double arrow

Лирический характер в поэзии Цветаевой


Почти в каждом стихотворении Марины присутствует образ лирического героя. Раскрывая этот образ, читатель открывает для себя лирическое «я» самой поэтессы и уже способен заглянуть в духовный мир Марины как личности и оценить все многообразие ее переживаний и силу эмоционального напряжения с того самого момента, когда лирическому герою открывается какая-то истина, овладевающая всем его сознанием, когда он постигает то или иное событие. Само такое напряжение не может длиться долго, и поэтому одним из основных законов лирических произведений Марины является их краткость и лаконичность. Мастерство Цветаевой состоит в том, что ее лирический герой в достаточно узких рамках стихотворения может передать и выразить мысли и чувства общечеловеческого характера, отражающие реальный, действительный мир чувств и стремлений и вместе с тем открывающий отношение и понимание данного явления или переживания с точки зрения самой Марины Цветаевой. Если, прочитав стихотворение Марины, вы поймете ее лирического героя, то вы узнаете в нем и саму поэтессу.

Для того чтобы раскрыть многогранный и вместе с тем гармоничный образ лирического героя в цветаевских произведениях, необходимо, конечно, охарактеризовать их смысл и содержание, определить мотивы и настроения, лежащие в основе ее лирики; выявить их потоки и тем самым проследить за эволюцией лирического героя, идущей параллельно с эволюцией Цветаевой-художницы от раннего романтизма до глубоко реалистических идей в ее лирике.




Впервые лирический герой (или, лучше сказать, героиня) появилась у Цветаевой в ее ранних произведениях. Несуществующая подруга, которая проводит с Мариной все свое время, предстает перед нами как наивная маленькая девочка-шалунья, представляющая себя доброй феей:

Мы обе — феи, добрые соседки, Владенья наши делит темный лес, Лежим в траве и смотрим, как сквозь ветки Белеет облако в выси небес.

Так как Цветаева чувствует себя полной хозяйкой придуманного ею мира, то она одаривает и свою героиню всеми благами жизни:

Владенья наши царственно богаты, Их красоты не рассказать стиху: В них ручейки, деревья, скалы...

Способность Марины к наслаждению проявляется и у ее подруги. Она открыто поет: «нам хорошо!», кроме них двоих им никто больше не нужен, так как люди их не понимают и «двух диких девочек лишь видят в нас». Но Цветаева с присущей ей искренностью прощает взрослых, которые окружают двух маленьких фей, ведь «что ясно нам — для них совсем туманно». Марина считает себя выше других в духовном плане, она лишь улыбается в ответ на упреки, говоря: «Как и на все — на фею нужен глаз». Но во всем присутствует рассудительность Цветаевой, как ни печально расставаться со счастливым перевоплощением феи, но ничто ни вечно на земле, и Марина заунывно произносит:



Но день прошел, и снова феи дети, Которых ждут, и шаг которых тих. копирование запрещено © 2005

Живость, внимательность, способность увлекаться и увлекать, горячее сердце, всегда жаждущее любви и дружбы, способность привязываться к человеку всеми силами души, жгучий темперамент — вот характерные черты лирической героини Цветаевой, а вместе с тем и ее самой: то, что помогло сохранить вкус жизни, несмотря на разочарования и сложности творческого пути самой поэтессы. Уже в стихотворениях, которые были написаны позднее, появляется образ лирического героя. После пребывания в Берлине Цветаева посвятила этому времени целый цикл, в котором присутствует образ героя. Она успела написать больше двадцати стихотворений, совершенно не похожих на прежние и открывших новые черты ее лирического дарования. Эти стихи словно ушли в подполье тайных интимных переживаний, выраженных изощренно-за-шифрованно:

Когда же, Господин, На жизнь мою сойдет Спокойствие седин, Спокойствие высот...

В стихотворениях периода с 1920 по 1923 г. лирический герой предстает перед читателями уже не как «придуманный друг по жизни», а как осмысленный, вполне созревший для решения серьезных проблем в своей жизни:

Так, в скудном труженичестве дней. Так, в трудной судорожности к ней, Забудешь дружественный хорей Подруги мужественной своей.



Лирический герой особенно близок к лирическому «я» Марины, выражая субъективные переживания поэтессы в интимной лирике: дружеской и любовной. Цветаева пыталась компенсировать отсутствие связей социальных связями личного, интимного характера. Гармония в чувствах лирического героя создается благодаря ее общению с друзьями, с любимым. Отсюда проверка героя как личности, создание своеобразного культа в любви и дружбе, являющегося источником поэтического вдохновения Цветаевой:

Чем окончился этот случай, Не узнать ни любви, ни дружбе. С каждым днем отвечаешь глуше, С каждым днем пропадаешь глубже.

Образ лирического героя у Марины всегда бывает глубже и шире, чем только выражение личности поэтессы. Поэтому такие, казалось бы, субъективные чувства и эмоции, лежащие в основе лирических произведений (особенно это относится к любовной лирике), находят отклик в сердцах всех людей, и цветаевские произведения лирического характера носят общечеловеческий смысл; своей гуманностью и человечностью становятся близкими и понятными каждому.

Водопадами занавес, как пеной — Хвоей — пламени — проснулся. Нету тайны у занавеса — от сцены. (Сцена — ты, занавес — я).

Лирический герой доносит до нас всю глубину размышлений и переживаний поэтессы-художницы, и тем самым приоткрывает ее собственный духовный мир. Поэтому, какие бы возвышенные чувства ни владели лирическим героем, какие бы философские мысли ни озаряли его ум — всегда можно найти их реальную, жизненную человеческую основу:

Пришел: укрепись

В неверье — как негр в тюрьме

Всю рану — по кисть!

Бог ради таких

Умер.

Следуя за героем в мир стихотворений Цветаевой, мы узнаем поэтессу в стихотворных образах, учимся сравнивать ее и ее героев, познаем жизнь такой личности, какой была яркая и дикая Марина







Сейчас читают про: