double arrow

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ. Тебе ль покорствовать, блеск моего рожденья,


ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Инфанта

Инфанта

Тебе ль покорствовать, блеск моего рожденья,

Жестокий к сердцу моему?

Тебе ль внимать, любовь, чьи нежные веленья

Противоборствуют надменному уму?

Принцесса бедная, кому

Подвергнуть дань повиновенья?

Родриго, дум моих достоин ты один;

Ты доблестнее всех, но ты не царский сын.

Бездушная судьба, чье роковое слово

С мечтаньем разлучает честь!

Мое избрание ты судишь так сурово,

Что в страсти только скорбь мне суждено обресть.

О небо! сколько перенесть

Должна я сердцем быть готова,

Когда ему нельзя терзаясь вновь и вновь

Ни встретить милого, ни погасить любовь!

Нет, праздной робостью мой ум обеспокоен,

И мыслить я должна смелей:

Пусть от рождения мне царский сан присвоен,

Родриго, я могу под властью жить твоей.

Ты, победивший двух царей,

Венца державного достоин,

И новый титул твой, непобедимый Сид,

О царственном твоем призванье говорит.

Меня достоин он, но он у ног Химены,

И в дар он мною принесен!

В их страсть и смерть отца не вносит перемены,

И мщенье нехотя свершает свой закон.

Пусть перед ней преступен он, -

Меж нами будут те же стены,

И заповедь судьбы к несчастной так строга,

Что любят пламенно друг друга два врага.

Инфанта, Леонор

Инфанта

Куда ты, Леонор?

Леонор

Пред взоры королевны,

Так счастливо опять обретшей мир душе!

Инфанта

Как обрету я мир среди таких скорбей?

Леонор

Живет надеждой страсть, но гибнет вместе с ней.

Родриго вас пленять уже не может боле.

Вы знаете, что он Хименой вызван в поле:

Падет ли он в бою, ее ль получит он, -

Надежда умерла, и дух ваш исцелен.

Инфанта

Увы, далеко нет!

Леонор

Не все ль мечтанья тщетны?

Инфанта

Напротив, ни одни, как прежде, не запретны!

Когда у них в бою стоит такой заклад,

Я воспрепятствовать могу на всякий лад.

Любовь, виновница моих живых мучений.

Внушает, любящим сто тысяч ухищрений.

Леонор

На что надеяться, когда и смерть отца

Воспламенить враждой не может их сердца?

Ведь поведение Химены доказало,

Что ненависть над ней не властвует нимало.

Ей дозволяют бой, и тут же как бойца

Она согласна взять случайного юнца,

Чуждаясь помощи мечей неустрашимых,

Давно прославленных и всенародно чтимых;

Дон Санчо для нее удобен потому,

Что драться в первый раз приходится ему.

Ей нравится такой неискушенный воин;

Он славой небогат, и дух ее спокоен;

Легко понять, что ей устроив этот бой,

Добиться хочется насилья над собой,

Украсить милого победой, предрешенной

И право получить казаться примиренной.

Инфанта

Я это чувствую, но в сердце не вольна

И юным рыцарем сама покорена.

На что решиться мне, любовнице несчастной?

Леонор

Блюсти с достоинством ваш сан высоковластный.

Кому сужден король, той рыцарь не чета.

Инфанта

Уже не к рыцарю летит моя мечта.

То не Родриго, нет, не наших слуг потомок;

Для сердца моего он по-иному громок:

То славный паладин, всех выше и храбрей,

Неустрашимый Сид, властитель двух царей.

Все ж я себя сломлю: не в страхе осужденья,

Но чтобы не смущать столь верного служенья;

Хотя б, в угоду мне, вручили скиптр ему,

Я отданного мной обратно не возьму.

И так как в час суда он победит бесспорно,

Химене тот же дар я принесу повторно.

А ты, свидетель мой в мучительной борьбе,

Смотри, могу ль я быть верна сама себе.

Химена, Эльвира

Химена

Как я измучена Эльвира, как несчастна!

Не знаю, что желать, и над собой не властна:

В душевных помыслах - смятенье и разлад,

Я все мои мольбы сама зову назад.

Я двух соперников вооружила к бою,

Который только скорбь мне принесет с собою,

И, тот или другой сужден ему конец, -

Или мой друг убит, иль не отмщен отец.

Эльвира

В обоих случаях вам будет облегченье:

Или Родриго - ваш, иль вы свершили мщенье;

И, на весах судьбы куда не ляжет груз,

Вас осеняет честь и брачный ждет союз.

Химена

Мучительный ярем иль горестное иго!

Союз с убийцею отца или Родриго!

Так или иначе, мне будет дан супруг,

Кровь, мне священную, еще не смывший с рук.

Так или иначе, страшна моя невзгода;

Я рада умереть, чтобы не знать исхода.

Вы, мщение, любовь, владеющие мной,

Мне вас не сладостно добыть такой ценой;

И ты, на жизнь мою наславший эти беды,

Окончи этот бой без чьей-либо победы,

Чтоб из соперников никто не одолел!

Эльвира

Вы просите себе безрадостный удел.

Не значит ли свой дух подвергнуть пытке новой -

Быть вновь обязанной будить закон суровый,

Возвышенной вражде вручая торжество,

И смерти требовать для друга своего?

Не лучше ли, чтоб он, своей могучей дланью

Завоевав венец, принудил вас к молчанью,

Пусть боевой закон осилит вашу боль

И быть счастливою вам повелит король.

Химена

Ужели я склонюсь перед победой Сида?

Мой долг не так убог, не так мала обида;

Меня не устрашат, смириться мне веля,

Ни боевой закон, ни воля короля.

Дон Санчо победить он, без сомненья, может,

Но гордости моей вовеки не низложит;

И, что бы властелин ни обещал ему,

Я тысячу врагов навстречу подыму.

Эльвира

Смотрите, небеса, в возмездье непреклонной,

Ей наконец и впрямь дозволят быть отмщенной!

Как? Вы откажетесь от счастья и тогда,

Когда вы можете умолкнуть без стыда?

Чего вы ищете, какой судьбы хотите?

Вы смертью милого отца не воскресите.

Иль новой горести потребна череда?

Нужна за скорбью скорбь и за бедой беда?

Нет, если разум ваш так прихотлив и мрачен,

То вы не стоите того, кто вам назначен;

И правый гнев небес сразит его в борьбе,

Чтобы надменную дон Санчо взял себе.

Химена

Эльвира, я и так удручена страданьем;

Не умножай его зловещим предсказаньем.

Я никому из них достаться не хочу;

Но жажду счастия Родригову мечу.

Не то чтоб стойкой быть мне не хватало силы;

Но, если он падет, меня возьмет немилый.

Повелевает страх желанью моему.

Что вижу? Горе мне! Увы, конец всему.


Сейчас читают про: