double arrow

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ. Позор! Предательство! О, страшное известье!


ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Тесей, Энона

ТЕСЕЙ

Позор!… Предательство!… О, страшное известье!

Мне, своему отцу, готовил он бесчестье!

Меня преследует неумолимый рок.

Что делать мне?… Как быть?… Я духом изнемог…

Вот благодарность мне за нежные заботы!

Постыдный замысел! Презренные расчеты!…

И чтобы гнусную свою насытить страсть,

С оружием в руках осмелился напасть!

Я этот меч узнал. Он был подарен мною,

Но разве для того, чтобы служить разбою?

Как надругался он, бессовестный злодей,

Над узами родства! И в доброте своей,

Щадя насильника, мне Федра не сказала…

ЭНОНА

Царь, Федра не его – тебя оберегала.

Царица, видя страсть, пылающую в нем,

Объята ужасом, раздавлена стыдом; –

Узнай, о государь, – уже была готова

По воле собственной сойти в Аид, без зова,

И смертоносное блеснуло лезвее.

Но все ж успела меч я вырвать у нее.

Когда в тревоге царь, в отчаянье царица, –

Пусть и во вред себе, – могла ль я не открыться?

ТЕСЕЙ

Теперь я понял все. Злодей!… Недаром он

При нашей встрече был так бледен, так смущен.

Нет, не заметил в нем я радостного пыла,

И холодность его меня расхолодила.

Но страсть преступная давно ли в нем кипит?

Давно ли мачехе признался Ипполит?

Еще в Афинах?

ЭНОНА

Царь, ты знаешь, как царице

Хотелось, чтобы он уехал из столицы.

ТЕСЕЙ

И здесь он за свое вновь принялся, как встарь?

ЭНОНА

Тебе сказала я всю правду, государь.

Прости, но долее я быть с тобой не смею:

Царица в злой тоске, мне место рядом с нею.

Тесей, Ипполит.

ТЕСЕЙ

О боги! Вот и он!… Кто догадаться б мог

По виду, что давно сроднился с ним порок?

Растленная душа!… Меж тем в его обличье

Видны достоинство, суровое величье…

Как узнавать людей? Ах, если б длань судьбы

Печати ставила предателям на лбы!

ИППОЛИТ

Осмелюсь ли спросить, о государь могучий,

Что на твоем челе сгустило эти тучи?

И на кого должна обрушиться гроза?

ТЕСЕЙ

Злодей! Ты мне посмел попасться на глаза?

Неслыханно! Ты – ты, змееныш ядовитый,

Ты, гнусный выродок, последыш недобитый

Чудовищ, некогда искорененных мной,

Ты, мнивший овладеть отцовскою женой,

Осмеливаешься приблизиться к Тесею?

Не лучше ль было бы коварному злодею

Бежать отсюда прочь, за тридевять земель,

Где обо мне никто не слыхивал досель?

Беги, предатель! Прочь!… И счет веди мгновеньям.

Не злоупотребляй моим долготерпеньем.

Знай, сдерживаю гнев я свой не без труда.

На мне уже и так лежит пятно стыда –

Мной порожден злодей. Свершив над ним расправу,

Свою посмертную я запятнал бы славу.

Беги! И чтоб собой не умножать числа

Мной уничтоженных исчадий тьмы и зла,

Остерегайся впредь, на миг хотя бы краткий,

Здесь появиться вновь. Беги! И без оглядки.

Чтоб не было твоей ноги в моей стране!

Исчезни навсегда! Ты ненавистен мне!…

О Посейдон! Я встарь прибрежную Элладу

Избавил от убийц и чудищ. Мне в награду

Ты волю первую мою пообещал

Исполнить, как свою. Среди эпирских скал

Томился долго я в суровом заточенье,

Однако не просил тебя о вызволенье,

Хранил заветное желанье про запас,

Как скряга – золото; все ждал – настанет час…

И этот час настал! Прошу о правой мести!

Отмсти изменнику, врагу отцовской чести!

Кровавой карою за грех воздай ему –

И твой свирепый гнев как милость я приму.

ИППОЛИТ

Твоя жена винит меня в преступной страсти?

Душа раздавлена лавиною несчастий.

Столь неожиданный удар меня постиг,

Что не найти мне слов, окостенел язык.

ТЕСЕЙ

А! Ты надеялся, что Федра от смущенья

Смолчит о дерзости, о скотском вожделенье

И не отважится супруга остеречь?

Зачем же, убежав, ты ей оставил меч?

Иных не надобно наглядных доказательств.

Умней бы завершил ты цепь своих предательств,

Убив ее – она умолкла б навсегда.

ИППОЛИТ

Чужой внимая лжи, горю я от стыда.

И все же истины открыть тебе не смею

Из уважения к отцу, к царю Тесею.

Увы, понятны мне печаль и боль твоя.

Но вспомни жизнь мою. И рассуди – кто я?

Проступок должен быть предтечей преступленья:

Кто может правило нарушить без зазренья,

Нарушит и закон, когда придет пора.

Свои ступени есть у зла, как у добра.

Кто с отроческих лет известен нравом скромным,

Погрязнет ли он вдруг в разврате неуемном?

Кто целомудрен, тот не может сразу стать

Кровосмесителем. Мою припомни мать.

Рожден и выкормлен воительницей чистой,

Горжусь я тем, что я ее наследник истый.

Когда же с матерью расстался я своей,

Наставником моим мудрейший стал Питфей.

Достоинствами мне хвалиться не пристало,

Но если есть во мне и добрые начала,

Я первым среди них презренье помяну

К тому, что мне теперь вменяется в вину.

О строгости моей наслышана Эллада,

И в добром имени мне высшая награда.

Мой дух суров и горд. А сердце у меня

Едва ли в ясности уступит свету дня.

Чтоб гордый Ипполит в горячке сладострастной…

ТЕСЕЙ

Гордыня то тебя и выдает, несчастный!

Твоей холодности причина мне ясна:

Лишь Федра горячит тебя, она одна!

Затем на прочих ты и смотришь равнодушно.

Невинная любовь – ведь это пресно, скучно.

ИППОЛИТ

О нет!… и мне пора сказать тебе, отец,

Что чистую любовь узнал я наконец.

И тут бы ты был прав, призвав меня к ответу –

За то, что полюбил я вопреки запрету,

За то, что царский твой нарушил я закон:

Я, сын твой, дочерью Палланта побежден.

Винюсь. И мне чужды желания другие,

Все помыслы мои – о юной Арикии.

ТЕСЕЙ

О, ложь! Ты грубую уловку применил:

Чтоб оправдать себя, себя ты обвинил.

ИППОЛИТ

Полгода уж, любя, с ней избегаю встреч я.

Я думал, что отца мое чистосердечье

Разубедит. Но нет, – и тут ты видишь ложь.

Быть может, от меня ты клятв ужасных ждешь?

Пусть небо и земля, пусть вечные стихии…

ТЕСЕЙ

Злодеев знаю я. Что клятвы их пустые?

Довольно! Времени напрасно не теряй,

Мне лженевинностью своей не докучай.

ИППОЛИТ

Отец, меня лжецом назвал ты многократно.

И Федра обо мне не судит столь превратно

В душе своей, как ты!

ТЕСЕЙ

В нем вовсе нет стыда!

ИППОЛИТ

Куда отправиться я должен и когда?

ТЕСЕЙ

Хоть за Геракловы столпы! – все ж слишком близко

Я буду от того, кем предан был так низко.

ИППОЛИТ

Безвинно вызвавший отцовскую вражду,

В чьем сердце, в чьей душе участье я найду?

ТЕСЕЙ

Найдешь у тех, кого приводят в восхищенье

Предательство, обман, разврат, кровосмешенье…

Возьми себе в друзья последних из людей, –

Им, верно, будет мил такой прелюбодей.

ИППОЛИТ

В кровосмешении винишь, в прелюбодействе!

Ну что же, я смолчу. Но вспомни о семействе,

К которому твоя жена принадлежит:

В ее, а не в моем роду был этот стыд.

ТЕСЕЙ

Ты забываешься! Ты опустил поводья

У ярости своей. О злобное отродье!

Беги! Не искушай отцовской доброты.

Беги! Иль будешь мной с позором изгнан ты.


Сейчас читают про: