double arrow

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ. В защиту подлого твои напрасны речи


ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Старый Гораций, Камилла

Старый Гораций

В защиту подлого твои напрасны речи.

Пусть, от врага бежав, с отцом страшится встречи.

Хоть жизнь ему мила, но он ее не спас,

Когда не поспешил с отцовских скрыться глаз.

Пускай жена его заботится об этом.

Я ж небесами вновь клянусь пред целым светом...

Камилла

Смягчись, отец, смягчись! Ведь так неумолим

Не будет к беглецу и побежденный Рим.

Простит великий град и в самом тяжком горе

Того, кто одолеть не смог в неравном споре.

Старый Гораций

Что мне до этого? Пусть римляне простят -

Заветы старины иное мне велят.

Я знаю путь того, кто стал по праву славным:

Непобежденный, он падет в бою неравном;

И мужеская мощь, бесстрашна и тверда,

Хоть сокрушенная, не сдастся никогда.

Молчи. Я знать хочу, зачем пришел Валерий.

Старый Гораций, Валерий, Камилла

Валерий

Отцу, скорбящему о тягостной потере,

Царь утешенье шлет...

Старый Гораций

Не стоит продолжать,

И незачем меня, Валерий, утешать.

Двух сыновей война скосила слишком скоро,

Но мертвые, они не ведают позора.

Когда за родину дано погибнуть им,

Я рад.

Валерий

Но третий сын - кому сравниться с ним?

Ведь он - замена всем, как лучший между ними.

Старый Гораций

Зачем не сгинул он, а с ним и наше имя!

Валерий

Один лишь ты грозить решаешься ему.

Старый Гораций

И покарать его мне должно одному.

Валерий

За что? За мужество, достойное героя?

Старый Гораций

Какое мужество - бежать во время боя?

Валерий

За бегство ловкое - он славою покрыт.

Старый Гораций

Во мне еще сильней смущение и стыд.

Поистине, пример, достойный удивленья:

От боя уклонясь, достигнуть прославленья.

Валерий

Чего стыдишься ты, скажи мне наконец?

Гордись! Ты нашего спасителя отец!

Он торжество и власть принес родному граду, -

Какую можешь ты еще желать награду?

Старый Гораций

Что слышу от тебя? Где торжество и власть?

Под руку недругов нам суждено подпасть!

Валерий

Об их победе речь странна и неуместна.

Возможно ль, что тебе еще не все известно?

Старый Гораций

Я знаю - он бежал и предал край родной.

Валерий

Он предал бы его, на том закончив бой;

Но бой не кончился, и вскоре все узрели,

Что бегством он сумел достичь победной цели.

Старый Гораций

Как, торжествует Рим?

Валерий

Спеши теперь узнать,

Что доблестного ты не вправе осуждать,

Один вступил в борьбу с тремя. Но волей рока

Он - невредим, а те - изранены жестоко.

Слабее всех троих, но каждого сильней,

Он с честью выскользнет из роковых сетей.

И вот твой сын бежит, чтоб хитрость боевая

Врагов запутала, в погоне разделяя.

Они спешат за ним. Кто легче ранен, тот

Преследует быстрей, а слабый отстает.

Настигнуть беглеца все трое рвутся страстно,

Но, разделенные, не действуют согласно.

А он, заметивши, что хитрость удалась,

Остановился вдруг: победы близок час.

Вот подбежал твой зять. Объятый возмущеньем,

Что враг стоит и ждет с надменным дерзновеньем,

Наносит он удар, но тщетен гордый пыл:

Ему, чтоб одолеть, уже не хватит сил.

Альбанцы в трепете, беда грозит их дому.

На помощь первому велят спешить второму.

Изнемогает он в усильях роковых,

Но видит, добежав, что брата нет в живых.

Камилла

Увы!

Валерий

Едва дыша, он павшего сменяет,

Но вновь Горация победа осеняет.

Без силы мужество не выиграет бой:

За брата не воздав, уже сражен второй.

От воплей небеса дрожат над полем брани:

Те - в ужасе кричат, мы - в мощном ликованье.

Увидел наш герой, что близко торжество,

И гордой похвальбой приветствует его:

"Я братьям тех двоих уже заклал для тризны,

Последний же падет на алтаре отчизны, -

Свою победу Рим на этом утвердит", -

Сказал он - и уже к противнику летит.

Сомнений больше нет: твой сын у самой цели.

Тот, обескровленный, тащился еле-еле,

На жертву, к алтарю влекомую, похож,

Казалось, горло сам он подставлял под нож.

И принимает смерть, почти не дав отпора.

Отныне наша власть не вызывает спора.

Старый Гораций

О милый сын! О честь и слава наших дней,

Оплот негаданный для родины своей!

Достойный гражданин, достойный отпрыск рода,

Краса своей страны и лучший сын народа!

Хочу, обняв тебя, в объятьях задушить

Ошибку, что меня успела ослепить!

О, поскорее бы счастливыми слезами

Омыть чело твое, венчанное богами!

Валерий

И ласкам и слезам ты скоро волю дашь:

Сейчас его к тебе пришлет властитель наш.

Молебствие богам и жертвоприношенье

Мы завтра совершим по царскому решенью.

Сегодня же за все, что благость их дала,

Во храме им воздаст короткая хвала.

Там царь, и с ним твой сын. Меня ж сюда послали

Счастливым вестником и вестником печали.

Но мало этого для милости царя:

Он сам к тебе придет, за все благодаря.

Чтоб должное воздать прославленному роду,

Он сам придет сказать, что за свою свободу

И торжество - тебе обязана страна.

Старый Гораций

Чрезмерна эта честь - меня слепит она.

Твоими я уже вознагражден словами

За все, свершенное моими сыновьями.

Валерий

Так мало римский царь не чтит больших заслуг.

Твой сын его венец из вражьих вырвал рук,

И вот - любая честь, по мненью властелина,

Бледней заслуг отца и доблестного сына.

Я ухожу. Но царь узнает от меня,

Что ты, достойные обычаи храня,

Готов ему служить и ревностно и верно.

Старый Гораций

За это я тебе признателен безмерно.


Сейчас читают про: