double arrow

Микрофлора рыбы


Микрофлора кожи рыб зависит от воды, в которой они обитают.

Сброс неочищенных стоков в воду приводит к тому, что наряду с бактериями группы кишечных палочек и энтерококками в водоемы могут попадать также сальмонеллы и шигеллы. Из других патогенных микробов в воде может находиться Closlridium botulinum. Морской осадок, взятый в качестве пробы из североамериканских прибрежных морских вод, также содержаит C. botulinum типов С, D и Е.

Общеизвестно, что микробы вида Vibrio parahaemolyticus встречаются в морских районах Восточной Азии. Мышечный сок и мышечная ткань свежевыловленной рыбы считаются стерильными, хотя некоторые исследователи и выявляли наличие бактерий в мышечной ткани свежих рыб. Значительные количества бактерий были обнаружены в покровной слизистой оболочке, на наружных жабрах и в желудочно-кишечном тракте. Количество бактерий, находящихся на 1 см2 поверхности рыбы, может составлять от 103 до 106. Аналогичное количественное содержание бактерий выявляют и на наружных жабрах рыб. В содержимом кишечника по Шевану содержится 103…106 бактерий на 1 см3. На коже обыкновенных килек обнаружено 2700…8580 бактерий на 1 см2 .




Степень обсеменения бактериями зависит, во-первых, от окружающей среды и, во-вторых, от способа лова. В свежей рыбе, выловленной тралом, содержится в 10…100 раз больше бактерий, чем в свежевыловленной на удочку. Причиной того является завихрение морского грунта (ила, илистого наноса) при буксировке трала.

Хотя микрофлора рыб и находится в прямой взаимосвязи с микрофлорой окружающей ее воды, существуют различия в содержании отдельных бактерий у различных видов рыб одного и того же района лова. Объясняется это явление различным составом покровной (кожной) слизистой оболочки у отдельных видов рыб.

Микрофлора кишечника является примерно постоянной и менее зависимой от окружающей среды. Из проб кожи и наружных жабр выловленных в Северном море рыб выделены бактерии родов Pseudomonas, Achromobacter, Vibriо и Corynebactеrium. Анаэробные бактерии отсутствовали на поверхности рыбы. Бактерии рода Achroinobacter по мере хранения рыбы постепенно отмирают, хотя отдельные вилы бактерий этого рода принимают участие в гнилостном разложении рыбы.

К микрофлоре рыбы относятся еще отдельные обитающие в морской воде пигментообразующие представители рода Sarcina , а также бактерии из семейства Enterobacteriaceaе родов Klebsiella, Escherichia, Entcrobacter, Citrobacter.

При ловле рыб в шотландских прибрежных водах и в промысловых участках вблизи Исландии выделили 189 штаммов дрожжей. Они были отнесены к родам Debaryomyccs, Torulopsis, Candida, Rbodotorula, Pichia, Cryptococcus. Большинство штаммов дрожжей ндентифицировано как Debaryonyces kloeckcri (47,7 %), Torulopsis inconspicua (12,8%) и Candid aparapsilosis (10,1 %).

В желудочно-кишечном тракте находятся также микроорганизмы тех же родов, которые обнаруживают в покровной слизистой оболочке и соответственно на наружных жабрах. Кроме того, встречаются представители родов Psеudomonas, Micrococcus.



Микрофлора пресноводных рыб состоит также в первую очередь из психрофильных микробов. Основная микрофлора состоит в значительной степени из представителей следующих родов: Pseudomonas , Aeromonas , Alcaligenes, Achromobacter, Micrococcus. К этому следует добавить еще коринебактерии и Serratien. Из мышц пресноводных рыб были выделены различные микроорганизмы, которые соответствуют микрофлоре среды обитания рыб.

Поскольку внутренние воды часто загрязняются сточными водами, пресноводные рыбы могут являться носителями патогенных для человека бактерий. Особую роль при этом играют сальмонеллы и энтеротоксигенные штаммы стафилоккоков.

Нередки случаи заболевания человека, питающегося рыбой, рожистым воспалением. Возбудитель этой болезни Erysipеlothrix rhusiopalhiae имеется в слизи многих видов рыб.

До настоящего времени эти микробы были обнаружены у следующих видов рыб: красный окунь, тригли (морской петух), сельдь, пикша, камбала Белого моря, морской лосось, селедочная акула, красный язык, зубатка полосатая, треска. Неясно, каким образом происходит инфицирование рыб этими возбудителями. Можно утверждать, что речь идет о вторичном обсеменении на борту рыболовного судна или в процессе переработки рыбы на земле. Обсеменение рыбы возбудителями рожистого воспаления находится в непосредственной связи с наружной температурой.



Интенсивность обсеменения возрастает в том случае, если средняя температура воздуха превышает 11,5 °С Свежая рыба может быть обсеменена сальмонеллами и шигеллами. Так 11 % рыбы, поступающей па рынки Каира, было обсеменено сальмонеллами и шигеллампи Чаще всего обсеменен ой бывает рыба из Нила.

Пресноводные рыбы могут длительное время сохранять сальмонеллы в своем организме. Если рыба помещена в небольшом пространстве, возможен перенос сальмонелл от одной рыбы к другой. Массовое эндогенное обсеменение S. cntcritidis или S. typhimurium вызывает у рыб псевдомембранозные воспаления кишечника.

В пищеводе или на жабрах рыбы, кроме обычно встречающихся там сапрофитных анаэробных спорообразующих бактерий, имеются споры C. tetani и C. botulinum.

C. botulinum типа Е. был выделен у морских и пресноводных рыб Америки, Азии и Европы. В бассейне Балтийского моря в особенности в прибрежных водах Швеции и Дании, его находят в пищеводе камбалы и наваги западногерманских берегов. Споры типа Е обладают лишь незначительной стойкостью к нагреванию: при 80 °С более половины спор отмирает в течение 1,78…3,3 мин.

Кроме типа Е, у рыб могут содержаться споры типов А. В, С и D. Тем не менее они встречаются редко. Образование токсина у типа Е начинается при 5 °С и у типов А, В, С, D-начиная с 10 °С.

В 1951 г. впервые в Японии были описаны случаи обсеменения пищевых продуктов V. parahaemolyticus. Исследования, проведенные в европейских водах, позволили выявить присутствие этих вибрионов у рыб Балтийского, Северного, Черного и Средиземного морей. Большинство их находится в сожительстве с апатогенными V. algsnolyticus так что последние можно рассматривать в качестве микробов-индикаторов.

Представляет интерес V. caspii, вызывающий болезни окуня и карпа в Каспийском море. Так как V. caspii при проведении исследований оказался патогенным также для теплокровных (тюлени и белые мыши), перед употреблением рыбы необходимо произвести уничтожение микробов путем варки или жарения.

Разложение морской рыбы может протекать в результате разложения белка, жира и углеводов под влиянием собственных ферментов (автолиз). Особенно заметно это проявляется у рыб, у которых в результате обильной пищи в кишечнике образуются пищеварительные ферменты. Благодаря действию собственных ферментов разлагающаяся рыба имеет мягкую рассыпчатую консистенцию без неприятных запахов и отклонений от вкусовых стандартов.

Автолиз способствует проникновению микробов из пищевода или из кожи и жабры в мышечную ткань. Наиболее протеолитически активные бактерии рода Achronmbacter интенсивно размножаются во время процесса разложения.

Бактериальное обсеменение мяса рыбы происходит в результате проникновения бактерий с поверхности через чешуйчатые караганы жабер, через систему кровеносных сосудов или через стенки кишечника и брюшную полость в мускулатуру.

Таким образом, определение количества микробов в мясе рыбы не представляет собой единственного метода для суждения о степени свежести рыбы. Количество микробов 8-105 в 1г мышечной ткани рассматривается как границы пригодности рыбы для питания. Другим методом, предназначенным для оценки степени обсеменения бактериями, является тест на редуктазу. До настоящего времени эту пробу применяют при исследовании пресноводных рыб.

При разложении белка в мышцах образуется целый ряд веществ, таких, как сероводород, индол, муравьиная, щавелевая, масляная кислоты и т. д. За счет ферментативного разложения протеинов образуются свободные аминокислоты и свободный гистидин. В результате бактериального разложения белка гистидин может быть декарбоксилирован до гистамина. К большой группе микробов как мезофильных, так и психрофильных бактерий, образующих гистамин, относятся представители рода Proteus (Proteus morganii), а также Escherichia coli, Е. Freundii, Acrobacter aerogenes и виды рода Hafnia.

Гавелка (B .Hvelka.,1974) при проведении исследований микрофлоры мяса тунцовых рыб обнаружил, что из 173 выделенных штаммов, из которых 84,4% были психротолерантны, только 12 могли декарбоксилировать гистидин. Отсюда следует, что далеко не всегда можно объяснить причины гистаминовой интоксикации.

Относительно количества гистамина, необходимого для возникновения заболевания, имеются противоречивые данные. Считают, что заболевание может наступить при концентрации в мясе порядка 600-900 мг/кг. Пищевые продукты с концентрацией свыше 300 мг/кг гистамина считаются непригодными в пищу. Кроме того, в мышечном экстракте различных типов содержится описанный биогенный амин — саурин. Он оказывает сильное стимулирующее действие на Nеrvus vagus .







Сейчас читают про: