double arrow

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ. Родриго! Белым днем! Жестокая причуда!


ДЕЙСТВИЕ ПЯТОЕ

Дон Родриго, Химена

Химена

Родриго! Белым днем! Жестокая причуда!

Ты губишь честь мою; уйди, уйди отсюда.

Дон Родриго

Я должен умереть, и я решил прийти

Пред смертью вам сказать последнее прости.

Я связан верностью любви неколебимой

И, принимая смерть, дарю ее любимой!

Химена

Ты должен умереть?

Дон Родриго

Настал счастливый час,

Когда я жизнь мою могу отдать за вас.

Химена

Ты должен умереть? Дон Санчо так ужасен,

Что и отпор ему бесцелен и напрасен?

Давно ли ты так слаб, давно ль так грозен он?

Родриго, идя в бой, заране обречен?

Тот, кем повержены и граф и мусульмане,

С дон Санчо идя в бой, отчаялся заране?

Так, значит, и в тебя вселяется боязнь?

Дон Родриго

Я не на бой иду, я принимаю казнь.

Я вами осужден, но вам я сердцем верен,

И я за жизнь мою бороться не намерен.

Я, как и прежде, храбр, но опускаю меч

И вам немилое не соглашусь беречь;

Уже и эта ночь была бы мне смертельной,

Когда бы боем я решал свой спор отдельный;

Но, защищая трон и родину мою,

Я изменил бы им, не победив в бою.

Поверьте, эта жизнь не столь презренна мною,

Чтоб гибель покупать бесчестною ценою.




Сегодня за себя ответствую я сам.

Я вами осужден, и вам я жизнь отдам.

Кто б ни был избранный для этой казни воин

(Ее из ваших рук принять я недостоин),

Я ограждать себя не стану в смертный час:

Я буду чтить того, кто борется за вас;

И, счастлив мыслию, что это вы разите,

Затем, что к вашей он вооружен защите,

Я встречу радостно удар его клинка,

Который милая направила рука.

Химена

Когда печальный долг, чья горестная сила

Стать недругом твоим меня одушевила,

Велит твоей любви быть верной до конца -

И меч не подымать на моего бойца,

То, в слепоте своей, подумай в час кровавый,

Что, жизнью жертвуя, ты жертвуешь и славой,

И, как ни светел блеск, каким ты окружен,

Узнав, что ты убит, сочтут, что ты сражен.

Ты честью дорожишь ревнивей, чем любовью,

Раз моего отца ты обагрился кровью

И навсегда отверг, свою же страсть казня,

Надежду милую приобрести меня.

И вдруг былая честь в таком пренебреженье,

Что ты, вступая в бой, идешь на пораженье?

Как быстро отлетел твой мужественный пыл!

Куда девался он и почему он был?

Чтоб оскорбить меня, твоей отваги стало;

А пред лицом других ее, как видно, мало?

И моему отцу не новый ли урон,

Что, победив его, ты будешь побежден?

Нет, смерти не ища, - дай мне простор для мести

И раз не хочешь жить, сражайся ради чести.

Дон Родриго

Убитый ваш отец и мавров смятый флот -

Для гордости моей достаточный оплот.

Не ей заботиться о чьей-либо защите:

Я смелостью своей всех смелых знаменитей,

Я это доказал, и знает целый свет,

Что блага для меня превыше чести нет.



О да, поверьте мне: явясь на суд кровавый,

Родриго может пасть, не умаляя славы,

Такой же доблестный, каким он был всегда,

Никем не превзойден и не приняв стыда.

И скажут лишь одно; "Он обожал Химену;

Он думал, что живя он совершит измену;

Он вольно поспешил к уделу своему,

Который милая готовила ему:

Он, не противясь, пал, ее казнимый мщеньем;

Ей в этом отказать он счел бы преступленьем.

Отмщая честь свою, он погубил любовь,

Отмщая милую, свою он отдал кровь,

Затем что он ценил, как лучшие в отчизне,

Превыше страсти честь и страсть превыше жизни".

Поэтому и смерть в сегодняшнем бою

Еще блистательней возвысит честь мою;

И скажут, мой конец почтив неотвратимый,

Что так еще никто не послужил любимой.

Химена

О, если над тобой так властен смерти зов,

Что жизнь свою и честь ты позабыть готов,

То вспомни нашу страсть, мой дорогой Родриго,

Сразись, чтоб на меня не пало это иго,

Борись, чтобы меня не отдали тому,

Кто отвратителен и сердцу и уму.

Сказать тебе еще? Как воин выйди в поле,

Чтоб я, безмолвствуя своей смирилась доле,

И, если ты любви не угасил огня,

Будь победителем и завоюй меня.

Прощай: мне совестно моей невольной речи.

Дон Родриго

С каким теперь врагом я не осилю встречи?

Сюда, наваррец, мавр, Кастилья, Арагон,

Все, кто в Испании бестрепетным рожден;

Спешите тучами, грозой объединенной.

На бой с десницею, так дивно вдохновленной,

С моей надеждою сразитесь все зараз;

Чтобы сломить ее, все будет мало вас.







Сейчас читают про: