступило больше половины опрошенных, а каждый третий школьник предпочёл, чтобы в его городе жили люди только его национальности. В вопросе о браке с кавказцем больше половины ребят высказались отрицательно. Что касается значимости религиозного фактора при рассмотрении брака, эта значимость не подтвердилась. Часть респондентов способны не мешать всех кавказцев в одну «кучу» и выражают терпимость к тем представителям, которые уважительно относятся к культуре респондентов.







Сейчас читают про: