double arrow

Герои и народ в эпопее


Для эпоса в отличие от драмы предметом становится не действие, а событие. Поэтому в эпосе — изображение не одних только героев, но множества лиц, к событию при­частных. Именно из такого понимания жанра исходили и теоретики классицизма, когда объявили предметом поэмы событие, «великое и знаменитое».

«Подвиги не только одного государя, но всего россий­ского воинства» воспел Херасков в «Россиаде». Еще рань­ше это сделал Ломоносов. В событиях, составляющих сю­жет его поэмы, участвуют не только «герои», но и народ. Образ народа у Ломоносова собирательный. Обрисовыва­ется он с разных сторон, но наделяется поэтом неизменно высокими нравственными качествами. В момент осады и взятия Шлиссельбурга он предстает в героическом ореоле:

На копья, на мечи, на ярость сопостат,

На очевидну смерть россияне летят.

После взятия крепости мы видим его великодушным, способным уважать храбрость поверженного врага. В по­ходах он терпелив, вынослив. К «войску славному», что «отечество в земны прославили концы», и обращает поэт слова любви и уважения в своих «лирических отступле­ниях».

В художественном воссоздании героев Ломоносов также идет по пути обобщающей идеализации, хотя и сохраняет за каждым из них имя (Голицын, Шереметев и др.) и в соответствии с исторической «памятью» их «место» в ходе событий. Осмысление роли героев и народа в исторических событиях определено в поэме художественной системой классицизма. А она исходила из культа сильной личности: это выразилось в выдвижении на первый план героев. Именно они, их поведение оказывало решающее воздейст­вие на исход событий. Они являли пример, образец само­отверженности, увлекали за собой «россиян».

Таким предстает в момент штурма крепости князь Голицын: «пламенем отвсюду окружен», он «на стену пред всеми поспевает, солдатам следовать себе повелевает». Он погибает, но воины, следуя «и слову и примеру» своего предводителя, «как волны на крутой теснятся дружно брег».

Таков же и Шереметев, чье «рачение геройско отмще-ньем дышущих бодрит напор сердец». Подстать им Кар­пов, «вождь Преображенских сил, всех прежде начал бой, всех прежде смерть вкусил» и, «бьючись, дал знать с ду­шой и храбростью разлуку».

Мысль эта в концентрированном виде заложена и в об­раз Петра: «герой наш посреде великия напасти и взором и речьми смутившихся крепит», вливает в их сердца бод­рость и мужество, «правит» «рожденным им войском». По замыслу он должен был предстать в поэме как «строитель, плаватель, в полях, в морях Герой».

Однако в изображении Петра Ломоносов шел не только по пути объективного воспроизведения его «деяния» и лич­ности, но преследовал и нравоучительные, в духе класси­цизма, цели. В образе Петра поэма должна была создать «пример», на котором «весь смертных род», «земны влады­ки познают, что монарх и что отец прямой».




Связь незавершенной ломоносовской поэмы с художе­ственной системой классицизма выявилась и в другом. Герой и войско славное абстрагированы от их социального положения. Читатель ничего не узнает об их отношениях. Они представлены лишь в одном качестве — как носители идей патриотизма, которая и объединяет их. Социальные стороны народной жизни не попадают в поле внимания поэта классицизма.

Ломоносов мыслит вполне в духе своего времени: народ предстает в его поэтическом сознании как безликая масса, управляемая «героями». В изображении самой войны его интересует лишь национально-героическая сторона. Не пытается Ломоносов осмыслить и социальные причины вы­ступления стрельцов. Изображенные в поэме (в «рассказе» Петра) как носители «крамолы», они «потрясают» сердце юного царя слепой и, с его точки зрения, неоправданной и необузданной жестокостью. Они противопоставлены ис­тинному «народу», устами которого произносится суд исто­рии:

Вы горьку казнь себе изменой заслужили.

Вас мстительный пожрет неукосненио меч; ...Велика вся Россия

Исторгнет корень ваш за возмущенья злые.

Отношение к стрельцам, передаваемое в поэме как на­родное, выражает, однако, оценку их бунта с позиций прежде всего современной Ломоносову дворянской госу­дарственности.

Характер понимания эпического в классицизме наибо­лее отчетливо выразился в «Россиаде» Хераскова. Повест­вуя о судьбе двух народов, двух государств, автор обращал свою поэму к «умеющим чувствовать, любить свою отчизну и дивиться знаменитыми подвигами своих предков»1.



Подвиги предков, «безопасность и спокойство своему потомству доставивших», составили главный сюжетный узел поэмы. Поэтому в центре событий — герой и храброе русское воинство. Они совершают свой великий подвиг — разрушают последний оплот татарских «злодейств».

Образ народа в поэме Хераскова, как и у Ломоносова, собирательный. Он воплощает в себе особенности нацио­нального характера в целом, строится на традиционных эпических преувеличениях, предстает в обобщенном виде. В первой песне, содержащей предысторию событий, Херас­ков изображает «стенящу, страждущу Россию», «по селам и градам» которой «простерся бледный страх» от «зло­действ» «заволжских наглых орд».

Но Древняя Русь — это не только страдающая Русь, но и Русь борющаяся. «Российские Ираклы» не раз сража­лись с татарской «гидрой», и их мечами «драконова глава лежала сокрушенна». Но «под пеплом крылся огнь и часто возгорал». Обращаясь к прошлому страны, Херасков со­здает образ русского народа, в котором всегда жило стрем­ление к свободе и независимости, именно поэтому реше­ние царя Ивана Васильевича идти походом на Казань было встречено всеобщим «ликованием» народа.

Носителем общих, родовых свойств остается «народ» и в центральной части поэмы, где изображается его участие в развернувшихся героических событиях. Он предстает в облике «россов», «полков российских», «российских ратни­ков». К ним обращает свое «слово» царь во время трудного похода: «Дерзайте, воины! Нам стыдно унывать!..» И они единодушно отвечают: «Не страшны орды нам!..» Единая, монолитная масса, они «восстали, двигнулись и путь свой окончили» у стен Казани. Обезличенные предстают они и в картинах сражения, где храбрость их получает лишь косвенное изображение — через воспроизведение повер­женных ими врагов. Детализация картины боя дана нату­ралистически:

Тот скачет на коне, нося стрелу в гортани,

Иной, в груди своей имея острый меч,

От смерти думает носящий смерть утечь;

Иной, пронзенный в тыл, с коня стремглав валится,

И с кровью жизнь спешит его устами литься.

Глаза подъемлюща катится там глава,

Произносящая невнятные слова;

Иной беспамятен в кровавом скачет поле,

Но конь его стремит на копья поневоле.

В других случаях неустрашимость «россов» подчерки­вается с помощью сравнений.

Как легкий бурный ветр, играющий пером,

Россияне врагов свергают, бросив гром,—-

во время штурма Казани после взрыва стены.

Или:

Российские полки, Алеем ободрении,

Бросаются к врагам, как тигры разъяренны;

Стесняют, колют, бьют, сражаются...

Подобно Ломоносову, Херасков показывает не только ге­роизм русских воинов, но и их милосердие, гуманность по отношению к своему злейшему врагу, как только этот враг был повержен. В поэме изображен эпизод, когда «казан­цы», видя, что «спасенья нет», и предупреждая свой «позор», начинают поражать друг друга («брат брата, сын отца») кинжалами.

Бесчеловечное такое видя действо.

Российски воины забыли их злодейство;

Ко избавлению враждующих текут,

Вломившись в тесноту, из рук кинжалы рвут...

Хотящих смерти им от смерти избавляют,

Носителями определенных нравственных черт предста­ют в поэме и герои. С народом их объединяет подвиг во имя отечества. Рисуя необычайную храбрость русских вои­нов и их полководцев, Херасков в соответствии с законами жанра показывает, как неизменно «великие добродетели торжествуют» (Тредиаковский). Терпеливо выносят рус­ские воины все трудности похода, бесстрашно ведут себя на поле сражения, где «летает грозна смерть» и «стонет, кажется, под грудой тел земля».

Как истинные герои ведут себя на поле брани князья Палецкий, Курбский, Мстиславский, Троекуров, Шемякин, Микулинский. Решительно отказывается от милости татар, обещанной за измену, попавший в плен князь Палецкий. Сцены единоборства русских князей с крымскими и казан­скими витязями, как и грандиозные, впечатляющие карти­ны общего сражения «российского воинства» с татарами под Тулой и Казанью, овеяны национальной героикой.

Воспроизводя события казанской победы, Херасков главное внимание сосредоточил на «подвигах» героев, изоб­ражении их нравственной силы и решающей роли в ходе событий. В структуре поэмы это выразилось не только во включении эпизодов с «единоборством» русских и казан­ских, русских и крымских витязей.

Главное — в настойчивом подчеркивании мысли, что ис­ход общего сражения определялся исходом «противуборст-ва» витязей, в одном случае, и степенью участия героев в «кровавой сече» полков российских с врагами — в другом. Курбский, Палецкий, Мстиславский, Микулинский, Прон-ский, Хилков, Шереметев, Романов — именно они поставле­ны в центре описания битвы. Их неустрашимость опреде­ляет поведение полков и, следовательно, исход битвы. Воинство русское оказывается отодвинутым на задний план и в других эпизодах поэмы.

Учитывая, что создание эпических картин сражения осуществлялось по законам поэзии, нельзя, однако, не от­метить факта преувеличения в поэме роли «героев» в об­щенародном подвиге.

Таким образом, поэма Хераскова была значительным явлением в развитии национальной русской литературы. История предстает в ней в конкретных именах, фактах, событиях.

Соотношение в структуре поэмы подлинного, истори­ческого и вымышленного, художественного основывается на предпочтении исторического, но эпический сюжет стро­ится по законам художественного творчества: фантазии поэта открывается широкий простор.

Однако отражение национальной героики Древней Руси не было для Хераскова единственной целью. С помощью исторического материала он осмысливает проблемы совре­менной ему жизни. Его «Россиада» была в этом отношении действительно «гражданственной поэмой, вознесшей на вы­соту эпопеи идеалы общественного служения передовой дво­рянской интеллигенции»1. В этом нельзя не согласиться с крупнейшим советским исследователем литературы XVIII века Г. Гуковским.

Но она была поэмой и как поэма предполагала выра­жение миросозерцания целой эпохи, а не только дворян­ской интеллигенции. Разрыв между дворянским и народ­ным сознанием, обозначенный в поэме, установка на мора-листичность, имевшая в классицизме сословие-ограничен-ный характер, отсутствие интереса со стороны автора к со­циальным вопросам национальной жизни эпохи правления Ивана Грозного привели к сужению художественной пер­спективы произведения Хераскова.

Это в значительной степени определило ее судьбу в истории русской литературы.

Жанр эпической поэмы, восходящей к традиции Гомера («Илиада») и Вергилия («Энеида»), в своем чистом, «клас­сическом» виде был представлен в русской литературе лишь «Россиадой» М. М. Хераскова. Все написанное в этом жанре после него, в конце XVIII — начале XIX века, было неизмеримо скромнее по замыслу и художественному во­площению («Героида» и «Сувороида» И. Завалишина, «Петр Великий» С. Шихматова, «Петриада» А. Грузинцева и др.).

Дальнейшее развитие жанровой формы эпопеи связано с историко-героическими поэмами А. С. Пушкина «Полта­ва» и «Медный всадник». Сохранив интерес к традицион-

но-героическому эпосу с его вниманием к судьбам нации и народа, Пушкин изображает эпохальные события в их исторической конкретности, с глубоким проникновением во внутренний мир, в психологию отдельного человека. Именно в этом состоит главная жанровая особенность его «Полтавы», отличающая ее от поэм классицизма и роман­тизма.

В сравнении с «Полтавой», «Медный всадник» более четко обозначил движение Пушкина к реализму. В силу этого ему суждено было изменить облик историко-герои-ческой поэмы, открыть перспективу развития в русской литературе новых жанровых форм эпоса, таких, как по­весть-эпопея и роман-эпопея.

Тяготение к традиционно-героическому эпосу с его ин­тересом к судьбам народа и героя с особенной силой про­явится в литературе социалистического реализма. С точки зрения выявления закономерностей развития жанровой формы героической поэмы в наше время несомненный ин­терес представляют поэмы В. В. Маяковского «Владимир Ильич Ленин» и «Хорошо!».

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: