double arrow

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ 9 страница


Но ведь тогда любили бы вы разве

Дитя того, кто был вам верным другом?

А детям в этом возрасте любовь

Хотя бы зверя дикого любовь

Нужнее христианства. Христианству

Пришла б еще пора. Когда на ваших

Глазах ребенок вырос и здоровым

И нравственным, то и в очах господних

Чем был, тем и остался он. И будто

Все христианство не на иудействе

Основано? Досадно и обидно.

До слез обидно мне, когда я вижу,

Как забывать способны христиане,

Что сам-то ведь господь наш был еврей.

Натан

Вам, добрый брат, придется быть моим

Заступником, когда и ложь и злоба

За мой поступок - ах! - за мой поступок

Восстанут на меня. И только вам

Да будет он известен! Но с собою

Возьмите в гроб его! Еще ни разу

Тщеславие меня не соблазнило

Кому-нибудь поведать этот случай.

Вам одному поведаю его,

Одной благочестивой простоте

Поведаю. Она понять лишь может,

Как побеждать себя способен тот,

Кто господу чистосердечно предан.

Послушник

Что с вами? Вы растроганы? В слезах?

Натан

Дитя от вас я получил в Даруне,

А перед тем... Едва ли вам известно,

Что в Гате христиане перебили

От мала до велика всех евреев;




Едва ли вам известно, что при этом

Лишился я жены и семерых

Цветущих сыновей: у брата в доме

Я спрятал их - и все они сгорели.

Послушник

О боже правосудный!

Натан

Перед вашим

Прибытием лежал я трое суток

В золе, в пыли, - лежал и плакал. Плакал?

Нет, мало: бесновался, проклинал,

И господа хулил, и к христианству

В непримиримой ненависти клялся.

Послушник

Ах, верю вам!

Натан

Но, наконец, ко мне

Рассудок постепенно возвратился,

И услыхал его я кроткий голос:

"Ведь есть над нами бог! И в этом только

Исполнилось его определенье!

Теперь - на новый путь! Яви в делах.

Что уж давно постигнуто тобою:

Кто хочет, для того осуществить

Что-либо не труднее, чем постигнуть.

Вставай! Иди!" - И вслед за тем я вижу,

Вы сходите с коня и мне дитя,

Завернутое в плащ, передаете.

Что я тогда сказал, что вы сказали,

Я позабыл; одно лишь твердо помню,

Что взял дитя, унес его в палатку,

Стал целовать его, пал на колени

И с воплем произнес: "О боже! Боже!

Из семерых детей моих - одно

Опять со мной!"

Послушник

Натан! Вы христианин!

Ей-богу же, Натан, вы христианин!

Такого христианина доныне

И не было.

Натан

И благо нам! В чем я

Кажусь вам христианином, в том самом

Вы мне евреем кажетесь! Но слишком

Расчувствовались мы. Нас дело ждет!

И пусть я семикратною любовью

Привязан к ней - единственной, чужой,

Пусть мысль одна убить меня способна,

Что семерых детей своих мне снова

В ней потерять придется, - пусть! Но если

Вторично провиденье призывает

Ее из рук моих, я повинуюсь!



Послушник

Вот это будет истинно достойно!

Я то же вам советовать хотел;

И вот ваш добрый дух совет такой же

Вам подсказал.

Натан

Но у меня отнять

Пускай ее не смеет первый встречный!

Послушник

Понятно, нет!

Натан

Кто на нее имеет

Не большие права, чем я, тот должен

Старейшие иметь по крайней мере.

Послушник

Само собой!

Натан

Какие нам дает

Природа, кровь.

Послушник

И я того же мненья!

Натан

Так вот и назовите мне скорее

Того, кто приходился бы ей братом

Родным либо двоюродным иль дядей,

Кто, словом, был бы ей сродни: ее

Удерживать не буду я - ее,

Которая и по своей природе

И тем, что ей привито воспитаньем,

Очаг и веру всякую украсит.

Надеюсь, что о вашем господине

И о его родне гораздо больше

Вы знаете, чем я.

Послушник

Ну, нет, едва ли,

Достойнейший Натан! Ведь я сказал вам,

Что у него недолго прослужил.

Натан

Так не известно ль вам по крайней мере

Чего-нибудь о матери? Она

Не Штауфен ли рожденная?

Послушник

Возможно!

Мне кажется, что так.

Натан

Не брат ли ей

Конрад фон Штауфен был? Храмовник-рыцарь?

Послушник

Пожалуй, что и так. Постойте! Вспомнил!

Мне книжка от покойного досталась:



Как стали хоронить, ее нашел я

За пазухой...

Натан

Какая ж это книжка?

Послушник

С молитвами. По-нашему, служебник.

Еще подумал я: вот пригодится

Кому-нибудь из добрых христиан.

А мне на что! Я грамоте не знаю

Натан

Что за беда! Ну? Ну?

Послушник

Ну, в этой книжке

В начале и в конце, - мне говорили,

Покойником записаны родные:

Собственноручно все записаны - его

И женины.

Натан

Да это все, что нужно!

Идите же! Бегите же за нею!

Скорей! Я на вес золота готов

Купить ее; и тысячу вдобавок

Скажу вам благодарностей. Бегите!

Послушник

Да с радостью! Но в ней ведь по-арабски

Написано.

(Уходит.)

Натан

Пускай! Мне книжку только!

О боже! Если б это помогло

Мне сохранить и девушку и зятя

Приобрести такого! Нет, едва ли!

Ну, подождем - увидим: будь, что будет!

А кто донес об этом патриарху?

Не позабыть узнать. Что, если Дайя?

Явление восьмое

Дайя и Натан.

Дайя (второпях, растерянно)

Натан, вообразите!

Натан

Что?

Дайя

Ужасно

Перепугалось бедное дитя!

Прислали...

Натан

Патриарх?

Дайя

Сестра султана,

Принцесса Зитта...

Натан

А не патриарх?

Дайя

Нет, Зитта! Слышите? Принцесса Зитта

Зовет ее: чтоб шла сейчас же к ней.

Натан

Чтоб Рэха шла сейчас же? Рэха к Зитте?

Ну, если к Зитте, а не к патриарху...

Дайя

Да что он дался вам?

Натан

К тебе о нем

Не доходили вести? Нет? Наверно?

И ты к нему шептаться не ходила?

Дайя

К нему? Зачем?

Натан

А посланные где?

Дайя

Снаружи.

Натан

Осторожность мне велит

Их выспросить. Иди за мною! Только б

За этим не скрывался патриарх!

(Уходит.)

Дайя

А я совсем другого опасаюсь.

Что ж, разве мусульманину не пара

Единственная дочь - хотя бы дочь

И мнимая - богатого еврея?

Тогда, храмовник, с ней простись. Простись

Наверно, если я второго шага

Не сделаю: ей также не открою

Ее происхождение! Смелей!

Воспользоваться нужно непременно

Мне первой же минутою, когда

Мы с ней вдвоем останемся: быть может,

Сейчас, как провожать ее пойду.

Намек один дорогой, для начала,

Не повредит, надеюсь. Решено!

Теперь иль никогда! Смелей! За дело!

(Уходит за ним.)

ДЕЙСТВИЕ ПЯТОЕ

Явление первое

Сцена представляет комнату во дворце Саладина, куда были

сложены мешки с деньгами; они на прежних местах.

Саладин, потом Мамелюки.

Саладин (входя)

А деньги все лежат! И не найти

Нигде дервиша. Где-нибудь застрял он

За шахматной доскою, позабывши

И самого себя. Так отчего же

И не меня? Потерпим! Что такое?

Первый мамелюк

Желанное известие, султан!

Порадуйся! Подходит из Каира

Благополучно караван: тебе

Богатый Нил шлет подать за семь лет.

Саладин

Ну, Ибрагим, ты мне - желанный вестник!

Вот наконец! Ну, так! Благодарю

За доброе известие.

Первый мамелюк (ожидая)

(А дальше?)

Саладин

Что ж ты стоишь? Ступай.

Первый мамелюк

Желанный вестник

С тем и уйдет?

Саладин

Чего ж тебе еще?

Первый мамелюк

За доброе известие гонцу

Награды никакой? Я буду первым,

На ком учиться хочет Саладин

Вознаграждать словами! Тоже слава

Быть первым, для кого он скуп!

Саладин

Ну, что ж,

Возьми уж ты мешок себе из этих.

Первый мамелюк

Ну, нет, теперь хоть все давай - не надо.

Саладин

Упрямство! Два бери!.. Уходит он?

Что ж, благородство хочет разыграть?

Ему-то ведь труднее отказаться,

Чем мне отдать... Эй, Ибрагим! Послушай!

И что мне это вздумалось себя

Перерождать в преддверии могилы?

Иль Саладин не хочет умереть

Как Саладин? Не нужно было вовсе

И жить ему тогда как Саладину.

Второй мамелюк

Султан! Сейчас...

Саладин

Ну, если ты явился

С известием...

Второй мамелюк

Сейчас пришли верблюды

С поклажей из Египта...

Саладин

Я уж знаю.

Второй мамелюк

Я опоздал, выходит?

Саладин

Почему же!

За доброе намеренье возьми

Мешок иль два.

Второй мамелюк

Пускай уж три!

Саладин

И на три

Согласен я, коль в счете не собьешься.

Второй мамелюк

Придет еще и третий, если только

Прийти он в силах.

Саладин

Как?

Второй мамелюк

Да так!

Боюсь я, что сломал себе он шею!

Едва лишь подходить стал караван,

Вперед мы трое поскакали. Первый

Свалился. Я - вперед и проскакал

До города; но тут уж мне тягаться

С пройдохой Ибрагимом стало трудно:

Он в городе все закоулки знает.

Саладин

А тот-то? Друг? Свалившийся? Что с ним?

Скачи скорей! Скачи навстречу!

Второй мамелюк

Мигом!

И если жив - награду пополам!

(Уходит.)

Саладин

Вот добрый-то, вот честный малый, право!

Кто может мамелюками такими

Похвастаться? И я сказать не смею,

Что мой пример подействовал на них?

И я теперь показывать им должен

Другой пример? Прочь эту мысль...

Третий мамелюк

Султан...

Саладин

Ты, что ль, свалился?

Третий мамелюк

Нет. К тебе я только

С докладом, что начальник каравана.

Эмир Мансор, уже с коня слезает.

Саладин

Веди! Скорей! Да вот и он!

Явление второе

Эмир Мансор и Саладин.

Саладин

Добро

Пожаловать, эмир. Ну, как дела?

Мансор, Мансор! Ты долго нас заставил

Прождать себя!

Мансор

Из этого письма

Увидишь ты, что раньше в Фиваиде

Абулкассем был должен подавить

Мятеж, пока мы тронуться могли;

А после я спешил, как мог.

Саладин

Я верю!

Бери теперь, мой дорогой, бери ты...

Охотно это сделаешь? Бери

Ты свежее прикрытие сейчас же

И дальше на Ливан. Необходимо

Часть большую свезти отцу.

Мансор

Еще бы!

Охотно!

Саладин

Но прикрытие чтоб было

Не слабое! Там, около Ливана,

Не очень-то спокойно. Ты не слышал?

Храмовники опять зашевелились.

Смотри, будь осторожен. Выйдем вместе.

Где караван? Я на него взгляну

И сам распоряжусь... Эй, вы! Скажите

Сестре, что я сейчас к ней буду сам.

Явление третье

Сцена представляет рощу пальм перед домом Натана,

где Храмовник ходит взад и вперед.

Храмовник

Нет, в дом я не хочу. Не все же будет

Он там сидеть! Давно ли здесь меня

Так скоро, так радушно примечали?

Дождусь еще, пожалуй, что попросят

Не подходить и к дому близко. Гм!

И я-то ведь, однако, не из добрых.

За что я на него так обозлился?

"Я вам не отказал" - его слова!

И Саладин к тому же обещает

Его уговорить. Да неужели

Своим христианством больше я проникнут,

Чем он еврейством? Кто себя познал!

Иначе я и зариться, конечно,

Не стал бы на ничтожную добычу,

Которую ему приятно было

Отбить у христиан. Но ведь такое

Созданье - не ничтожная добыча!

Созданье! Чье? Конечно, не раба,

Раба, что на пустынный берег моря

Житейского обломок камня бросил

И убежал оттуда? Не скорее ль

Художника, что в брошенном обломке

Божественного образа черты

Провидел и резцом увековечил?

Нет, Рэхи истинным отцом до гроба

Останется еврей - хотя бы жизнь

Ей дал христианин. И если б видел

Я в ней лишь христианскую девчонку,

Не более, - безо всего того,

Чем щедро наделить ее мог только

Второй отец, - скажи мне, сердце: разве

Сильнее ты забилось бы? Нисколько!

Чуть-чуть! И от ее улыбки даже

Сильнее не забилось бы, когда б

Улыбка та была не чем иным,

Как нежных мышц красивым содроганьем;

Когда б ее чарующая прелесть

Скрывала за собою пустоту

Ума и сердца; да, и от улыбки!

Улыбки я знавал куда красивей.

Но что их вызывало? Балагурство!

Бессмысленные шутки и остроты!

Слащавые любезности! И будто

Они меня пленяли? Будто я

Мог захотеть всю жизнь отдать их ласке

И греться в их лучах? Не помню что-то,

И все же обозлен я на того,

Кто придал ей достоинства такие?

Как так? За что? Недаром Саладин

С насмешкой отпустил меня: должно быть,

Я заслужил ее. И то уж скверно,

Что обо мне он мог подумать это.

Каким же и ничтожным и презренным

Ему я показался, вероятно!

И все то из-за девушки? Курд! Курд!

Так долее нельзя! Вернись назад!

Мне Дайя, может быть, болтала сказки,

Которых вовсе не докажешь. Ну,

Вот вышел наконец! О чем-то важном

Беседует. Но с кем же это? С ним?

С послушником? - Так все ему известно?

Так он в руках у патриарха? А!

Безумец! Что наделал я! Вот так-то

Воспламенить наш мозг способна искра

Сердечного пожара! Что ж, решай!

Решай скорей, как дальше быть! Вон там

Я подожду, пока уйдет монах.

Явление четвертое

Натан и Послушник.

Натан (подходя ближе)

Еще раз, добрый брат, благодарю вас

От всей души!

Послушник

И я! И я вас также!

Натан

И вы? Меня? За что? Не за упорство ль,

С каким я вам всучал что вам не нужно?

Вот если б я своим осилил ваше

И если б вы во что бы то ни стало

Не захотели быть меня богаче!

Послушник

Ведь книжка не моя, уж как хотите;

И чья же, как не дочери? Иного

Наследства не оставил ей отец.

Ну, бог послал ей вас; пусть так. Да только б

Уж не пришлось вам каяться, Натан,

Что для нее вы сделали так много!

Натан

Мне каяться? О, никогда! Не бойтесь.

Послушник

Легко сказать! Тут - патриархи, там

Храмовники...

Натан

Уж столько зла не могут

Они мне причинить, чтоб в чем-нибудь

Мне каяться пришлось - не только в этом.

Так вы убеждены, что патриарха

Храмовник натравляет?

Послушник

Да другому

И некому. Храмовник перед этим

С ним говорил; и кое-что я слышал

Похожее на то.

Натан

Но ведь храмовник

У нас один. И этого я знаю.

Мы с ним друзья большие. Благородный,

Чистосердечный юноша!

Послушник

Вот, вот!

Он самый! Но всегда ли мы бываем,

Чем быть должны?

Натан

К несчастью, не всегда.

Ну, кто бы ни был он, пускай творит

Иль лучшее, иль худшее, - что знает.

Мне с этой книжкой ничего не страшно

Прямым путем иду к султану с ней.

Послушник

Желаю счастья вам! А мне пора.

Натан

Вы на нее и не взглянули даже!

Скорей же приходите и почаще.

Лишь нынче не узнал бы патриарх!

А, впрочем, расскажите, что угодно,

Ему хоть нынче же!

Послушник

Ну, нет! Прощайте!

(Уходит.)

Натан

Так мы вас ждем, не забывайте нас!

О боже! Отчего я не могу

Сейчас и здесь - здесь, под открытым небом,

Колени преклонить! Мне этот узел

Покоя не давал - и вот готов

Он сам собой распутаться! О боже!

Как облегчит меня теперь сознанье,

Что нечего утаивать мне больше!

Что пред людьми теперь я чист не меньше,

Чем пред тобой: людей по их деяньям,

О боже, ты один не судишь, зная,

Как мало в их деяньях их деяний!

Явление пятое

Натан и Храмовник, который подходит к нему со стороны.

Храмовник

Натан! Натан! Постойте-ка! Возьмите

Меня с собой.

Натан

Кто там? А, рыцарь! Вы?

Да где ж вы это были, что не встретил

Я у султана вас?

Храмовник

Мы разошлись;

Уж не браните!

Натан

Я бранить не буду.

А вот как Саладин...

Храмовник

Я вслед за вами...

Натан

Так вы с ним говорили? Ну, прекрасно.

Храмовник

Но он обоих нас желает видеть.

Натан

Тем лучше. Так идемте же скорей.

И без того я шел к нему.

Храмовник

Позвольте

Спросить, Натан: кто с вами был сейчас?

Натан

А вы его не знаете?

Храмовник

Не тот ли

Добряк послушник, что у патриарха

В ищейках служит?

Натан

Может быть. Он служит

У патриарха, да.

Храмовник

Хитер владыка:

Нет лучшего прикрытия для плутней,

Как простота.

Натан

Да, глупая - пожалуй,

Но набожная - нет.

Храмовник

Ну, патриархи

О набожной не думают.

Натан

Что этот

Не из таких - ручаюсь. Патриарху

В дурных делах он помогать не станет.

Храмовник

А поглядеть - как будто помогает.

Он про меня, Натан, вам ничего

Не говорил?

Натан

Про вас? Нет, рыцарь, лично

Про вас не говорил он ничего.

Едва ли он и ваше имя знает.

Храмовник

Не думаю, чтоб знал.

Натан

Про одного

Храмовника он говорил мне, правда...

Храмовник

Что говорил?

Натан

Чего про вас подумать

Уж никогда не мог бы он!

Храмовник

Кто знает!

Так что же? Что? Скажите!

Натан

Что какой-то

Храмовник патриарху на меня

Донес...

Храмовник

Донес? На вас? Ну, воля ваша,

Он вам солгал... Послушайте, Натан!

Я не таков, чтоб от чего-нибудь

Что б это ни было - отречься мог бы.

Что сделано, то сделано. Однако

Я не таков, чтоб все в себе старался

Оправдывать. Ну, сделал я ошибку:

К чему же мне ее стыдиться? Разве

Я не готов во что бы то ни стало

Как можно поскорей ее поправить?

И разве я не знаю, сколько сил

В готовности такой мы почерпаем?

Послушайте, Натан! Кто ж, как не я

Храмовник тот, что будто патриарху

На вас донес! Чем был я одурманен

И отчего вся кровь во мне вскипела

Вы знаете. Глупец! Глупец! Пришел я,

Чтоб броситься и телом и душой

В объятья к вам! Как холодно - нет, хуже!

Как равнодушно был я встречен вами;

Как, видимо, отделаться спешили

Вы от меня; какие измышляли

Вопросы, чтоб уклончиво ответить,

Об этом и теперь спокойно думать

Я не могу. Послушайте, "Натан!

Чуть вы ушли, ко мне подкралась Дайя.

Я не владел собой - и то, что мне

Пришлось узнать, я принял за разгадку

Загадочной уклончивости вашей.

Натан

Как так?

Храмовник

А вот: представилось мне, будто

Вам жалко христианину отдать

У христиан же взятое когда-то;







Сейчас читают про: