double arrow

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ 11 страница


Ну, продолжай!

Натан

Прости ему, султан!

Прости ему, как я простил. Кто знает,

Что думали б, что чувствовали б мы

И в возрасте его и в положенье!

(Дружелюбно подходит к Храмовнику.)

Вот видите ли, рыцарь: подозренье

Идет за недоверием! Когда бы

Вы имя настоящее свое

Открыли мне...

Храмовник

Что это значит?

Натан

Вы

Не Штауфен вовсе!

Храмовник

Кто же я?

Натан

Не Курд

Фон Штауфен ваше имя.

Храмовник

Как же?

Натан

Вы - Лев фон Фильнек.

Храмовник

Что?

Натан

Поражены?

Храмовник

Да, признаюсь! Но кто ж это сказал?

Натан

Я, я, которому о вас известно

Еще гораздо больше; но во лжи

Я вас не обвиняю.

Храмовник

Нет?

Натан

Но все же

Вы можете и Штауфеном назваться.

Храмовник

Я думаю! (Да, бог через него

Заговорил!)

Натан

Ведь ваша мать была

Из рода Штауфен. Брат ее - ваш дядя,

Которым вы воспитаны, кому

Вас отдали родители, когда

Германии суровая природа

Заставила сюда их возвратиться;

Так этот самый дядя ваш был Курд

Фон Штауфен; вас потом он мог, пожалуй,

Усыновить. Давно вы с ним в разлуке?

Он жив еще?

Храмовник

Что мне сказать? Натан!

Конечно, так! Все так! Мой дядя умер,

А я с последним орденским отрядом

Приехал в Палестину. Но какое ж,

Какое отношение имеет

Все это к брату Рэхи?

Натан

Ваш отец...

Храмовник

Что? Мой отец? Его вы также знали?

Натан

Он был мой друг.

Храмовник

Ваш друг? Натан, возможно ль!..

Натан

И звался Вольф фон Фильнек; звался только,

Но сам он не был немцем.

Храмовник

Как? И это

Известно вам?

Натан

Женат лишь был на немке

И ездил с нею вместе не надолго

В Германию...

Храмовник

Довольно! Я прошу вас!

А брат-то? Брат ее? Натан! Брат Рэхи?

Натан

Да это - вы!

Храмовник

Я - брат ее?

Рэха

Мой брат?

Зитта

Он - брат ее!

Саладин

Сестра его!

Рэха (хочет броситься к нему)

Ах, брат мой!

Храмовник (отступая)

Я - брат ее!

Рэха (останавливается

и обращается к Натану)

О нет! Нет, быть не может!

Уж сердце подсказало бы ему!

А мы теперь - обманщики! О боже!

Саладин (Храмовнику)

Обманщики? Ты думаешь? Ты можешь,

Ты смеешь это думать? Сам обманщик!

Все - ложь в тебе: походка, голос, облик!

Все - краденое, все! И от такой

Сестры ты хочешь отказаться? Прочь!

Храмовник (смиренно подходя

к нему)

Зачем, султан, простое изумленье

Так дурно объяснять! Заставь Ассада

Переживать, что я переживаю,

Наверно, и его ты не узнал бы!

(Подходит к Натану.)

Вы много у меня, Натан, берете,

Но и даете много! Нет, вы больше

Даете мне, о, бесконечно больше!

(Обнимает Рэху.)

Сестра! Сестра моя родная!

Натан

Бланда

Фон Фильнек!

Храмовник

Бланда? Бланда? А не Рэха?

Не ваша Рэха? Боже! Вы хотите

Отречься от нее? Вернуть хотите

Ей имя христианское!.. И это

Из-за меня! Натан! Натан! За что же

Расплачиваться нужно ей? За что?

Натан

За что!.. О дети! Дети вы мои!..

Брат дочери моей, надеюсь, также

Мое дитя? Не согласится разве?

Пока Натан их обнимает, Саладин в тревожном изумлении

подходит к Зитте.

Саладин

Что, Зитта?

Зитта

Ах, я тронута...

Саладин

А я

Почти дрожу при мысли, не пришлось бы

Растрогаться сильней! Насколько можешь,

Будь к этому готова.

Зитта

Что такое?

Саладин

Натан! Одну минуту! На два слова!

Натан подходит к нему, а Зитта с выражением участия

к Рэхе и Храмовнику; Натан и Саладин говорят

вполголоса.

Послушай-ка! Послушай-ка, Натан!

Сейчас упомянул ты, между прочим...

Натан

О чем?

Саладин

О том, что вот его отец

Не из Германии, не немец родом.

Так кто ж он был тогда? И где родился?

Натан

Скрывал он это даже от меня;

Ни разу не обмолвился ни словом.

Саладин

Но все-таки не франк? Не европеец?

Натан

О, этого и не скрывал он вовсе!

Одно могу сказать тебе, что он

Всем языкам предпочитал персидский.

Саладин

Персидский, да? Ты говоришь: персидский?

Чего же мне еще! Конечно, он!

Конечно!

Натан

Кто?

Саладин

Мой брат! Наверно!

Наверно, мой Ассад!

Натан

Ты догадался:

Так вот и подтверждение тебе!

(Подает ему служебник.)

Саладин (жадно раскрывая

книгу)

Его рука! Да, да! Рука Ассада!

Натан

Им ничего об этом не известно!

Ты сам реши: должны ль они узнать.

Саладин (перелистывая книгу)

Мне от детей Ассада отказаться?

Племянников моих - моих детей

Мне не признать? Их у тебя оставить?

(Снова громко.)

Они! Они! Ты слышишь, Зитта? Оба

И тот и эта - оба... дети брата!

(Устремляется к ним в объятия.)

Зитта (следуя за ним)

О боже мой! И как могло иначе

Иначе бы случиться!

Саладин (Храмовнику)

Ну, упрямец!

Теперь уж полюбить меня ты должен!

(Рэхе.)

Ну вот, в отцы тебе я набивался

И вправду стал им, хочешь иль не хочешь!

Зитта

И я!

Саладин (снова Храмовнику)

Мой сын! Ассад мой! Сын Ассада!

Храмовник

Так, значит, кровь во мне течет твоя!

Так, значит, сны, которые когда-то

Баюкали меня, - не только сны!

(Бросается к его ногам.)

Саладин (поднимая его)

Каков разбойник, а? Уж кое-что

Про это знал - и чуть было не сделал

Меня своим убийцею! Постой же!


Сейчас читают про: