double arrow

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ. И это не обман, не ложный слух, Эльвира?


ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Химена, Эльвира

Химена

И это не обман, не ложный слух, Эльвира?

Эльвира

Его все в городе возносят, как кумира,

И до небес гремит всеобщая хвала

Бойцу, свершившему бессмертные дела.

Лишь посрамление враги его стяжали:

Напав стремительно, еще быстрей бежали.

И вот в его руках, когда взошла заря,

Победа полная и пленных два царя.

Испанский вождь склонил их головы под иго.

Химена

И эти чудеса свершил один Родриго?

Эльвира

Неволя двух царей - венец его трудам:

Он сам их победил и полонил их сам.

Химена

Но почему тебе так точно все известно?

Эльвира

Молва его хвалу разносит повсеместно:

Он - общей радости виновник и предмет,

Он - ангел, всю страну избавивший от бед.

Химена

А как взглянул король на подвиг этой ночи?

Эльвира

Родриго не дерзнул предстать ему пред очи;

От имени его ликующий отец

Венчанных пленников приводит во дворец,

У повелителя прося соизволенья

Дать доступ и тому, кто спас его владенья.

Химена

Но он не ранен ли?

Эльвира

Никто не говорил.

Но вы бледнеете! Вам нужно больше сил.

Химена

Мне нужно больше сил для праведного гнева:

Тревожиться о нем, как трепетная дева?

Ему поют хвалы - и голос мой умолк,

И честь покорствует, и обессилен долг!

Молчи, моя любовь; пусть голос гнева грянет:

Он победил царей, но мой отец не встанет.

Печальный мой наряд, моих свидетель бед,

Был первым следствием Родриговых побед;

И, как бы ни был он велик в народном мненье,

Здесь все кругом твердит о страшном преступленье.

Вы, памяти моей властительный укор,

Вуали, платья, креп, торжественный убор,

В который он меня облек рукой кровавой,

Не дайте нежности возобладать над славой;

И, если снова верх возьмет моя любовь,

Вы мой печальный долг напомните мне вновь,

Служите мне щитом, нетленней адаманта.

Эльвира

Умерьте ваш порыв, сюда идет инфанта.

Инфанта, Химена, Леонор, Эльвира

Инфанта

Я не забвения несу тебе бальзам;

Я приобщить хочу мой вздох к твоим слезам.

Химена

Вы лучше к радости всеобщей приобщитесь

И вам ниспосланной отрадой насладитесь,

Сударыня; лишь мне позволено вздыхать.

Родриго отразил нахлынувшую рать,

Он нас избавил всех от вражеской угрозы;

И вправе только я ронять сегодня слезы.

Он храбро послужил монарху и стране,

И славный меч его враждебен только мне.

Инфанта

Но то, что он свершил, и впрямь подобно чуду.

Химена

Постылый этот слух доходит отовсюду,

И всякий говорит и повторяет вновь,

Что слава с ним дружна, как не дружна любовь.

Инфанта

Но чем же их слова твоим ушам постылы?

Ведь этот юный Марс был твой избранник милый,

Покорствуя тебе, владел твоей душой;

Кто чествует его, тот хвалит выбор твой.

Химена

Да, чествовать его, конечно, всякий может;

Но этот шум похвал мои терзанья множит.

Его превознося, мне душу жгут огнем:

Я вижу явственно, чего лишилась в нем.

О, тягостная скорбь моей любви несчастной!

Чем громче весть о нем, тем жарче пламень страстный,

И все-таки мой долг властительней всего

И, сердцу вопреки, не пощадит его.

Инфанта

Вчера ты этот долг венчала честью новой;

Твоя борьба с собой была такой суровой,

Такой возвышенной, что все вокруг тебя

Дивились доблестной, о любящей скорбя.

Но дружбы искренней ты выслушаешь мненье?

Химена

Вас не послушаться сочту за преступленье.

Инфанта

То был твой долг вчера; сегодня он не тот.

Родриго нам теперь единственный оплот,

Надежда и любовь простых людей и знати,

Кастильи верный щит и ужас маврской рати.

Согласен сам король с народною молвой,

Что в образе его воскрес родитель твой;

Короче, говоря без лести и коварства,

В его погибели - погибель государства.

И ты решилась бы, свой защищая дом,

Отдать отечество на вражеский разгром?

За что нас подвергать ужасному удару

И в чем преступны мы, чтоб несть такую кару?

Ты не обязана, конечно, взять в мужья

Того, к кому вражда оправдана твоя:

На это я сама взглянула бы с тревогой;

Лиши его любви, но жизнь его не трогай.

Химена

Так поступила бы другая, но не я;

Границ не ведает обязанность моя.

Пусть счастие мое доселе в нем едином,

Пусть он любим толпой, обласкан властелином,

Пусть чествуют его храбрейшие бойцы, -

Надгробный кипарис затмит его венцы.

Инфанта

Не всякой доблести казалось бы по силам,

Отмщая за отца, забыть о сердцу милом;

Но тот велик душой и доблестен вдвойне,

Кто кровной гордостью пожертвует стране.

Поверь, достаточно лишить его приязни;

Твой холод для него тяжеле всякой казни.

Помысли обо всех и сердце приневоль.

Да и какой ответ тебе бы дал король?

Химена

Он может отказать, но я молчать не вправе.

Инфанта

И взвесь последствия, представь себе их въяве|

Прощай; наедине обдумай мой совет.

Химена

Раз мой отец убит, то выбора мне нет.


Сейчас читают про: