double arrow

УЧЕБНАЯ ПРОГРАММА


Картины на стене королевских покоев отражают вечную проблему творчества, которую сам Веласкес блистательно разрешил всей своей жизнью, соединив в гармоничном союзе духовное богатство с редким техническим мастерством.

Произведения Диего Родригеса де Сильва Веласкеса справедливо считаются вершиной испанской живописи XVII в. Никто из современников не мог сравниться с ним по широте художественных интересов и виртуозности кисти. Живописец увлечённо изучал античную историю и культуру, итальянское Возрождение и современное ему барокко. Сохранив национальную самобытность, Веласкес впитал в себя всё богатство европейской художественной традиции.

Сила творчества Веласкеса — в глубине психологического анализа и чеканной отточенности характеристик. В своих портретах он не льстил моделям, но представлял каждого в индивидуальной неповторимости, национальной и социальной характерности. Своеобразие метода Веласкеса проявилось в эмоциональной сдержанности, с которой он стремился раскрыть в целостном единстве существенные черты характера, душевного и умственного склада человека в их сложности противоречиях. Веласкес — один из первых мастеров валерной живописи. Серые тона его картин переливаются множеством оттенков, черные легки и прозрачны. Яркие теплые тона, холодные голубые, темные почти всегда озарены ровным светом и образуют с держанные тонкие гармонии. Виртуозный мазок разнообразен. Валеры не только обогащают цвета, которыми пользовался Веласкес, но и моделируют формы, окутывают их мерцающей световоздушной средой. Достоинства колорита сочетаются в картинах Веласкеса с ясностью и величественной простотой композиции, чувством моры.




Эпизод, изображенный в “Менинах”, происходит в одной из дворцовых комнат Алкасара, где после смерти принца Балтасара Карлоса было устроено ателье Веласкеса. Известно, что в то время, когда художник работал над “Менинами “, король и королева часто приходили смотреть, как пишется картина. В то время как Веласкес писал портрет королевской четы, всматриваясь в позирующих Филиппа и Марианну, по-видимому, и происходит церемония поднесения питья Маргарите, окруженной менинами. Одна из них – Мария Сармиенто, преклонив колено, подает ей на серебряном подносе маленький кувшинчик из красной ароматизированной глины, наполненный водой. В этот момент другая менина приседает в почтительном реверансе, устремив взгляд на то место комнаты, где находится королевская чета. За доньей Исавель видны фигуры двух пожилых придворных – это охранительница дам королевы в полумонашеской одежде вдовы. Наконец, в глубине комнаты, на фоне освещенного проема двери виден еще один придворный, который издали наблюдает всю сцену. Справа миниатюрный карлик пытается растолкать большую сонную собаку, растянувшуюся на полу. Рядом с ними любимая карлица инфанты Маргариты также смотрит в сторону короля и королевы, поддерживая рукой какое-то украшение на золотой ленте, которым ее, по-видимому, наградили – то ли за службу, то ли за уродливую внешность, обеспечивающую ей прочное положение при дворе.



Качества новой свободной живописи Веласкеса, его интерес к изображению пейзажной среды (два небольших пейзажа виллы Медичи и Прадо были написаны им на открытом воздухе при естественном свете), стремление наполнить жизнью схемы парадных изображений отличают его работы после его возвращения из Италии – так называемые конные (1634-35гг.) и охотничьи (1634-36гг.) портреты короля, его семьи, премьер-министра Оливареса для дворцов Буэм-Ремиро и Торре де ла Парадо (все в Прадо). В портретах Веласкеса обычно отсутствуют аксессуары, жест, движение. Серо-коричневый фон кажется воздушным, обладающим глубиной, свободно положенные мазки образуют тончайший слой, сквозь который просвечивает крупно- зернистый холст. Строгая темная гамма оживлена изысканнейшими сочетаниями серого и красно-розового, зеленоватого и серо-оливкого, черного и золотого. Поразительны эффекты серых тонов, то более темных, мягких, бархатистых, то достигающих чистого, свежего жемчужного оттенка. Картина “Менины” написана Веласкесом в 1656 году. Эта самая знаменитая из картин Веласкеса и , по мнению большинства критиков, это кульминация его гения.



Он много рисовал, и в особенности с картин Тинторетто, в том числе его знаменитое “Распятие” из Скуола ди Сан Рокко. Он скопировал также Христа с апостолами Тинторетто. Только война помешала Веласкесу продлить пребывание в Венеции.

Жизнь в Мадриде открыла Веласкесу возможность внимательного изучения ценнейших королевских собраний живописи . Близость с испанской культурной элитой, встречи с посетившим в 1628 году Мадрид Рубенсом, первая поездка в Италию ( 1629 – 1631 гг.) содействовали расширению его художественного кругозора и совершенствованию мастерства. В необычных для испанской традиции картинах на античные сюжеты ( “Вакх” или “Пьяницы”,1628-1629, “Кузница Вулкана”, 1630 - обе в Прадо), с их острым чувством житейской достоверности и оттенком иронии, мифологические образы соединены со сценами, приближенными к реальности.

Поклонение волхвов” по своим размерам относится к картинам, писавшимся по заказам церквей и монастырей. В трактовке картины- в простодушной убежденности и серьезности настроения- есть глубокая убежденность Веласкеса в реальности изображаемого события, но само это событие понимается им без всякого христианского спиритуализма. Так поздравлять с новорожденным молодую мать, гордую своим первенцем, и так приносить ему подарки могли бы и в крестьянских семьях Андалусии. В своей трактовке Веласкес не прибегает к традиционной для сюжета экзотике: у волхвов нет ни тюрбанов с перьями, ни восточных одежд; даже дары, которые они держат в руках- серебряные кубки,- изделия севильских ремесленников. Несомненно, что прототипами всех образов в картине“Поклонение волхвов” были лица, взятые художником из окружающей его реальной жизни. Однако в “Поклонении волхвов “ есть свои живописные особенности. Несмотря на общий темный тон, картину отличают от коричнево-серой гаммы бодегонов поиски ярких и разнообразных цветов. У Марии розовая с серебристыми оттенками кофта и зеленовато-синяя юбка; у Иисуса-темно-голубая лента и желтое одеяльце; у африканца- алый плащ; у коленопреклоненного волхва плащ табачно-желтого цвета надет поверх голубой одежды. Кое-где на цветных тканях тени положены обычной тяжелой темно-серой краской, но желтое одеяло и особенно розовая одежда Марии написаны совершенно иначе. В ней нет совсем черноты; на гребнях складки светло-розовые, серебристые, в углублениях красные, темно-алые.

Веласкес таинственен. Он самый таинственный из всех художников. От его творений исходит то таинственное в жизни, что ее поддерживает и охраняет. И эта глубокая, высшая сила, как бы живущая в творениях художника, не давит нас, а побуждает жить, думать, понимать, одновременно исходит от него и влечет к нему.

Поистине, его творения более жизненны, чем сама жизнь: в них все ее элементы раскрывают себя непосредственно и реально в одном неуловимом синтезе. Пред этими неподвижными лицами, этими глазами, словно открытыми на теневые стороны духа, пред этими жилыми комнатами, которые наполнены напряженной жизнью молчания, и перед этим бесконечным простором испытываешь какую - то неловкость, галлюцинацию, почти мистический ужас.

Веласкеса интересуют технические возможности живописи как искусства создания видимости, иллюзии . Ведь живопись для него- не воспроизведение, не повторение реальности, а ее отражение и представление.

Творчество великого испанского художника относится к эпохе барокко, но как всякий гений он перешагнул границы своего времени.

Великий Веласкес сделал блестящую художественную и административную карьеру при дворе испанского короля Филиппа IV. Такой универсализм был в духе времени.

Административные труды не помешали мастеру стать символом художественной эпохи и загадать своей живописью несколько загадок, которые мы разгадываем до сих пор.

Картины Веласкеса притягивают взгляд благодаря удивительной манере этого художника, в которой свобода и смелость сочетаются с лаконичностью, а глубина и композиционная точность- с как бы небрежной легкостью мазка.Его жанровые сцены- это афоризмы в красках. Его портреты производят впечатления эпиграммы, обладая свойственной ему литературному жанру яркой и мгновенной характеристике персонажа.

Веласкес обращается к различным жанрам живописи, он пишет религиозные и мифологические сюжеты, уличные сценки и портреты. Но довольно скоро понимаешь, как трудно отнести некоторые его картины к какому-либо жанру, что такое, например ,«Менины»- просто семейный портрет? А«Пряхи»- мифологическая картина или жанр? Таких вопросов о творениях испанского гения можно задать множество. Но, в первую очередь, надо осознать, что все это- работы Веласкеса. Ведь в произведении искусства важен не только изображенный предмет, пейзаж или персона, а то, как художник их изображает. Будничные сценки из жизни горожан писали и пишут многие художники, но мало кто может сравниться в этом с Вермером Делфтским. Королевская семья испанских Габсбургов была бы сейчас интересна только специалистам по европейской истории, если бы не Веласкес.

Живопись- безмолвное искусство. Но когда художник работает над определенным сюжетом или текстом, он всегда стремится найти для него наиболее подходящую форму, и при этом привносит в заданное содержание свою интерпретацию, свое представление.

Картина не просто дело рук художника, но и результат его размышлений, его познания мира при помощи своего искусства. Живопись есть ремесло, но в то же время живопись есть поэзия, поскольку она способна представить явления в их сути. Прославлению высокого искусства живописи Веласкес посвящает свои работы «Пряхи» и «Менины».

Живопись Веласкеса подобна поэзии. Так же как ритм и рифма способны придать новое значение заключенным в стихотворные строфы словам, так и прекрасная по своему исполнению картина может открывать самую глубокую, подспудную суть изображения. Толкование живописи схоже с переводом поэзии на другой язык, при котором неизбежно меняется само звучание стиха, что-то утрачивается.

Работы Веласкеса «Пряхи» и «Менины» бесспорно можно считать ключевыми для творчества этого мастера. Они особенно ярко отражают и его личность, и его способность как художника столь много выразить при помощи двухмерного изображения красками на холсте. Именно такие черты и качества определяют то, что по праву можно назвать Высоким Искусством,- Живопись Веласкеса.

Перед образами, вызываемыми художником, непосредственно испытывается чувство не внешней, поверхностной связи явлений, а чувство связи реальной; испытывается чувство непрерывной цепи, которая соединяет живущее существо с произведением художника, несмотря на пространство и время. Люди, животные, растения, элементы, видимые и неосязаемые, - все живет во всей своей активности и силе . Он вносит в свои картины то, что заставляет кровь циркулировать под кожей, мускулы - напрягаться, все части тела с их костями быть в гармоническом строе, траву и листья – колыхаться, облака – нестись по небу …

Это потому, что он проник в законы, делающие жизнь таинственной. C глубокой уверенностью устанавливает он тончайшие отношения, связующие одно явление природы с другим. Веласкес воссоздает в целости все множество впечатлений, им воспринимаемых, и умеет во всей неприкосновенности перенести на холст всю тайну жизни.

3 СЛАЙД

“Завтрак”- это самая ранняя из всех известных картин Веласкеса. Она написана около 1617-1618 гг. и изображает простых людей из народа. “Завтрак” относится к числу бодегонов в самом буквальном смысле этого слова, ибо изображенная сценка происходит в харчевне, куда старик с мальчиками зашли завтракать. Старик только что снял свою шляпу и шпагу, отвязал белый воротник и повесил их тут же у стола, на стене. На пришельцах скромная одежда из толстого, грубого сукна, белые холщовые воротники. На столе, покрытом скатертью, минимум посуды – стеклянный стакан, фаянсовая миска, ножик. Так же умеренна и скромна пища: несколько рыбешек, небольшой хлебец да два граната.По обычаю страны к завтраку дают немного вина, и круглое лицо мальчика, поднявшего графин с вином, расплылось в довольной улыбке, обращенной к зрителям. Более сдержанно ведет себя юноша, но и он выражает свое одобрение, красноречиво подняв большой палец правой руки. Слегка улыбается и старик, неторопливо приступая к трапезе. По тому, с какой любовью и тщательностью написан каждый предмет на столе, каждая складка на скатерти и на одеждах, видно отношение художника к простым, бедно, но опрятно одетым людям, персонажам его картины. Веласкес ценит их чувство собственного достоинства, их умение довольствоваться немногим, искренне радоваться скромному достатку…

Художник намеренно ограничил палитру немногими, преимущественно серыми и коричневыми тонами, однако чернота плотных теней привела к тому, что звучность цветовых отношений запущена контрастами темных фигур и белой скатерти.

4 СЛАЙД

5 И 6 СЛАЙД

7 СЛАЙД

Во время пребывания в Риме Веласкесом были написаны картины “Кузница Вулкана” и “Туника Иосифа” и два пейзажных этюда виллы Медичи. Был написан художником портрет жены графа Монтеррея, заказанный по совету Оливарес, но не сохранившийся. Также не сохранился “знаменитый” автопортрет Веласкеса.

8 СЛАЙД

9 СЛАЙД

В картине изображен узкий круг лиц, обслуживающих повседневный быт королевской семьи; показана та сфера жизни испанского двора, по времени Веласкеса совершенно недоступная для посторонних наблюдателей, которая до “Менин” не подлежала изображению.

В результате такого внешнего положения и душевного склада Веласкес

писал чрезвычайно мало. Многие его произведения утеряны, но, если б они и сохранились, число их было бы поразительно невелико. Историки пытались объяснить неплодовитость Веласкеса тем, что, мол, обязанности придворного отнимали у него слишком много времени. Этот аргумент не может нас удовлетворить - ведь любой художник тратит гораздо больше времени на реплики своих картин и вынужденный труд, на переезды и преодоление житейских трудностей. Ни у кого из художников не было столько досуга, как у Веласкеса.

В его деятельности живописца доля, отведенная придворной должности, сводилась к минимуму, и он мог заниматься живописью ради самого искусства, не заботясь ни о мнении публики, ни о вкусах заказчика, решая все новые технические проблемы. Если внимательно изучать картины Веласкеса, мы обнаружим, что в большинстве из них стимулом к созданию была новая задача в искусстве живописи. Отсюда не только их малочисленность, но также их особый характер - многие картины следует рассматривать как этюды, часто даже не завершенные.

В творчестве Веласкеса после его приезда в Мадрид поражает неизменновысокий уровень. В отличие от других художников у него не бывает перепадов, удач и неудач. Его картины всегда таковы, какими они задуманы. Из-за этого у нас возникает впечатление, что они созданы без усилий, и, вероятно, так оно и было. Веласкес часто не делал эскизов к портретам, а иногда даже не наносил первоначального рисунка. Он работал alla prima[18] - сразу атаковал кистью холст. Мы не знаем, как делались большие его картины со сложной композицией, однако чрезвычайная скудость набросков и эскизов как будто свидетельствует, что и они не требовали большой подготовительной работы.Сохранившийся перечень оставшегося после смерти художника в его покоях удивляет невероятной скудостью подготовительных материалов к трудам всей его жизни. Сюда, конечно, не входят так называемые покаяния. Последние, вероятно, возникли вследствие еще одной необычной черты в его художнической судьбе. По существу, Веласкес был обречен большую часть своей жизни проводить во дворце, в окружении своих собственных работ. Вполне естественно, что временами у него появлялось желание что-то в них изменить, особенно в портретах короля. Любой другой художник в подобных обстоятельствах поступал бы так же.






Сейчас читают про: