double arrow

Бомарше


Предромантизм.

Предромантизм (фр. preromantиsme - предромантизм) - совокупность идейно-стилевых тенденций в европейской литературе второй половины XVIII - начала XIX ст., которые, не порывая с сентиментализмом, предусматривали появление романтизма, порывали с культом ума, присущим классицизму и Просвещению. Наиболее полно предромантизм проявился в Англии и Шотландии (творчество Т. Чаттертона, Дж. Макферсона, Г. Уолпола и др.), обусловив так называемый «осианизм», готический роман и т. п.

Развитие романтического типа творчества, которое началось в предромантизме, как общеевропейское явление было связано с глубоким мировоззренческим изломом в конце XVIII - в начале XIX ст., с опровержением принципов механистического материализма. В преодолении этих метафизических основ решающую роль сыграла немецкая идеалистическая философия, которая оказала огромное влияние на формирование мировоззренческой основы романтизма.

Романтизм стал новым типом идеолога и художественного сознания, который охватил разные участки человеческой деятельности: историю, философию, психологию, право, политическую экономию. Унаследовав культурологические идеи Вико и Руссо, руссоистскую антропологию с ее культом природы, «дух народа» (Фихте), своеобразность, назначение и место каждого народа в развитии мировой истории (Гердер, Шеллинг, Гегель).




Учитывая единство макрокосмоса и микрокосмоса (человека), романтизм поставил человека в центр стечения мировых сил и законов, в неразрывную связь с природой, вселенной, обществом, судьбой и Богом как вечной животворной силой. Находясь в центре универсального бытия, человек в романтизме словно выламывается из прозы ежедневного быта, меркантильных интересов общества, поскольку эмпирическая материальная жизнь не исчерпывает безграничных возможностей бытия. Настоящая жизнь, преисполненная свободы и красоты, - в сфере духа и природы. Тогда как пафосом Возрождения и Просвещения было подчинение человека общественным интересам, в романтизме основным является конфликт между лицом и обществом, бунт личности против преобразования ее в обывателя, протест против угнетения народа и индивида.

Главным критерием ценности произведения является его новизна и оригинальность. Художник не подражает природе или каким-то образцам и правилам, а силой своей фантазии создает новый мир, выступая сам как часть животворной природы (А. В. Шлегель). Поскольку образ жизни, обычаи и внутренний мир каждая нация имеет свои, время и пространство, которые были для классицистов нейтральным фоном, местом действия, у романтиков наполняются конкретным историческим, национально-неповторимым содержанием.



Пьер-Огюстен Карон де Бомарше (1732-1799) – знаменитый француский драматург и публицист.

Итак, 24 января 1732 года в Париже в семье часовых дел мастера Андре Шарля Карона (1698-1775) родился ребенок – мальчик, нарекли его Пьер-Огюстен.

С 6 лет будущий класик был отдан на обучение в коллеж Альфора для изучения французского языка, истории и латыни, и обучался он этим наукам до 13 лет. А когда ему испонилось 13 лет, отец сделал сына своим подмастерьем.

Однако честная карьера часовых дел мастера не устроила молодого человека.

В 1756 году он женился на богатой вдовушке Мадлене-Катерине Обертен, вдове Франке (Madelaine-Catherine Aubertin, veuve Franquet), старше его на 10 лет. А через год новоиспеченного супруга постигло тяжелое горе: жена его неожиданно скончалась, оставив мужу всё своё состояние. В том же году он взял себе новое имя Бомарше – так называлась земля, принадлежавшая его жене, которую он наследовал как супруг покойной.

Все это время Пьер-Огюстен не забрасывал музыку.

Книга «Женитьба Фигаро»

В 1775 году Бомарше написал пьесу «Севильский цирюльник». Успех был неимоверный. Бомарше был незамедлительно провозглашен первым драматургом Франции. Это подтолкнуло его к идее продолжить пьесу, и в 1784 году он пишет «Женитьбу Фигаро», а в 1792 году завершает трилогию мелодрамой «Виновная мать». Пьесы Бомарше имели огромнейший успех. По мотивам пьес Бомарше в 1786 году Моцарт написал оперу «Свадьба Фигаро», а Россини в 1816 году создал оперу «Севильский цирюльник».



Бомарше оставил после себя не столь обширный список произведений, но сколь ярких!

Евгения (1767)
Два друга (1770)
Воспоминания (1773 – 1774)
Продолжение воспоминаний (1778)
Севильский цирюльник (постановка – 1775; комедия, 1 часть трилогии о Фигаро)
Женитьба Фигаро (постановка – 1784; комедия, 2 часть трилогии о Фигаро)
Виновная мать (постановка 1792; комедия, 3 часть трилогии о Фигаро)

Фигаро— герой трёх пьес Бомарше и созданных на их основе опер; испанец из Севильи, ловкий пройдоха и плут, первоначально парикмахер (цирюльник), затем слуга графа Альмавивы. Имя — ставшее нарицательным.

Фигаро — изобретателен, остроумен, жизнерадостен и энергичен. Он — представитель низшего сословия. Необыкновенно сообразительный, он с лёгкостью придумывает интриги и добивается своих целей.

Фигаро обладает множеством талантов и полезных навыков. В предисловии к «Севильскому цирюльнику» автор перечисляет их: краснобай, сочинитель стихов, певец и гитарист.

Он обладает даром слова: в Андалусии его стихи, загадки и мадригалы печатались в газетах, из-за чего он и был уволен с государственной службы. Писал пьесы, работал в театре (тут черты личности самого Бомарше). В трудный период своей жизни он обошёл пешком всю Испанию, бывало, сидел в тюрьме.

Фигаро щегольски одевается — в списке действующих лиц «Севильского цирюльника» описан его костюм, так одевались испанские «махо».

Имя Фигаро, вероятно, придумано самим Бомарше.

Фигаро — самый яркий литературный образ, созданный драматическим искусством XVIII в., воплощение предприимчивой инициативы третьего сословия, его критической мысли, его оптимизма.

Образ Фигаро насыщен большим политическим пафосом; его острые выпады против «знатных господ» подымаются до протеста против всякого социального неравенства, гнета и унижения человека, и эти черты образа сохранили его звучание на протяжении полутора столетий и ввели его в ряд так наз. вековых образов.

Заслуга Бомарше, художественно воссоздавшего этот тип, сообщившего ему многие свои взгляды и стремления, заставившего его отозваться на жгучие вопросы французской действительности, хотя бы замаскированной мнимо-испанским нарядом, остаётся, тем не менее, несомненной.







Сейчас читают про: