double arrow

Григорий Остер – кумир современных детей


В постсоветский период реакцией на избыток нравоучительности, слащавости и фальши в детской литературе стало появление всякого рода "вредных советов", или нравоучений "от противного". Теперь в школе "проходят" Г. Остера - автора стихотворений, рецептов, считалок и математических задачек, в которых детям, в бойких нерифмованных стихах, рекомендуется совершать хулиганские, абсурдные поступки такие, как драться с мамой и папой, кусать врачей, предавать лучшего друга, скармливать самих себя волкам. Заявляя во всех комментариях к своим произведениям о стремлении детей поступать наоборот, испытывая не столько границы терпения взрослых, сколько растяжимость рамок социально допустимого в поведении, Остер сразу же снимает с себя обвинения в подстрекательстве. "Эта книжка для непослушных детей, - говорится в предисловии к "Вредным советам", - послушным детям можно ее читать, только привязавшись к стулу". Но суть поэзии с антиморалью, конечно, не сводится к делению читателей на послушных и непослушных. Каждое произведение Остера предлагает ребенку игру в "перевертыш", которую он с радостью принимает. Как и традиционное нравоучение, антимораль содержит в себе сведения о том, "что такое хорошо и что такое плохо". Но к расшифровке этого текста и поиску его истинного значения ребенку необходимо приложить усилие, которое захватывает его так же, как захватило бы чтение тайного послания с помощью зеркала или нагревание клочка белой бумаги на лампе, чтобы проявить написанные молоком слова. Привлекательность произведений Остера также кроется в краткости его веселых текстов. Повествование и антинравоучение в них слились воедино, отчего путь к поиску смысла стал более коротким, но от этого ничуть не менее занимательным.

Если ждет вас наказанье

За плохое поведенье,

Например, за то, что в ванной

Вы свою купали кошку,

Не спросивши разрешенья

Ни у кошки, ни у мамы,

Предложить могу вам способ,

Как спастись от наказанья.

Головою в пол стучите,

Бейте в грудь себя руками

И рыдайте, и кричите:

"Ах, зачем я мучил кошку!?

Я достоин страшной кары!

Мой позор лишь смерть искупит!"

Не пройдет и полминуты,

Как, рыдая вместе с вами,

Вас простят и, чтоб утешить,

Побегут за сладким тортом.

И тогда спокойно кошку

Вы за хвост ведите в ванну,

Ведь наябедничать кошка

Не сумеет никогда.

***

Если ты остался дома

Без родителей один,

Предложить тебе могу я

Интересную игру

Под названьем "Смелый повар"

Или "Храбрый кулинар".

Суть игры в приготовленьи

Всевозможных вкусных блюд.

Предлагаю для начала

Вот такой простой рецепт:

Нужно в папины ботинки

Вылить мамины духи,

А потом ботинки эти

Смазать кремом для бритья,

И, полив их рыбьим жиром

С черной тушью пополам,

Бросить в суп, который мама

Приготовила с утра.

И варить с закрытой крышкой

Ровно семьдесят минут.

Что получится, узнаешь,

Когда взрослые придут.

Своеобразие этих веселых стихов заключается в его нестандартном подходе к вопросу воспитания детей. Процесс обучения ребенка правильному поведению происходит как бы "от обратного." Самая яркая черта - постоянное нарушение обычной логики читательского поведения. Автор ожидание формирует и сам его нарушает. Еще одна особенность в стихах - наличие коротких предложений, продолжающих друг друга. В первой строке автор дает читателю какую-нибудь информацию и построением этой строки заставляет читателя задать вопрос к нему, а второй сам отвечает на этот вопрос.

Довольно интересно Остер предлагает маленьким читателям испытанный способ преодоления страха смерти - смех. Следуя за Д. Хармсом, писатель осмеливается ставить с ног на голову не только правила поведения, но и традиционные представления о семье, обществе, неприкосновенности человеческой жизни. В его стихах постоянно происходят события, грозящие бедой вещам, людям и отношениям. Но при этом, подобно истории с бесконечно падающими хармсовскими старушками, в произведениях Остера на первый план выступают случаи "нестрашной смерти" (М. Бахтин), т. е. смерти абсурдной до такой степени, что ее невозможно бояться. Преодоление всевозможных страхов - одна из главных составляющих процесса взросления. Остеровские "перевертыши" столь преуспели в снятии запретов и преодолении страхов не только потому, что предлагают абсурдное решение большинству простых проблем во взаимоотношениях детей и взрослых. В "Книге о вкусной и здоровой пище людоеда" Остера детские клички и народные прозвища, становятся "ингредиентами" людоедского блюда. В книге предлагаются такие рецепты, как "Острое блюдо из царапающихся девочек", "Биточки из отлупленных мальчиков" и "Размазня с мокрыми курицами" ("Положить на дно кастрюли тряпку. Взять рохлю, кисляя, тютю и несколько мокрых куриц, размазать все это по стенкам кастрюли и залить киселем. Если получится кислятина - выкинуть"). "Топленые дошкольники" буквально утоплены в банке с теплой водой. Из егозы Остер делает азу, из глупцов голубцов, задир варит в мундире, а шалуна готовит в шоколаде. Чудесный рецепт "Дурочка с маком" лишь своим названием ассоциируется с чем-то сдобным: "Глупую до невозможности девочку посыпать маком и пообещать ей все, что захочет. Съесть счастливую". В двух коротких предложениях "рецепт" предлагает тонкую психологическую зарисовку, которую ребенок способен прочитать и оценить, несмотря на "людоедский" контекст. Ребенку отождествляет себя не с жертвой людоеда и даже не с самим людоедом, а с автором, который смеется и над глупыми слюнтяями, ябедами, тюнями и задирами, и над тем, кому придется сначала с ними возиться, а потом их "есть".

Немного о других современных писателях…

В постсоветской детской литературе к "вредным советам" можно отнести и более длинные рассказы и повести с "антиморалью", в основе сюжета которых лежит языковая игра. К ним, в частности, примыкает сказка М. Харитонова "Учитель вранья", повествующая о фантастическом путешествии в страну врунов. В начале сказки шестилетняя Таська и восьмилетний Тим встречаются с молодым фантазером, приехавшим в их дачный поселок, чтобы завоевать сердце тети Лены, с неохотой следящей за детьми и называемой ими за глаза "Скукой Зеленой". Сочиняя сказку за сказкой, Антон Петрович дает детям добрые "уроки вранья". В волшебном городе, где неожиданно оказываются учитель и его ученики, живой человек работает фонтаном, выплакивая в день по бассейну слез, обычные тапки служат по совместительству "двухмильными с четвертью" шлепанцами-скороходами, а в бюро находок можно получить "предсказание" прошлого и будущего. "Вранья" в книге так много, что даже ее герои начинают терять ощущение реальности. В конце книги сон и бодрствование, реальность и потусторонность теряют очертания. Герои вместе со своими друзьями отправляются в путь по волшебной реке - Потоку времени. Двигаясь вперед, они взрослеют, а отступая вниз по течению, молодеют и даже могут уйти в небытие. Именно это и происходит с Таськой и Тимом, которых их также помолодевшие друзья спасают, возвращаясь обратно к своему возрасту и возвращая им их собственный. Благодаря этому сюжетному ходу "завиральная" история вдруг превращается в притчу о вечных ценностях. Подобно произведениям Остера, она предлагает читателю самому распутать клубок добра и зла. Таська и Тим понимают, что, наслушавшись "вредных советов" Антона Петровича, они могут потерять связь с окружающим миром и даже жизнь, навсегда оставшись в придуманной для них сказке. Но когда им приходится выбирать между опасной фантазией и "Пшенной кашей с грибами", "Скукой Зеленой", будничным миром, где детям ничего нельзя, а взрослым все можно, они выбирают фантазию. Точно так же поступает и читатель, игровая активность которого ориентирована на раскрытие игрового потенциала текста. Вырвавшись на волю и получив право выбора, "полезным советам" он отныне предпочитает "вредные".


Сейчас читают про: