double arrow

КНИГА ПЕРВАЯ 8 страница


Избрать, в каком порядке подавать,

Сообразуя вкусы их, дабы

Не спорили между собой, – напротив,

Друг друга возвышали чередой.

Все лучшее она брала с ветвей,

Что только всеродящая Земля

Дарит в обеих Индиях, равно

На взморьях Понта и на берегах

Пунических, и там, где Алкиной

Владычил: плотнокожие плоды

И нежнокожие; одни в пушке

Ворсистом, а другие в скорлупе,

И таровато ставила на стол.

Затем она безгрешное питьё

Из гроздий выжала и сладкий сок

Из ягод разных; лакомые сливки

Из косточек душистых извлекла,

Сосуды чистые у ней в достатке,

И под конец пахучею листвой

Устлала пол и ворохами роз.

Тем часом устремился Прародитель

Навстречу гостю дивному; иной

Он свитой, кроме полных совершенств

Своих, не обладал и составлял

Свой штат придворный – сам. Он шёл один,

Величественней скучных и помпезных

Кортежей княжеских, где на шитьє

Галунной челяди, что в поводу

Ведёт роскошно убранных коней,

На золото ливрей и чепраков

Глазеет ослеплённая толпа.

Приблизившись, Адам возговорил

Без страха, но с почтением склонись,

Как должно перед высшим существом:

"– О житель Неба! – ибо только там

Столь царственный возникнуть облик мог;

Покинув трон заоблачный, края

Блаженные, ты низошел сюда,

В обширную страну, лишь нам двоим

Дарованную Богом. Удостой

В тенистой куще этой отдохнуть,

Отборное вкушая из того,

Что здесь растёт. Побудь, пока дневной

Не схлынет зной и Солнце на закат

Не повернёт, смягчив свои лучи!"

Умильно Ангел доблестный в ответ

Сказал: "– Затем я и пришёл сюда.

Ты сотворён таким и твой таков

Приют земной, что даже Духов Неба

Прельщает к посещенью. Отведи

Меня в твоё жильё. Свободен я

От полдня и до вечера!" Они

Направились к лесному шалашу

Улыбчивому, словно сень дерев

Помоны, и цветочный аромат

Струившему; а Ева, лишь собой

Украшена, прелестней и милей

Дубравной нимфы или самой дивной

Из трех, на Иде споривших, нагих

Богинь, – ждала, чтоб гостю угождать

Небесному. Покровы не нужны

Для чистой духом: никакая мысль

Нескромная румянца на щеках

Вовек не порождала. Рафаил

С приветом обратился к ней святым;

Впоследствии Пречистую Марию

Вторую Еву – Ангел точно так

Приветствовал: "– Возрадуйся, о Мать

Людского рода! Населишь весь мир

Ты детищами чрева твоего,

И будут многочисленней они

Плодов, что отягчают этот стол!"

Сиденьями из моха окружённый,

Бугор дерновый им столом служил;

От края и до края, на большом

Его квадратном срезе, все дары

Осенние ласкали взор, но здесь

Всегда с Весной плясала заодно

В обнимку Осень. Вёлся разговор

Неспешно, без опаски, что еда

Простынет, и Адам уста отверз:

"– Вкуси, Небесный гость, от разных яств,

Которые Земле Кормилец наш,

Податель щедрый совершённых благ,

Для пропитанья нашего велел

И услаждения производить!

Такая пища, может, не вкусна

Бесплотным Духам, но еды другой

Не ведаю, – лишь эту нам даёт

Отец Всевышний!" Ангел отвечал:

"– Всє то, что Человеку, – существу

Отчасти и духовному, – Господь

(Хвала Ему вовеки!) дал во снедь,

Не может неприятным быть на вкус

Чистейшим Духам; будучи сполна

Духовными, нуждаются они,

Подобно вам, разумным тварям, в пище,

Поскольку чувства низшие равно

Имеются у тех и у других:

Вкус, обонянье, осязанье, слух

И зрение. Вкушая пищу, мы

Её усваиваем, претворив

Телесное – в бесплотное. Узнай:

Всему, что Господом сотворено,

Потребна пища; лёгким элементам

Дают питанье – грубые; Земля

Питает море; суша и вода

Питают воздух; воздух же – рои

Светил эфирных; первоочередно

Луну, наиближайшую из них;

А пятна, испещряющие диск

Луны, – не что иное, как пары

Нечистые, не ставшие ещё

Её субстанцией. Луна другим

Планетам высшим от своей сырой

Поверхности питание струит,

А Солнце, освещая все миры,

Их влажным истечением взамен

Питается и пищу ввечеру

Вкушает, погружаясь в океан.

Хоть в Небесах амврозией полны

Плоды Деревьев жизни, а лоза

Дарит нектар; хоть мы с ветвей росу

Медвяную сбираем по утрам;

Хоть почва устлана жемчужной манной,

Но доброта Творца и на Земле

Рассыпала обилье новых благ,

С небесными сравнимых. Посему

Не мни, что хлебосольством я твоим

Пренебрегу!" – Итак, пришла пора

Для трапезы; вкушал и Ангел; нет,

Не для отвода глаз, как богословы

Иные судят! Он со смаком ел,

Являя голод истинный и жар

Пищеваренья; Духи без труда

Все лишнее способны испарять.

Не диво! Ведь при помощи огня

Коптящих углей может превратить

Алхимик, или думает, что может,

Металл, рождённый шлаковой рудой,

В отменнейшее золото. Меж тем

Праматерь в чаши сладкое питьё

Струила, услужая за столом

Нагая. О, достойная Эдема

Невинность! Если Божьи Сыновья

Влюблялись некогда, то только здесь

Простительной была бы эта страсть;

Но вожделенье чуждо их сердцам

И ревность – ад обманутой любви.

Когда питьём и лакомой едой

Они насытились, не отягчась,

Адаму вздумалось не упустить

Благоприятный случай и узнать

В беседе этой важной о ином,

Нездешнем мире и о существах

Небесных, столь его превосходящих

Во всем, чьи лики излучают свет

Божественный, чья затмевает мощь

Людские силы. Так сообразив,

Он вопросил посланника Небес:

"– О приближённый Божий! Сознаю,

Как Человека ты почтил, сойдя

Под этот скромный кров и от земных

Вкусив плодов, которые отнюдь

Не пища Ангелов; ты их вкушал

С такой охотой, будто на пирах

Небесных не вкушал от лучших яств;

Их разве можно с нашими сравнить?"

Крылатый Иерарх сказал: "– Адам!

Един Господь; всє только от Него

Исходит и к Нему приходит вновь,

Поскольку от добра не отреклось.

Всє из единого правещества,

В обличиях различных, безупречно

Сотворено; различных степеней

Субстанция уделена вещам,

Так, на различных уровнях дана

И жизнь – живым созданиям; они

Тем чище, утонченней и духовней,

Чем пребывают ближе к Божеству,

Чем истовей, на поприщах своих,

К Нему стремятся; всяческая плоть

По мере сил способна духом стать.

Так с лёгкостью восходит от корней

Зелёный стебель и растит листву

Воздушнейшую, а за ней – цветок –

Верх совершенства, издающий дух

Пахучий; так цветок и плод его

Усвоенная Человеком снедь,

В нем совершенствуются, обратясь

Духовностью живительной, равно

Животной и разумной; жизнь творят,

Сознанье, смысл, воображенье, чувство,

От коих разум черпает душа

Двоякий: первый – в логике силён,

Другой асе – в созерцанье. У людей

Преобладает первый, нам присущ

Второй; у них одна и та же суть,

Различна только мера. Не дивись,

Что блага, вам вручённые Творцом,

Не отвергаю, но, переварив,

Преображаю в собственный состав.

В свой срок, возможно, люди перейдут

На пищу Ангельскую, не сочтя

Её чрезмерно лёгкой. При таком

Питанье, верно, станут их тела

Со временем субстанцией духовной

И нам в подобье, окрылясь, взлетят

В эфир; и по желанью – обитать

В Раю небесном будут или здесь.

Все это исполнимо, если вы

Покорство соблюдёте и любовь

Незыблемую к вашему Творцу.

Пока же наслаждайтесь полнотой

Блаженства, вам доступного; вместить

Иное, вящее, – вам не в подъем".

Людского рода Патриарх сказал:

"– Ты дивно обозначил правый путь,

Последуя которому пройти

Всю лестницу Природы разум наш

От центра до окружности способен;

И в лицезрении Господних дел

Мы, шаг за шагом, можем вознестись

К Создателю. Но молви – что твоё

Остереженье значит: "Если вы

Покорство соблюдёте?" Как возможно

Ослушаться и разлюбить Творца,

Из праха нас воздвигшего, в Раю

Устроившего, средь безмерных благ,

Превысивших все то, что Человек

Способен пожелать и восприять!"

"– Знай, сын Земли и Неба! – молвил Гость,

По милости Господней ты блажен,

Продленье же блаженства от тебя

Зависит, – от покорности твоей.

Вот суть остереженья: твёрдым будь!

Ты создан совершённым, но превратным,

Ты создан праведным, но сохранить

В себе добро – ты властен только сам,

Зане свободной волей одарён,

Судьбе не подчинённой или строгой

Необходимости. Желает Бог

Покорства добровольного, отнюдь

Не приказного; никогда Господь

Его не примет. Да и как принять?

Как в сердце несвободном различить

С охотою иль подъяремно служит,

Лишь поневоле, ибо так велит

Судьба и выбора иного нет?

Я сам и Ангелы, что предстоят

Престолу Божию, блаженство длим

Подобно вам, поскольку мы верны

Покорству: нет у нас других порук.

Свободно служим Богу из любви

Свободной. Мы вольны Его любить

Иль не любить, сберечься или пасть.

Ведь пали некие благодаря

Ослушеству; их в глубочайший Ад

С Небес низверг Всевышний. О, паденье

С высот блаженства в бездну адских мук!"

Наш Предок молвил так: "– Твои слова,

Наставник дивный, выслушаны мной

С вниманьем глубочайшим; эта речь

Мне слаще херувимских голосов,

Поющих гимны горние в ночи

С холмов окрестных. Ведаю равно,

Что в действиях, в желаньях сотворён

Свободным; но уверен, что любовь

К Творцу и праведный Его завет

Покорства – не забуду никогда.

Так мыслил прежде, мыслю и теперь.

Но то, что в Небе, по твоим словам,

Произошло, – сомнение родит

Во мне, но пуще – жажду услыхать,

Коль ты изволишь, полный пересказ.

Он, верно, будет странен, и ему

Внимать в благоговейной тишине

Пристало. Долог день. Лишь полпути

Свершило солнце, на другую часть

Стези небесной только что вступив!"

Так он просил, и Рафаил, чуть чуть

Помедлив, начал так повествовать:

"– О необъятном, Первочеловек,

Ты просишь. Горестный и тяжкий труд

Подъять я должен. Как я передам

Уму людскому о незримых битвах

Бесплотных Духов? Как я, не скорбя,

Поведать о погибели могу

Столь многих, прежде славных и благих,

До их паденья? Как я, наконец,

Иного мира тайны обнажу,

Закона не нарушив? Но сие

Дозволено для твоего добра.

А то, что Человеку не постичь,

Я разъясню, духовное сравнив

С телесным; ведь возможно, что Земля

Лишь тень Небес, и то, что там и здесь

Вершится, больше сходства меж собой

Оказывает, чем сдаётся вам.

Вселенной этой не было ещё,

И правил дикий Хаос, где теперь

Кружатся небеса и на своём

Основан центре шар земной; итак,

В один из дней (ведь Время, приложась

К движенью, даже в Вечности самой

Все вещи измеряет настоящим,

Прошедшим и грядущим), в некий день,

Из коих состоит великий год

Небесный, эмпирейские войска,

Со всех концов, на высочайщий зов

К Престолу Всемогущего сошлись.

Блистали Иерархи во главе;

Тьмы тем значков, хоругвей и знамён

Вились над ними в воздухе, чины

И саны означая, и несли

На тканях вышитые драгоценных

Изображенья памятные дел

Прославленных и подвигов любви

И ревности святой. Когда полки

В пространстве необъятном Божий Трон

Кругами обступили, к ним изрёк

Отец Предвечный с пламенной горы,

Чей гребень так сиял, что был незрим.

В блаженстве одесную восседал

Сын Божий, – и Господь промолвил так:

"– Вы, чада света, Ангелы, Князья,

Престолы, Силы, Власти и Господства?

Вот Мой неукоснительный завет:

Сегодня Мною Тот произведён,

Кого единым Сыном Я назвал,

Помазал на священной сей горе

И рядом, одесную поместил.

Он – ваш Глава. Я клятву дал Себе,

Что все на Небесах пред ним склонят

Колена, повелителем признав.

Вы под Его водительством должны

Для счастья вечного единой стать

Душой неразделимой. Кто Ему

Не подчинён, тот непокорен Мне.

Союза нарушитель отпадёт

От Бога, лицезрения лишась

Блаженного, и, вверженный во тьму

Кромешную Геенны, пребывать

В ней будет, без прощенья, без конца!"

Всех, мнилось, восхитила речь Царя,

Однако же не всех. Вокруг священной

Горы, как всякий праздник, этот день

Мы в песнопеньях, в плясках провели

Таинственных, что сходственны весьма

С причудливым движением планет,

С вращеньем сферы неподвижных звёзд;

Сплетаются светила и петлят

Тем правильней, чем выглядит бессвязней

Их мнимо беспорядочный пробег,

И гармоничный этот хоровод

Божественный сопровождён такой

Волшебной музыкой, что сам Господь

С восторгом ей внимает. Наступил

Вечерний час (хоть нет прямой нужды,

Но для разнообразья вечера

И утра – чередуются у нас),

И после пляски подошла пора

Сладчайшей трапезы. Везде столы

Возникли, там, где строем круговым

Стояли сонмы; ангельская снедь

Явилась вмиг; рубиновый нектар

Плескался в тяжких чашах золотых,

Алмазных и жемчужных, – дивный сок

Бесценных гроздий эмпирейских лоз.

В венцах цветочных, лёжа на цветах,

Бессмертьем радостно упоены,

Вкушали Духи яства и питьё

В согласье чудном. Не грозила им

Опасность пресыщенья, ибо там

От крайностей – избыток бережёт;

Так услаждались Жители Небес

Пред расточавшим щедрые дары

Владыкой всеблагим, что разделял

Их счастье. Вот уже слетела ночь

Амврозийная с облачных высот

Горы Господней, где родятся тень

И свет, и небосвод сменил свой лик

Лучистый на приятный полумрак.

(Ведь ночи в том краю покровом тьмы

Не облекаются.) На всех роса

Ниспала розовая, наклонив

Ко сну. Лишь недреманное вовек

Не спит Господне Око. На бескрайной

Равнине, превзошедшей шар земной

И вширь и вдаль, когда б развернут был

Он в плоскость (неоглядно велики

Владенья Божьи!), Ангельская рать

Свой стан разбила подле рек живых,

В тени Деревьев жизни. В краткий миг

Восстали неиссчетные шатры

И скинии, где, свежим ветерком

Овеянные, безмятежный сон

Вкушали Ангелы, помимо тех,

Кто вкруг Престола Бога, в свой черёд,

Повинны были гимны возглашать

Хвалебные, до самого утра.

Не спал и Сатана. Отныне так

Врага зови; на Небе не слыхать

Его былого имени теперь.

Один из первых, первый, может быть,

Архангел – по могуществу и славе,

Всевышним взысканный превыше всех,

Он завистью внезапной воспылал,

Затем, что Сына Бог Отец почтил,

Столь возвеличив, и Царём нарёк,

Помазанным Мессией. Гордый Дух

Снести не мог соперничества, счёл

Себя униженным; досада в нем

И злоба угнездились глубоко;

Когда полночный, сумеречный час

Ко сну призвал умильно, к тишине,

Свои полки он увести решил,

С презрением покинуть вышний Трон,

Которому в покорстве присягал,

И разбудив того, кто был вторым

По рангу, прошептал ему тайком:

"– Спишь, дорогой собрат? Как сон возмог

Сомкнуть глаза тебе? Ужели ты

Забыл веление, что изошло

Вчера из уст Всемощного? Привык

Ты помыслы делить со мной; равно

Тебе я открывался. Были мы

Едины, бодрствуя; неужто нас

Твой сон разрознит? Новый возглашён

Завет Монарший; повод он даёт

Подвластным для соображений новых.

Возможные последствия должны

Мы обсудить; но этот разговор

Опасен здесь. Немедля собери

Всех полководцев наших, передав,

Что отдан нам приказ: покуда ночь

Ещё свою не удалила тень,

Да поспешат с войсками, чьи знамёна

Под властью развеваются моей,

Домой, на Север, в наш исконный край,

Чтоб лучше подготовить мы могли

Приём, достойный нового Царя,

Великого Мессии; заодно

Его указы новые узнать.

Он иерархии намерен все

В ближайший срок с триумфом обозреть,

Свои законы возглашая нам".

Так лжец Архангел молвил, и собрат

Его нестойкий, злому подчинясь

Влиянию, начальников созвал

Нижестоящих; каждому из них

Пересказал полученный приказ

Главнокомандующего: пока

Завесу мрака Ночь не совлекла

С Небес, мы, стяг великий распустив

Иерархический, должны начать

Отход всеобщий; тут же он привёл

Причину вымышленную отхода,

Коварные намёки между тем

Бросая, подстрекал и разъярял,

Чтоб верность полководцев испытать

Иль совратить лукавством, но они

Велению великого Вождя

Верховного привычно, как всегда,

Повиновались, ибо он и впрямь

На Небе был прославлен больше всех

И в чине наивысшем состоял;

Подобный ликом Утренней звезде,

Рои светил ведущей, он увлёк

Обманом третью часть Небесных войск.

Но Оком, от которого не скрыть

Подспудных мыслей, потаённых дум,

Предвечный, с высоты горы священной,

Где ночью золотые перед Ним

Светильники пылали, увидал,

В них не нуждаясь, как возжёгся бунт

Меж сыновьями утра, кто мятеж

Затеял, кто к восстанию примкнул

И сколько сил, присяге изменив,

Державную оспоривают власть;

И Сыну Он сказал с улыбкой так:

"– Сын, в коем вижу славу всю Мою

Отображённой, Трона Моего

Наследник! Знать, пора пришла расчесть,

Как Наше всемогущество сберечь,

Каким оружием Нам защитить

То, что Божественностью искони

И властью царской Мы зовём. Восстал

Заклятый враг на Нас, дабы в краю

Полночном, вровень с Нашим, свой престол

Воздвигнуть; мало этого – права

И силы Наши в битве испытать

Он алчет. Станем же держать совет

На случай сей; оставшееся войско

Мы соберём; всє к делу применим,

Чтоб Наш престол, святилище и сан

Высокий не утратить невзначай!"

В ответ, подняв спокойный, чистый взор

И несказанный излучая свет,

Сын возгласил: "– Всевластный Мой Отец!

Противников Ты вправе осмеять

И в полной безопасности следить

С улыбкою за праздной суетой

И рвением напрасным бунтарей;

Не чая, вящей славою меня

Они покроют; ненавистью их

Я возвеличусь. Царственную мощь,

Мне данную, чтоб укротить врагов,

Да узрят гордецы и да поймут,

Превозмогу ли бунт иль окажусь

Последним из последних в Небесах".

Так Сын сказал. Но Сатана успел

В полёте быстром далеко уйти

С полками, словно россыпь звёзд ночных,

Бесчисленными, или россыпь звёзд

Рассветных – капель утренней росы,

Когда их Солнце в жемчуг превратит,

Сверкающий на листьях и цветах.

Войска минули три тройных страны

Престолов, Серафимов и Господств,

Три царства, пред которыми, Адам,

Твои владенья – словно Райский Сад

Пред всей Землёй и Морем, коль поверхность

Земного шара развернуть в длину.

Пройдя все эти области, они

Достигли Полночи, а Сатана

Своей твердыни, вдалеке, с горы,

Сиявшей на огромной вышине.

Вздымались башни, грани пирамид

Из глыб алмазных, золотых кубов;

Сие звалось чертогом Люцифера

Великого на языке людей.

С Творцом тягаясь, Враг, по образцу

Горы, с которой был провозглашён

Мессия, высоту свою нарёк

Горой Собранья, ибо он сюда

Когорты подначальные стянул,

Как бы для обсужденья торжества

Прибытия Мессии; но, укрыв

Коварным красноречьем клевету,

Он, якобы правдиво, речь повёл:

"– Престолы, Силы, Власти и Господства!

Коль ваши званья пышные пустым

Не стали звуком с некоторых пор,

Когда приказ Другому власть вручил

Над нами, наименовав Царём

Помазанным, всех выше вознеся;

Затем и этот спешный марш ночной,

И этот срочный сход: какой почёт

Неслыханный измыслим для Того,

Кто раболепства требует от нас

Доселе небывалого? Платить

Подобострастья дань и падать ниц

Перед Одним – безмерно тяжело;

Но разве не двукратно тяжелей

Двойное пресмыканье – пред Всемощным

И Тем, кого Он образом Своим

Провозгласил? Быть может, призовёт

Вас благородный помысел – совлечь

Покорности позорное ярмо,

Иль вам сгибать хребты и преклонять

Колена раболепные милей?

Нет, не милей, – поскольку знаю вас,

Поскольку сознаёте вы себя

Сынами Неба, коими досель

Никто не обладал! Мы не равны,

Зато равно свободны. Званья, ранги

Свободе не помеха и вполне

С ней совместимы. Но какой указ,

Какое рассуждение дают

Кому то право нас поработить

Самодержавно, если мы Ему

Равны, пусть не могуществом, не блеском,

Но вольностью исконной? Для существ

Безгрешных заповеди не нужны,

А менее всего – такой закон,

Который навязал бы нам Царя,

Принудил обожать Его, поправ

Достоинство имперских наших рангов,

Свидетельствующих, что нам дано

Не пресмыкаться, но повелевать!"

Без возражений дерзостным словам

Внимали все; один лишь Серафим

Воспрянул – Абдиил. Пред Божеством

Благоговея и Царю Небес

Покорный несравненно, воспылав

Непримиримой ревностью, он так

Неистовству Врага противостал:

"– О, лживый, чванный, богохульный зов!

О, речь, которой Небо никогда

Не ждало, особливо от тебя,

Неблагодарный, вознесённый столь

Над равными Князьями! Как ты смел

Святую волю Господа хулой

Кощунственной чернить и осуждать

Скреплённый клятвой праведный завет,

Что пред Его Единосущным Сыном,

Кому Господь вручил монарший скиптр,

Повинны мы колена преклонить,

Миропомазанника в Нем почтив!

Несправедливым полагаешь ты,

Неслыханно напрасным – дать закон

Свободным Духам, равному царить

Над равными и править Одному

Самодержавно и бессменно, власть

Присвоив необъятную. Никак,

Закон ты хочешь Богу предписать,

Никак, ты о свободе хочешь в спор

С Творцом вступить, который сотворил

Тебя, каков ты есть, и заодно

Все воинство Небесное, предел

Определив любого бытия?

Мы испытали, сколь Всевышний добр,

Сколь нашим благом озабочен Он

И честью, сколь от помыслов далёк

Унизить нас; напротив. Он готов

Нас, под Главой одним объединя,

Возвысить счастье наше. Но пускай

Ты прав и равными повелевать

Негоже равному, но разве ты

Себя, – преславный, превеликий, – мнишь,

И совокупно весь Небесный сонм,

Сравнимыми с Единородным Сыном,

Творящим Словом, коим Бог Отец

Все мирозданье создал, в том числе

Тебя и Духов Неба, увенчав

Сияньем славы ангельских чинов,

Нарёк прославленные имена

Престолов, Сил, Властей, Начал, Господств.

Он, царствуя, не омрачит их блеск,

Но возвеличит, если наш Глава

К нам снизойдёт и станет с нами в ряд.

Закон Господень – это наш закон.

Монарху воздаваемый почёт

На нас же обращается. Уйми

Неистовство преступное! Других

Не совращай! Спеши умерить гнев

Отца и Сына! Милость обрести

Ты можешь лишь немедленной мольбой!"

Так молвил пылкий Ангел, но никем

Поддержан не был. Речь его нашли

Не к месту опрометчивой, чудной,

Что привело Отступника в восторг,

И он ещё надменней возразил:

"– Ты утверждаешь: мы сотворены,

Притом, второстепенною рукой;

Отец, мол, Сыну это поручил.

Какое странное соображенье

И новое! Кто мог тебе внушить

Шальную мысль? Кто это видеть мог?

Иль помнишь ты своё возникновенье,

Когда ты создан, если бытие

Тебе твоё даровано Творцом?

Мы времени не ведаем, когда

Нас не было таких, какими есть;

Не знаем никого, кто был до нас.

Мы саморождены, самовозникли

Благодаря присущей нам самим

Жизнетворящей силе; бег судеб

Свой круг замкнул и предопределил

Явление на этих Небесах

Эфирных сыновей. Вся наша мощь

Лишь нам принадлежит. Рукой своей

Мы подвиги великие свершим,

Чтоб испытать могущество Того,

Кто равен нам. Тогда то узришь ты,

С покорством ли к Престолу подойдём

Всесильному, хотим ли убедить

Иль победить Небесного Царя.

Ступай! Ты волен мой ответ снести

Помазаннику. Торопись в полет,

Пока с тобою не стряслась беда!"

Он смолк, и, словно гул глубоких вод,

Глухой пронёсся гомон по войскам

Бессчётным, отзываясь на слова

Вождя сочувствием. Но Серафим

Пылающий, один среди врагов,

Ответствовал отважно Сатане:

"– Дух проклятый, отверженный Творцом,

Все доброе отринувший! Провижу

Паденье неминучее твоё

И жалких орд, которых ты вовлёк

В предательский обман и заразил

Злодейством; казнь твою им суждено

За общую измену разделить.

Забудь о помысле: как свергнуть власть

Мессии. Недостоин больше ты

Его законов кротких. Приговор

Иной, неотвратимый, утверждён

Изменнику. Ты скипетр золотой

Презрел; теперь прими железный жезл,

Который поразит и сокрушит

Твою строптивость. Ты благой мне дал

Совет. Я удаляюсь, но отнюдь

Не по твоей указке, не ввиду

Угроз твоих; нет, я хочу быстрей

Покинуть нечестивые шатры

Преступные, пока грозящий гнев

Внезапным пламенем не охватил

Всех, без разбору. Вероломный, жди,

Гром скоро поразит твою главу

И огнь всепожирающий! Поймёшь

Тогда, в стенаньях, Кем ты сотворён

И Кто тебя способен истребить!"

Так Абдиил, единый Серафим,

Соблюдший верность средь неверных Духов,

Промолвил. Он, единый средь лжецов

Несметных, обольщенью не подпал;

Отважный, непреклонный, он сберёг

Любовь, присягу, рвенье. Ни пример,

Ни численность повстанцев не могли

Поколебать его и отлучить

От истины, хоть противостоял

Он, одинокий, – всем. Сквозь их ряды,

Под улюлюканье враждебных толп,

Он долго шёл, насилья не страшась,

Достойно измывательства терпел,

К надменным башням, обречённым рухнуть,

С презрением оборотив хребет.

КНИГА ШЕСТАЯ

Рафаил продолжает повествование о том, как Михаил и Гавриил были посланы биться противу Сатаны и Ангелов его. Описание первого сражения. Сатана и его Силы отступают к ночи; он созывает Совет, придумывает дьявольские машины, с помощью которых, во второй день битвы, приводит Михаила и его Ангелов в замешательство; но последние отрывают от оснований горы и подавляют ими войска и машины Сатаны; однако из за продолжающегося мятежа Бог на третий день посылает Мессию, Сына Своего, коему предоставляет славу победы. Облечєнный всемогуществом Отца, является Сын на поле боя и повелевает Своим легионам пребывать в бездействии по ею сторону, а Сам, с колесницей и громами, вторгается в середину вражеских Сил, уже неспособных к сопротивлению, гонит их к ограждению Небес; стена разверзается, и враги в смятении и ужасе падают стремглав в уготованную для них бездну – место их казни. Мессия с торжеством возвращается к Отцу.

Всю ночь отважный Ангел был в пути

И, непреследуемый, пересёк

Равнину беспредельную Небес,

Пока Заре, вращеньем часовым

Разбуженной, не довелось открыть

Ворота света розовой рукой.

Близ Трона Господа, в Святой Горе,

Пещера есть, где обитают свет


Сейчас читают про: