double arrow

МЕТАМОРФОЗЫ


ГРОЗА

Я НЕ ИЩУ ГАРМОНИИ В ПРИРОДЕ

Н.А. Заболоцкий. Сведения из биографии.

13.1. Хронологическая таблица «Жизнь и творчество Н.А. Заболоцкого»

Дата Событие Произведение
     

Вывод: какой вклад внёс в развитие литературы?

13.2. Выучить наизусть одно из стихотворений (на выбор) Н.А. Заболоцкого: «Не позволяй душе лениться», «Я не ищу гармонии в природе...», «Гроза», «Метаморфозы», «Слепой», «Старая актриса», «Некрасивая девочка», «Где-то в поле возле Магадана...», «Лебедь в зоопарке», «Признание».


НЕ ПОЗВОЛЯЙ ДУШЕ ЛЕНИТЬСЯ
Не позволяй душе лениться!
Чтоб в ступе воду не толочь,
Душа обязана трудиться
И день и ночь, и день и ночь!

Гони ее от дома к дому,
Тащи с этапа на этап,
По пустырю, по бурелому
Через сугроб, через ухаб!

Не разрешай ей спать в постели
При свете утренней звезды,
Держи лентяйку в черном теле
И не снимай с нее узды!

Коль дать ей вздумаешь поблажку,
Освобождая от работ,
Она последнюю рубашку
С тебя без жалости сорвет.

А ты хватай ее за плечи,
Учи и мучай дотемна,
Чтоб жить с тобой по-человечьи
Училась заново она.

Она рабыня и царица,
Она работница и дочь,
Она обязана трудиться
И день и ночь, и день и ночь!


Я не ищу гармонии в природе.

Разумной соразмерности начал

Ни в недрах скал, ни в ясном небосводе

Я до сих пор, увы, не различал.

Как своенравен мир ее дремучий!

В ожесточенном пении ветров

Не слышит сердце правильных созвучий,

Душа не чует стройных голосов.

Но в тихий час осеннего заката,

Когда умолкнет ветер вдалеке.

Когда, сияньем немощным объята,

Слепая ночь опустится к реке,

Когда, устав от буйного движенья,

От бесполезно тяжкого труда,

В тревожном полусне изнеможенья

Затихнет потемневшая вода,

Когда огромный мир противоречий

Насытится бесплодною игрой,—

Как бы прообраз боли человечьей

Из бездны вод встает передо мной.

И в этот час печальная природа

Лежит вокруг, вздыхая тяжело,

И не мила ей дикая свобода,

Где от добра неотделимо зло.

И снится ей блестящий вал турбины,

И мерный звук разумного труда,

И пенье труб, и зарево плотины,

И налитые током провода.

Так, засыпая на своей кровати,

Безумная, но любящая мать

Таит в себе высокий мир дитяти,

Чтоб вместе с сыном солнце увидать.



Содрогаясь от мук, пробежала

над миром зарница,

Тень от тучи легла, и слилась,

и смешалась с травой.

Все труднее дышать, в небе облачный вал

шевелится.

Низко стелется птица, пролетев

над моей головой.

Я люблю этот сумрак восторга, эту краткую

ночь вдохновенья,

Человеческий шорох травы, вещий холод

на темной руке,

Эту молнию мысли и медлительное

появленье

Первых дальних громов - первых слов

на родном языке.

Так из темной воды появляется

в мир светлоокая дева,

И стекает по телу,

замирая в восторге, вода,

Травы падают в обморок, и направо бегут

и налево

Увидавшие небо стада.

А она над водой, над просторами

круга земного,

Удивленная, смотрит в дивном блеске

своей наготы.

И, играя громами, в белом облаке

катится слово,


И сияющий дождь на счастливые рвется цветы.


Как мир меняется! И как я сам меняюсь!Лишь именем одним я называюсь,На самом деле то, что именуют мной,-Не я один. Нас много. Я - живойЧтоб кровь моя остынуть не успела,Я умирал не раз. О, сколько мертвых телЯ отделил от собственного тела!И если б только разум мой прозрелИ в землю устремил пронзительное око,Он увидал бы там, среди могил, глубокоЛежащего меня. Он показал бы мнеМеня, колеблемого на морской волне,Меня, летящего по ветру в край незримый,Мой бедный прах, когда-то так любимый. А я все жив! Все чище и полнейОбъемлет дух скопленье чудных тварей.Жива природа. Жив среди камнейИ злак живой и мертвый мой гербарий.Звено в звено и форма в форму. МирВо всей его живой архитектуре -Орган поющий, море труб, клавир,Не умирающий ни в радости, ни в буре. Как все меняется! Что было раньше птицей,Теперь лежит написанной страницей;Мысль некогда была простым цветком,Поэма шествовала медленным быком;А то, что было мною, то, быть может,Опять растет и мир растений множит. Вот так, с трудом пытаясь развиватьКак бы клубок какой-то сложной пряжи,Вдруг и увидишь то, что должно называтьБессмертием. О, суеверья наши!

Сейчас читают про: