double arrow

КНИГА ПЕРВАЯ 10 страница


Так он соратников остерегал,

Что сами не плошали; соблюдая

Спокойствие, обозы позади

Оставив, легионы подтянулись

И тронулись в порядке боевом.

Навстречу им, ступая тяжело,

Сплочённым полчищем неисчислимым

Идут противники, образовав

Квадратный строй, коварно волоча

Махины дьявольские посреди

Полков пехотных и со всех сторон

Рядами всадников загородив.

Друг против друга армии сперва

Остановились. Мигом Сатана

Явился перед воинством своим

И громозвучно внятно возгласил:

"– Направо и налево, первый ряд,

Раздайся! Ненавидящие нас

Да узрят, как мы с ними заключить

Стремимся мир, как мы хотим, прийти

К согласию, как рады их принять

С открытой грудью, если наш призыв

Не отклонят, спиной оборотясь!

Но сомневаюсь. Пусть же Небеса

Свидетельствуют! Небеса беру

Порукою, сколь искренне сердца

Мы облегчаем. Слушайте приказ,

Воители, назначенные мной.

Настало время действовать! Чуть чуть

Коснитесь ваших мирных предложений,

Да так, чтоб вас могли услышать все!"

Глумливую, двусмысленную речь

Едва он кончил, – на две стороны

Фронт расступился, к флангам отошёл,

Невиданное зрелище открыв

И странное: пред нами, в три ряда,

Поставленные на колёсный ход,

Лежали исполинские столпы,

По виду – из железа или меди

И камня. Это более всего

Напоминало три ряда стволов

Сосны и дуба, срубленных в горах,

Очищенных от сучьев и ветвей

И выдолбленных, – если б не жерло

Отверстое, разинувшее пасть

Из каждого ствола – зловещий знак

Пустого перемирия. Стоял

За каждым – Серафим, держа в руке

Горящую тростину. Изумясь,

Гадали мы; увы, недолго. Вдруг

Они тростины протянули разом

И прикоснулись к маленьким щелям,

Пробитым в комлях дьявольских махин.

Мгновенно Небо заревом зажглось

И тотчас потемнело от клубов

Густого дыма из глубоких жерл,

Что диким рёвом воздух сотрясли,

Его раздрали недра и, гремя,

Рыгнули адским пламенем и градом

Железных ядер и цепями молний;

И необорно, точный взяв прицел

На противостоящие войска,

Сразили победителей с таким

Неистовством, что ни один герой,

Державшийся доселе как скала,

Не в силах был остаться на ногах.

Десятки тысяч падали вповал,

Архангелы и Ангелы; напасть

Усугублялась от тяжёлых лат;

Когда бы не доспехи, каждый Дух

Избегнул бы ударов, уклонясь

Иль сократись в размере; но теперь

Они – в смятенье. Надо отступать,

Бежать позорно. Свой стеснённый строй

Бойцы напрасно тщились разомкнуть.

Что делать? Устремиться напролом?

Но с поношеньем их отбросят вновь,

Повергнут и глумливо осмеют.

Уже во вражьем стане новый ряд

Стоит, готовый дать очередной

Залп громовой. Но обратиться вспять,

Бесславно пораженье претерпев,

Вот что страшило более всего!




Разгром врагов предвидя. Сатана

С насмешкою воззвал к своим войскам:

"– Друзья! Что ж победитель к нам нейдёт

Надменный? Он так чванно выступал;

Когда же мы, открыв чело и грудь,

Возможно ль было большее свершить?

Условьями осыпали врагов

Миролюбивыми, – они бегут

Невесть куда, кривляются вприпрыжку,

Как будто вознамерились плясать,

Хоть странные и дикие скачки

Для пляски непристойны. Может быть,

Их миролюбье наше веселит?

Придётся предложенье повторить;

Авось придут к согласию быстрей!"

Ответил столь же колко Велиал:

"– О Вождь! Целенаправленны, твёрды,

Весомы предложенья паши. Знать,

Пришлись они по вкусу, а иных

И поразили. Кто же прямо в лоб

Заполучил их, тот уразумел

Всем существом, от головы до пят.

А если и не поняты дары,

По крайности, хоть показали нам

Врагов, хромающих на четвереньках!"

Так изгалялись оба меж собой,

Куражились, победу возомнив

Заведомой, надеясь без труда,

Посредством хитрой выдумки своей,

Сравняться с Вечной Силой. Гордецы

Презрели Божий гром и Божью рать,

Пока она стояла, смущена,

Недолго, впрочем; ей прибавил гнев

Решимости, оружие открыл,

Способное бороться с адским злом;

Заметь, какую мощь ей придал Бог

И превосходство! Ангелы спешат

Быстрее молний; мчатся, побросав

Доспехи, к окружающим горам

(Чередование долин и гор

Приятное Земля переняла

У Неба) и, в основах расшатав,

Срывают, за косматые схватясь

Вершины, поднимают заодно

С громадою всего, что есть на них,

С утёсами, лесами и ручьями,

И на врагов несут. Вообрази



Мятежных Духов изумленье, страх,

Узревших горы, что на них летят

Вверх основаньями и, грохоча,

Обрушиваются на три ряда

Стволов проклятых! Этот страшный груз

Все упованья их похоронил;

Затем настал черёд бунтовщиков;

Холмы и горы, скальные кряжи

На них свалились, воздух затемнив,

И целые когорты погребли.

Доспехи только множили беду,

Вонзаясь в плоть, терзая и тесня,

Невыносимую чинили боль.

Страдальцы вопияли и, стремясь

Отбросить гнёт, метались, извивались,

Чтоб выбраться на волю из тюрьмы.

Мятежники хотя и Духи света

Чистейшего, но вследствие греха

Их естество померкло, огрубев.

Подобно нам, другие применили

Такое же оружье, оторвав

От оснований ближние хребты;

Швыряемые яро с двух сторон,

Сшибались горы в воздухе; внизу,

Под страшной сенью гор, как под землёй,

Во мраке длилась битва. Адский шум!

В сравненье с этой битвою война

Забавой показалась бы. Одно

Ужасное крушенье на другое

Нагромождалось; Небеса вот вот

Обрушатся, в руины обратись,

Когда б не всемогущий Бог Отец,

В незыблемом святилище своём,

Исчислив и обмыслив ход вещей,

Задолго не прозрел бы этот бой

И попустил его, осуществив

Решение великое; почтить

Помазанного Сына и облечь

Своею мощью, поручив Ему

Отмщенье бунтарям. Всевышний Царь

К Мессии сопрестольному воззвал:

"– Сиянье славы Божеской Моей,

Возлюбленный Мой Сын! Ты зримый лик

Незримого Творца; Твоя рука

Вершит Мои определенья; Ты

Второе всемогущество! Два дня

По счёту дней небесных протекли,

Как Михаил и верные войска

Предприняли карательный поход

Противу непокорных. Был свиреп

Двухдневный бой, – не диво, коль сошлись

Такие недруги: самим себе

Я предоставил их; сотворены

Они друг другу равными вполне,

Различье – лишь в греховности; оно

До срока не проявлено, пока

Мой приговор отложен. Эта брань

Способна длиться до конца веков,

Но – попусту, вотще. Все, что могла,

Свершила утомлённая война,

Неукротимой ярости бразды

Ослабила, горами ополчась

Взамен оружья. Дикие дела

Свершаются на Небе и грозят

Вселенской гибелью. Два дня прошли,

Но третий – Твой! Тебе определил

Я этот день, терпел до сей поры,

Чтоб слава окончания борьбы

Твоя была; побоищу предел

Единый Ты возможешь положить:

Такую благость и такую мощь

Я влил в Тебя, что Небеса и Ад

Признают несравненное Твоё

Могущество. Я этот гнусный бунт

Направил так, чтоб Ты Себя явил

Наследником достойным и Царём

Помазанным, по праву и заслугам.

Гряди, всесильный силою Отца,

Воссядь на колесницу и направь

Колёса быстрые, чтоб содроглись

Опоры Неба! Все Мои возьми

Доспехи: стрелы молний, грозный гром

Оружие победы; препояшь

Мечом бедро могучее! Гони

Исчадья тьмы за рубежи Небес,

Низвергни в глубочайшую из бездн,

Да ведают, коль сами так желали,

Как Бога отвергать и как Царя

Законного – Мессию презирать!"

Он рек, впрямую Сына озарил

Всей лучезарностью; всецело Сын

Отца сиянье ликом восприял

Невыразимо, и Отцу в ответ

Сыновнее сказало Божество:

"– Отец! Главенствующий в Небесах

Престол! Святейший, Вышний, Лучший, Первый!

Ты жаждешь Сына вечно прославлять,

А Я – Тебя, как подобает Мне

Воистину. Мои блаженство, честь

И торжество Я полагаю в том,

Что, благосклонный к Сыну, поручил

Твоё веленье Мне осуществить;

Творя Господню волю, счастлив Я

Превыше меры. Царский сан и власть,

Дары Твои, – приемлю, но отдам

Ещё охотнее, когда в конце

Ты будешь Всє во Всєм, а Я – в Тебе,

Во Мне же – все, кого Ты возлюбил.

Но ненавижу ненавистных Богу!

Я – образ Твой и гневом облекусь

Твоим, равно как милостью Твоей,

Могуществом Твоим вооружась,

Очищу Небо от бунтовщиков,

Низвергну в уготованное им

Угрюмое жильё, где цепи тьмы

Их изнурят, где станет их точить

Бессмертный червь за то, что отреклись

От послушанья, должного Тебе,

В котором счастье высшее. Тогда,

От нечестивых орд ограждены,

Все праведные, вкруг Святой Горы

Собравшись, непритворно воспоют:

«Осанна, аллилуйя», – во главе

Со Мной, провозгласив Тебе хвалу!"

Так, опершись на скипетр, молвил Сын,

С Престола высочайшего сойдя,

Где одесную Славы восседал.

Священный – третий – заалел рассвет,

И Колесница Божества Отца

В густом огне, как буря, понеслась,

Не силою колёс, одно в другом

Вмещавшихся, но движимая Духом;

Её сопровождая, по углам

Четыре следовали Херувима

Четвероликих; словно роем звёзд,

Усеяны их крылья и тела

Очами, и берилловых колёс

Ободья, – сплошь в очах, – метали огнь.

Над Херувимами хрустальный свод,

Подобный Небу, высился; на нем

Престол сапфирный, амброй испещрён

И всей расцветкой радуги дождливой.

Мессия на престоле восседал

Во всеоружье горнем и в броне

Лучистого Урима – мастерства

Божественного. Справа от Него

Орлиные расправила крыла

Победа; у бедра – могучий лук

Соседствовал с колчаном, полным стрел

Трехзубых молний; клокотал окрест

Разящий пламень, и клубился дым,

И разлетались тучи жгучих искр.

Десятки тысяч тысячей Святых

Сопровождали Сына; яркий блеск

О шествии далєко возвещал,

И двадцать тысяч (о таком числе

Мне ведомо) Господних колесниц,

По десять тысяч с каждой стороны,

Катились рядом с Ним. Так Сын летел,

Крылами Херувимскими влеком,

Воссев на Свой сапфировый престол,

Поправ стопами свод из хрусталя,

Сиянье излучая вдаль и вширь.

Его узрела первой наша рать,

И радости нечаянной восторг

Объял сердца, когда великий стяг

Мессии разблистался в вышине,

Его прибытья знак на Небесах,

Несомый Ангелами. Все войска

Под знамя это Михаил отвёл

С обоих флангов, их соединил

И передал Державному Вождю.

Божественная расчищала мощь

Дорогу Сыну. Он велел горам

Отторгнутым вернуться на места

Повиновались горы; прежний вид

Восстановило Небо, вновь цветы

На долах улыбались и холмах.

Свершилось это чудо на глазах

Врагов злосчастных, но они, коснеть

В упорстве продолжая, собрались

Объединённой ратью, чтобы вновь

Мятежный бой – безумные! – начать,

В отчаянье надежду почерпнув.

Возможно ли настолько исказиться

Небесным Духам? Знаменьем каким

Гордец надменный был бы убеждён?

Какое чудо в силах умягчить

В упрямстве очерствелые сердца?

Все то, что безрассудных остеречь

Должно – ожесточило их вдвойне,

И, славу Сына Божия узрев,

Ужаленные завистью, враги

Ярятся пуще; алча высоты

Достичь такой же, с гордостью стоят,

Готовясь к новой битве и в мечтах

Решив Отца и Сына одолеть

Не силой, так лукавством, если ж нет,

Погибнуть поголовно в мировом,

Всеобщем, окончательном крушенье.

Так, отвергая бегство и отход

Постыдный, двинулись бунтовщики

Вперёд в последний бой; тогда воззвал

Сын Божий к флангам подчинённых войск:

"– Святые! Сохраняйте строй блестящий!

Вы, Ангелы, от битвы опочив,

Останьтесь при оружье на местах!

Угоден был Творцу ваш ратный труд;

За правое, доверенное вам

Господне дело бились до конца,

С победоносной доблестью. Но длань

Иная наказанье довершит

Проклятых орд. Единый мститель – Бог

Иль Тот, кому отмщенье поручил.

Не множеством великим, не числом

Сегодня будет осуществлена

Их казнь. В покое стойте и глядите,

Как чрез Меня прольётся Божий гнев

На нечестивцев. Нет, не вас – Меня

Возненавидев, завистью кипят

Они ко Мне, за то, что Мой Отец,

Которому вовек на Небесах

Присущи царство, слава, сила, власть,

Меня изволил милостью почтить

И предоставил Сыну приговор

Исполнить Свой. Да сбудется судьба

По их желанью: силами в бою

Помериться и вызнать – кто сильней:

Они ли совокупно или Сын

Противу всех. Мерилом – только силу

Они избрали, прочих не ища

Достоинств, и Тому, кто их затмил

Достоинством, в почтенье отказав.

Пускай же сила наш решает спор;

Не удостою их ничем иным!"

Так молвил Сын и лик переменил

Столь страшно и сурово, что стерпеть

Невыносимо взору; на врагов

Он обратился, преисполнясь гнева

Карающего. Звёздные крыла

Четыре Херувима распустили,

Бросая тень зловещую вокруг.

Колёса колесницы боевой

Внезапно завертелись, грохоча;

Казалось, это гул бегучих вод

Иль топот ног неисчислимых войск.

На нечестивцев, мрачный, словно ночь,

Он мчался; от пылающих колёс

Шатнулся Эмпирей, лишь Божий Трон

Не дрогнул. Бурей вторгся Он в ряды

Противников и десять тысяч молний

Десницею метал перед Собой,

Язвя их души. Изумленье, страх

Врагов объяли; мужество они

Утратили и, прекратив отпор,

Ненужное оружье уронили.

Сын попирал шеломы, и щиты,

И головы Престолов, павших ниц,

И Серафимов мощных, в этот час

Мечтавших, чтоб на них низверглись вновь

Громады гор, от гнева оградив

Мессии; но густые тучи стрел

Неумолимо жалили и жгли,

От Херувимов четырех летя

Четвероликих, крылья и тела

Которых изобилием очей

Усеяны, и от колёс живых,

Что тоже – сплошь в очах. Единый Дух

Руководил очами; каждый зрак

На супостатов молнии метал

И опалял губительным огнём

Проклятых, отнимал остаток сил,

Мертвил их мужество, лишал надежд

И покидал простёртых, бездыханных.

А Сын и половины не напряг

Могущества. Он молнии свои

Придерживал, поскольку не желал

Злосчастных истребить, но лишь изгнать

Из рубежей Небесных навсегда.

Подняв простёртых. Он перед Собой,

Подобно козлищам, объятых страхом,

Теснящихся друг к другу, их травил,

Стрекая молниями и страша

Безмерной яростью, пригнал к стене

Хрустальной Неба; широко она

Посередине, свёртываясь внутрь,

Отверзлась и открыла мрачный зев,

Чудовищный, зияющий провал.

При виде жуткой пропасти враги,

Охваченные ужасом, хотят

Бежать, спастись, но позади грозит

Погибель худшая; тогда стремглав

В пучину кинулись они с краёв

Отвора, а за ними мчался вслед

В бездонной хляби – жгучий, вечный гнев.

Ад грохот этот слышал, видел Ад

Небес паденье с высоты Небес

И, трепеща, бежал бы, но судьба

Расположила слишком глубоко

Его опоры мрачные и к ним

Навеки слишком крепко пригвоздила.

Враги свергались девять дней; ревел

Смятенный Хаос, и его разор

И дикое бесправье возросли

Десятикратно; падающий сонм

Был столь огромен, что всему грозил

Крушеньем полным. Ад, в конце концов,

Их уловил в разинутую пасть

И, поглотив, замкнулся. Вот жильё,

Заслуженное грешниками: Ад,

Пылающий негаснущим огнём,

Обитель горя и Гееннских мук!

Освободившись от бунтовщиков,

Возрадовалось Небо, и стена

Хрустальная, соединясь опять,

Закрыла вмиг зияющий отвор.

Единый Победитель, разгромив

Противников, Мессия повернул

С триумфом колесницу. Рать Святых,

Безмолвных очевидцев славных дел

Воителя великого, ликуя

И осенённая ветвями пальм,

Обратно двинулась, и стройный хор

Неисчислимых Ангельских чинов

Гласил победоносному Царю,

Наследнику и Господу – хвалу,

Ему, достойнейшему изо всех,

Державствовать. Вдоль Неба Он летел

В превозношенье общем, в торжестве,

К Святилищу на высоте высот,

К Престолу Всемогущего Отца,

Где Сын в сиянье славы принят был,

Воссев опять Блаженства одесную.

Так, воплотив Небесные дела

В земные образы, исполнил я

Твоё желание, чтоб остеречь

Примером прошлого, и рассказал

О том, чего вовеки род людской

Не ведал бы: о битве в Небесах

Великой, о раздоре, о войне

Междоусобной Ангельских Князей,

О грозном низверженье гордецов,

Что занеслись не в меру высоко

И возмутились, купно с Сатаной,

Который алчет гибели твоей

От зависти и хочет отвратить

От послушания, чтоб рядом с ним

Блаженства ты лишился и делил

Возмездие – безмерность вечных мук.

Отраду он обрёл бы, оскорбив

Творца, когда б успешно приобщил

Тебя к своим страданьям, Божеству

Отметив за пораженье. Не внимай

Лукавым обольщеньям и жену

Слабейшую, чем ты, – предупреди,

И да послужит грозный сей пример

Расплаты страшной за непослушанье

Уроком. Твёрдо бы они могли

Стоять, но пали. Помня их судьбу,

Остерегайся преступить запрет!"

КНИГА СЕДЬМАЯ

По просьбе Адама Рафаил повествует: как и для чего сотворён этот мир. По низвержении Сатаны и Аггелов его Бог сообщает о Своей воле: создать другой мир и иные существа для его заселения. Он посылает Сына Своего со славою и в сопровождении Ангелов. Труд творения совершается в шесть дней. Ангелы прославляют в гимнах дело рук Творца и возвращение Его на Небеса.

Урания! – воистину ли так

Зовёшься ты, – с Небес ко мне сойди!

Я взвился над Олимпом, вдохновлён

Твоим волшебным голосом; парил

Пегаса крыл превыше. Суть зову

Твою – не имя; не принадлежишь

Ты к девяти Каменам, не живёшь,

Неборожденная, на высоте

Олимпа древнего, но прежде гор

Возникновенья, прежде, чем ручьи

И реки заструились, ты вела

Беседы с вечной Мудростью, сестрой

Твоей; ты пела гимны вместе с ней

Пред ликом Всемогущего Отца,

Небесным, пеньем слух его пленив.

Тобою вознесённый, гость земной,

Дерзнув проникнуть в Небеса Небес,

Я эмпирейским воздухом дышал,

Который ты смягчала; но теперь

Ты столь же невредимо низведи

Меня к родной стихии, чтоб с коня

Крылатого, безуздого, не пал,

Как некогда Беллерофон на поле

Алейское (хоть с меньшей вышины

Низвергся он), чтоб не скитался я

Покинутый, не ведая, куда

Направить страннические стопы.

Осталось половину мне воспеть,

Но в более стеснённых рубежах,

Доступной обозренью сферы дней.

Здесь, на Земле, и не дерзая взмыть

Над полюсом недвижных звёзд, могу

Петь смертным голосом. Я не охрип,

Не онемел, хотя до чёрных дней,

До чёрных дней дожить мне довелось.

Я жертва злоречивых языков,

Во мраке прозябаю, средь угроз

Опасных, в одиночестве глухом.

И все же я не вовсе одинок:

Меня ты посещаешь в час ночных

Видений или розовой зарёй.

Урания! Всегда руководи

Моею песней; для неё сыщи

Достойных слушателей, пусть немногих!

Но вопли Вакха и его друзей,

Разноголосье варварское прочь,

Подале отгони, весь этот рёв

Нестройный обезумевших ватаг,

В Родопе растерзавших на куски

Певца фракийского; леса и камни

В безмолвном восхищении певцу

Внимали, но дикарский крик толпы

И голос и кифару заглушил,

А сына Муза не могла спасти.

Не оставляй молящего тебя

О помощи! Ты Небом рождена,

А та лишь призраком была пустым.

Скажи, богиня: что произошло,

Когда примером грозным остерёг

Приветливый Архангел Рафаил

Адама и поведал о судьбе

Отступников, чтоб не постигла казнь

Тождественная – Праотца людей

И все его потомство, если он

Отведает запретного плода,

Единственную заповедь презрев,

Которую нетрудно соблюсти

При столь великом выборе услад

На всякий, самый изощрённый вкус.

Адам с женой, дыханье затаи,

Внимали в изумленье, глубоко

Задумавшись над сказом о делах

Возвышенных и странных, и почти

Для них непостижимых: о вражде

На Небесах, о яростной войне

В соседстве с Божеским мироволеньем,

Хотя врагами вызванное зло,

С блаженством несовместное, назад

Отброшенное, как морской прибой

От берегов, обрушилось на тех,

Кто, взбунтовавшись, породил его.

Адам сомненья вскоре подавил;

Услышанное разожгло в душе

Желание, безгрешное пока,

Обширней о предметах разузнать,

К нему ближайших: как сотворены

Земля и небо – зримый этот мир?

Когда возникли? из чего? зачем?

И что в Эдеме или вне его

Свершалось до того, как сам себя

Адам сознал? Так, жажду утолив,

Мы взором провожаем бег струи,

Журчащей влажно, и опять хотим

Испить воды; подобно Пращур наш

К Посланцу Неба обратился вновь:

"– Неслыханные тайны ты открыл

Великие; поведал о вещах,

Доселе неизвестных на Земле,

Небесный вестник, Господом благим

Ниспосланный, дабы предупредить

О гибели, могущей нас постичь

Но нашему незнанью, о беде,

Которую умам людским невмочь

Предвидеть. Мы обязаны вовек

Безмерной благодарностью Добру

Безмерному; завет Его приняв,

Торжественной присягой подтвердим

Решенье наше: верно пребывать

В Его верховной воле; в этом цель

И смысл мы полагаем бытия.

О том, что превышает разум наш,

Но, в силу усмотренья Высочайшей

Премудрости, на пользу нам пойдёт,

Ты в назидание благоволил

Поведать. Удостой же снизойти,

Иное разъяснив, что может быть

Не менее полезным: как возник

Столь отдалённый, зримый небосвод,

Подвижными огнями без числа

Украшенный? Как воздух сотворён

Податливый, широко разлитой,

Что, наполняя из конца в конец

Пространство, обтекает весь простор

Земли цветущей? Почему Господь

В Своём святом покое восхотел

Так поздно к созиданью приступить

Средь Хаоса первичного? Когда

Творенье начал? Скоро ль завершил?

Ответствуй мне, затем что вопрошаю

Не для того, чтоб тайны разгадать

Извечного владычества Творца,

Но чтоб творенью возгласить хвалу

Тем большую, чем больше я о нем

Узнаю из рассказа твоего!

Остался долгий путь светилу дня

Великому, хотя и на закат

Оно склоняется, но сдержит бег,

Твой голос, мощный голос услыхав,

Дабы узнать о собственном начале,

О том, как вся Природа родилась

Из тьмы безвидной. Если же Звезда

Вечерняя с Луною заодно

Пожалуют, в беседе пожелав

Участие принять, – Ночь приведёт

Молчание, а Сон, рассказу внемля,

Пребудет бодрственным, иначе мы

Его сюда не впустим до поры,

Когда, твою прослушав песнь, тебя

Проводим на рассвете, пред зарёй!"

Высокого он гостя так молил,

И боголикий Ангел дал ответ:

"– Исполню я смиренную твою

Вторую просьбу. Но какой язык,

Какие Серафимские слова

Способны Всемогущего труды

Достойно выразить и описать?

Людское сердце может ли вместить

Понятие о них? Но все, что ты

Усвоить в состоянье, что Творца

Умножит славу, твоему служа

Благополучью, скрытым не должно

От слуха твоего остаться. Мне

Дано веленье свыше: в меру сил

Твоих в границах неких утолить

Пытливость; но границ не преступай

И от последующих воздержись

Вопросов; не мечтай своим умом

О сокровенных таинствах узнать,

Которые невидимый наш Царь

Всеведущий навечно схоронил

Во мраке непроглядном, никого

На Небе и Земле не допустив

К познанью этих таинств. Все же Бог

Дозволил предостаточно вещей

Тебе исследовать и разуметь.

Но знанье – словно пища, и нельзя

Вкушать его чрезмерно, ибо ум

Избытка не приемлет; вредный груз,

Отягощая душу, обратит

В безумье мудрость, как зловонным ветром

Излишняя становится еда.

Узнай! Когда был свергнут Люцифер

(Так называй того, кто в Небесах

Средь Ангелов блистательней сиял,

Чем оная звезда средь прочих звёзд),

Когда объятый пламенами, он

Со всеми легионами летел

Сквозь бездну, прямо в Ад, – Великий Сын

Вернулся во главе Своих святых

С победой. Всемогущий Бог Отец

Предвечный, озирая с высоты

Престола эти сонмы, произнёс,

К возлюбленному Сыну обратясь:

"– Завистник обманулся, возмечтав,

Что примут все участье в мятеже,

Им поднятом; что при подмоге войск

Несметных он твердыней завладеть

Возможет неприступной, Божества

Верховного жилищем. Он прельстил

Изменой многих; им на Небе нет

Отныне места. Но как вижу – верных

Осталось много больше; Эмпирей

В достатке населён, и есть кому

Небесными краями управлять

Обширными, стекаться в этот храм

Священный для служений и торжеств,

Обряды достодолжные блюдя.

Но чтобы Враг не утешался злом

Содеянным, безумно возгордясь,

Что Небо разорил он и ущерб

Мне якобы нанёс, Я рассудил

Урон восполнить, если можно счесть

Уроном уронившее себя

По воле собственной. Я мир другой

Мгновенно сотворю; от Человека

Неисчислимый род произведу,

Назначу там до срока обитать,

Пока, возвысясь, множеством заслуг

И послушаньем долгим искушён,

Не внидет в Эмпирей, дабы навек

Там обретаться. В Землю Небеса

Преобразятся, в Небеса – Земля,

Единым царством нерушимым став

Блаженства и согласья без конца.

Вы, Ангельское Воинство! Пока

Живите вольно, – вам заданья нет;

А ты, Мой Сын возлюбленный и Слове

Моё, Ты мирозданье сотворишь!

Речешь, и да свершится! Я Тебе

Даю Моё могущество и Дух

Всеосеняющий. Иди, вели,

Чтоб стала бездна небом и землёй,

В начертанных Тобою рубежах.

Безбрежна бездна, и в пространстве нет

Ни меры, ни границ, ни пустоты.

Я – Сущий; бесконечность Мной полна;

Всесильна власть Моя, но Сам в Себя

Я волен возвращаться; благодать

Не всюду простираю, в творю

Иль не творю – свободно, как хочу.

Случайность и равно – необходимость

Ко Мне не приближаются; судьба

В Моей лишь воле вся заключена!"

Всемощный рек, и Слово, Божество

Сыновнее, веление Отца

Осуществило, времени быстрей,

Быстрей движенья. Слово Божье вмиг

Делами обращается. Нельзя

Сие поведать языком людским,

Не растянув рассказа, чтоб возмог

Его усвоить смертный Человек;

С великой радостью и торжеством

На Небесах услышана была

Господня воля. "– Слава, – пели мы,

Всевышнему! Вовек благословен

Грядущий род людской! Да обретёт

Его обитель мир! Хвала Тому,

Чей правый гнев изменников изгнал

От Лика Своего и от жилищ

Святых и верных! Слава и хвала

Тому, Кто зло преобразил в добро

Премудростью Своей, Кто лучший род

Решил создать на смену Духам зла,

Дабы Господня благость разлилась

Во всех мирах и на века веков!"

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: