double arrow

Заблудший ли Ибн Теймийя?


Ибн Теймийя. История преследований. Причины, объективный анализ.

 

 

БисмиЛляхи Ррахмаани Ррахиим.

 

📜 Содержание:

Заблудший ли Ибн Теймийя?

Вызов из Каира.

Тюрьма, и события вне нее.

Каирские суфии против Ибн Теймийи.

Как ибн Теймия изменил положение сокамерников, что они даже не хотели на свободу, когда их отпускали, а хотели остаться с ибн Теймией.

Шейха отправили в Александрию.

7 Кто достоин, называться суфием?

Письмо матери.

Помощь Аллаха близка.

Пришла Истина и исчезла ложь.

11 Смерть Джашанкира.

Шейх Ибн Теймия в Каире 709-712 годы.

13 Кто такой был этот аль-Бакри?

Возвращение в Дамаск.

Заключение в тюрьму из-за фатвы о «искупление за клятву разводом».

Тройной развод.

17 Последнее тюремное заключение по причине фатвы о запрете на путешествия к могилам.

Приказ Султана о заключении Шейха в тюрьму.

Заблудший ли Ибн Теймийя?

 

На сегодняшний день можно повстречать множество клеветы и обвинений в адрес Имама, Шейх аль-Ислама Ибн Теймийи, часто исходящая от тех, кто слепо следует за его завистниками и клеветниками.




 

Мне хотелось бы обратиться к истории и свидетельствам Имамов того времени, которые обсуждали с Ибн Теймийей его убеждения, изложенные в его идеологическом трактате «Акъида аль-Васатийя» и Фатве «Хамавийской».

 

Известно, что Ибн Теймийя начал высказываться письменно, выбив «землю из-под ног» его современников Ашаритов, еще на рубеже седьмого столетия.

 

Вот что пишет Ибн Касир описывая события 698 г.:

«На закате государства Ляджин, после выхода кипчаков из страны, произошло очередное испытание для Шейха Ибн Теймийи. Против него вышла группа Факъихов, с требованием прибыть ему на заседание к ханафитскому судье Джалалу-дину аль-Ханафи, но он не пришел. Тогда, в стране стали провозглашать еретическими убеждения Ибн Теймийи, о которых он написал, отвечая на вопрос от жителей Хамы (Хамавийская фатва).

Однако правитель Сейфу-дин Джа’ан поддержал Шейха (Ибн Теймию) и послал задержать тех, кто встал против Шейха, но многие сразу же скрылись, а того, кого задержали, подвергли наказанию, остальные умолкли.

В пятничный день Шейх Такъийюд-дин (Ибн Теймийя) как обычно проводил урок в мечети, урок по Тафсиру Корана, говоря о Словах Аллаха: «И поистине ты (о Мухаммад) на великом нраве». (Сура Калям 4 аят).

 

Затем в субботу все собрались у Судьи Имаму-дина аль-Къазвини, прибыла группа достойнейших (ученых) и все приступили исследовать «Хамавийскую фатву» ведя дебаты с Шейхом (Ибн Теймийей) обсуждая отдельно взятые места из нее, на что Шейх ответил им тем, что после длительной беседы заставило их замолчать».



[Книга «аль-бидая ва ан-нихая» 2\2110. Издательство «бейт аль-афкар ад-довлия»].

 

[Примечание сможете прочитать перевод некоторых частей этой «хамавийской фатве» здесь:

https://vk.com/imena.i.atribati.allaha?w=wall-50265624_1349 Конец примечания].

 

Прошло семь лет [Войны с монголами в этот промежуток времени судя по всему заставили врагов Ибн Теймийи, прекратить на время свои козни] и вновь начались разговоры вокруг личности Ибн Теймийи.

 

В 705 году, его завистники начали вновь оговаривать Шейха приписывать ему ложные убеждения и жаловаться Султану, который отправил послание из Египта в Дамаск, чтоб проверили убеждения Ибн Теймийи, в результате чего было проведено три заседания, в которых участвовали крупнейшие на то время ученые и судьи Ашариты, такие как Софийю-дин аль-Хинди, Камалу-дин бин аз-Замалкани аш-Шафии и Содру-дин бин аль-Вакиль. И после продолжительных дискуссий и анализа книги «Акъида аль-Васатийя», заключили, что она включает в себя убеждения приверженцев Ахлю-Сунна ва аль-Джамаа, согласованные с убеждениями Салафов.

 

Ибн Касир (8 век) пишет: «В понедельник седьмого Раджаба, во дворце наместника Султана собрались Ученые и Судьи, среди них был Шейх Такъийяд-дин Ибн Теймийя. В этом заседании были зачитаны убеждения Шейха Ибн Теймийи изложенные в книге «Акъида аль-Васатийя», после чего начались исследования в некоторых ее пунктах, а некоторые пункты были отложены на второе заседание. В пятницу 12 числа, после молитвы вновь все собрались, пришел Шейх Софийю-дин аль-Хинди и много говорил с Шейхом Такъийяд-дином Ибн Теймийей, однако его «ручей» растворился «море» [Образное выражение, заключающее в себе то, что ручеёк знаний Софийю-дина аль-Хинди растворился в море знаний Шейха Ибн Теймийи].



Затем условились, что Шейх Камалу-дин бин аз-Замалкани бескомпромиссно будет заключать в этом деле, после продолжили диспут по этому поводу. Люди выразили признательность достоинствам Шейха Камалу-дина бин аз-Замалкани, его высокому интеллекту и хорошему исследованию, благодаря чему он противостоял Ибн Теймийи в этой дискуссии. Затем дело разрешилось объявлением приемлемыми этих убеждений, и Шейх Ибн Теймийя вернулся к себе, окруженный почтением и величием.

 

Причиной всех этих разбирательств было письмо, направленное Султаном, а подтолкнули его к этому Маликитский судья Ибн Махлюф и Шейх Насир аль-Манбаджий, духовный наставник Султана аль-Джашанкира, и другие враги Шейха Ибн Теймийи, из-за того, что он высказывался о приверженности аль-Манбаджийя к убеждениям Ибн Араби.

 

У Шейха Ибн Теймийи среди ученых современников была группа завистников. Они завидовали в том, что он был уважаемым в стране, единственным кто выступал, порицая запретное и приказывая одобряемое, его любил простой народ и подчинялся ему, у него было много последователей*. Завидовали за его знания и действия в соответствии с ними, за его стойкость за правое дело.

*[Это свидетельство является ясным опровержением тем, кто заявлял и заявляет о якобы немногочисленных последователях Ибн Теймийи. Что якобы он бы чуть ли не одинок в своих взглядах и великое множество ученых его современников опровергли его, сажали его в тюрьму, и никто из мусульман не принимал в серьез его знания Корана и Сунны и убеждений Салафов].

 

Затем в Дамаске произошли некоторые проблемы по причине отсутствия наместника Султана. Судья потребовал присутствия группы последователей Шейха и объявил выговор некоторым из них.

 

Во время отсутствия наместника Султана в Дамаске, произошли некоторые смуты. Было согласованно, что Хафиз, Джамалу-дин аль-Миззи аш-Шафии, будет читать некоторые главы из книги Имама Бухари в опровержении джахмитов «Халькъ афаль аль-ибад», что разгневало некоторых присутствующих на этих уроках ученых. Они пожаловались Шафиитскому судье Ибн Сарсари*, он был непримиримым врагом Шейха Ибн Теймийи, и он посадил аль-Миззи в тюрьму.

*[Укажу на один эпизод из истории в котором можно усмотреть ту неприязнь, которая исходила от Ибн Сарсари в отношении Ибн Теймийи. Когда монголо-татарские полчища крушили и захватывали Исламские земли, Ибн Теймийя с группой других авторитетный ученых отправился к правителю монголов К’азану. Как произошла эта встреча рассказывает Ибн Касир со слов Шейха АбдуЛлаха ибн К’аввама аль-Балиси: «Ибн Теймийя говорил ему (К’азану): «…И ты, убивая мусульман, полагаешь, что являешься мусульманином, тогда как твои оба отца, (имеются в виду отец и дед) подобного не делали!? Ты заключил договор и нарушил его, пообещал и не сдержал обещание»! Он сказал слова истинные и не боялся никого, кроме Аллаха, Свят Он и Велик. Затем принесли еду, все стали кушать, кроме Ибн Теймийи.

Ему сказали: «А что же вы не кушаете»?

Он ответил: «Как же я буду кушать еду, которую вы получили, занимаясь грабежом людей!?»

Затем правитель К’азан попросил его сделать ду’а, и Ибн Теймийя воззвал к Аллаху: «О Аллах, если этот Твой раб достоин похвалы, и сражается для того чтоб Слово Твое было превыше всего, и религия принадлежала Тебе, то помоги ему и поддержи его. Помоги ему овладеть землями и народами. А если же он поднялся, желая славы и показухи, желая этого мира, и чтоб слово его было превыше всего, и унижения Ислама и его приверженцев, то унизь, потряси и погуби его»!

А К’азан в это время стоял с протянутыми ввысь руками и говорил: «Амин».

Мы же в тот момент стали подбирать под себя свои одежды, боясь, что ее забрызгает кровью [Ибн Теймийи], если Султан прикажет убить его [за эту дерзость]. Затем, когда мы покинули Султана, К’адзий (Судья) Наджмуд-дин ибн Сарсари сказал Ибн Теймийе: «Ты чуть не погубил нас вместе с собой! Клянусь Аллахом, мы больше не станем сопровождать тебя в пути».

Ибн Теймийя ответил: «И я тоже не буду вас сопровождать». Они ушли, а он немного задержался вместе со своими соратниками. Тут стали распространяться слухи о нем (Ибн Теймийи) среди влиятельных людей, правителей (амиров) окружающих К’азана. Они стали собираться вокруг Шейха, чтоб получить баракат (благословление Аллаха) от его ду’а, они следовали за ним по пути возвращения в Дамаск. А тех, кто не пожелали идти вместе с ним, настигла группа монгол-татаров, ограбив их всех до одного».

Смотрите «Бидаят ва нихаят», 13\73].

Это дошло до Ибн Теймийи, что сильно ранило его, он отправился в тюрьму и собственноручно вывел Шейха аль-Миззи из нее, затем отправился во дворец и нашел судью.

Они стали спорить по поводу Шейха аль-Миззи, Ибн Сарсари начал клясться Аллахом, что если его не вернут в тюрьму, то он подаст в отставку. Ответственный за дело, чтоб ублажить сердце судьи постановил о продолжении заключения Шейха, а после нескольких дней освободил его.

 

После возвращения наместника Султана в город, Шейх Ибн Теймийя поговорил с ним о том, что происходило с его соратниками во время отсутствия, что обеспокоило наместника и он объявил, чтоб в стране никто не обсуждал вероубеждения…

 

Затем 7 Шаъбана во дворце состоялось третье заседание. Ученые выразили единогласное мнение, выражающее довольство ранее упомянутых убеждений. В этот же день судья Ибн Сарсари подал в отставку по причине некоторых слов, услышанных от присутствующих на этом заседании, это были слова Шейха Камалу-дина бин аз-Замалкани аш-Шафии. Затем, 26 Шаъбана пришло письмо от Султана (с Египта) с приказом вернуть Ибн Сарсари на пост судьи, что это было сделано по указке шейха аль-Манбаджий.

 

В этом письме было так же следующее; «Мы были оповещены о завершении заседаний по поводу убеждений Ибн Теймийи, и заключении в том, что он на мазхабе Салафов (праведных предшественников). Мы этим указанием желали лишь прояснения его непричастности к тому, что на него наговаривали».

 

Пишет Ибн Раджаб аль-Ханбали (8 век): «Затем, в 705 году по приказу Султана стали проверять его вероубеждения. Наместник Султана собрал Ученых Судей во дворце, прибыл Шейх и приступили к вопросам. Шейх попросил, чтоб принесли из его дома «Акъиду аль-Васатию» и она была зачитана на трех заседаниях, в процессе которых проходили дискуссии и исследования в ее отдельных пунктах. После чего все согласились на том, что это Суннитские Салафитские вероубеждения». [Книга «аз-зейль аля табакъат аль-ханабиля», Ибн Раджаб, 2\396].

 

Хафиз Ибн Абдул-Хади пишет (8 век): «В 705 году, по приказу Султана от Шейха потребовали объяснений по поводу его вероубеждений. Для этого были собраны Ученые и Судьи в присутствии наместника Дамаска. Шейх сказал: «Ранее меня спрашивали о вероубеждениях Ахлю-Сунны, и я ответил». Он попросил принести его послание из дома, после чего это послание зачитали. Затем обсудили два или три пункта из него, что затянуло заседание, и заставило собраться еще дважды. Затем, после подробного исследования единогласно заключили, что это хорошие Салафитские убеждения». [Книга «аль-укъуд ад-дурийя», стр. 212].

 

Исходя из этих слов, странными кажутся слова тех, кто продолжает наговаривать на Шейха Ибн Теймийю, что он заблудший в вопросах Имен и Атрибутов Аллаха, что он «муджассим» «мушаббих» и т.п. Не даром Хафиз Ибн Хаджар Аскалани, выступая в защиту Шейха от этих наговоров ссылался на решение по результатам этих трех заседаний и упомянул свидетельства Ибн аз-Замалкани аш-Шафии, на то Шейх Ибн Теймийя был ученым Муджтахидом.

 

Говорит Ибн Хаджар (9 век): «… работы его переполнены в опровержении тех, кто говорит о «таджсиме» (придание Аллаху тела), и его не причастности к этому

Имамы из его современников, свидетельствовали, что в нем собрались все условия Муджтахида (высочайшая степень Учёного), что даже заставило некоторых стать его фанатичными противниками и старателями причинить ему всяческое зло. И это (т.е. те ученые, которые свидетельствовали ему о иджтихаде) Шейх Камалуд-дин ибн аз-Замалкани, и Шейх Содру-дин ибн аль-Вакиль, единственный, кто мог выдерживать дискуссии с ним (Ибн Теймией)».

[Книга «ар-рад аль-вафир», рецензия Ибн Хаджара к этой книге].

 

Этим закончились заседания и исследования в убеждениях Ибн Теймийи среди ученых Шама. Но враги шейха в Египте еще больше обозлились и решили собственноручно с ним покончить…

 

_____________________

Вызов из Каира.

 

Ибн Касир продолжает: «Затем в понедельник 5 Рамадана, пришло другое письмо, в котором был отчет о том, что произошло(в 698 г.) между Шейхом Ибн Теймийей и судьей Имаму-дином аль-Къазвини. В письме был приказ чтоб он и судья Ибн Сарсари немедленно прибыли в Египет. После этого они стали собираться в путь. В дорогу с Шейхом вышли некоторые его соратники, многие стали плакать, опасаясь за него перед кознями его врагов.

Наместник Султана в Дамаске сказал Шейху, чтоб тот не ехал в Египет и что он сам постарается уладить этот вопрос с Султаном, но Шейх предостерег его от этого и сказал, что в его поездке в Египет есть много блага и большая польза. Когда же он отправился в путь, собралось великое множество народу попрощаться с Шейхом и возможно увидеть его последний раз, их количество было велико, начиная от ворот его двора и почти до аль-Джасуры, что находится между Дамаском и Касвой…

[Ученик Ибн Теймийи, выдающийся ученый Ибн Кайим аль-Джавзия описывая эти события, указывал на удивительные факты проницательности «Ильм аль-фираса» своего Шейха, его стойкость и уверенность в поддержке Аллаха Всевышнего: «Когда его вызвали в Египет и сговорились казнить его, собрались его соратники, чтоб попрощаться с ним и сказали, что дошло множество сведений, что люди там сговорились казнить тебя.

Он сказал: «Клянусь Аллахом, они не смогут этого сделать».

Они спросили: «А что они тебя бросят в тюрьму?»

Он сказал: «Да, и это будет длительное заключение, затем я выйду из тюрьмы, и буду распространять Сунну перед всем народом».

Я был свидетелем, что, когда оповестили его о пришествии к власти аль-Джашанкира, его непримиримого врага, и сказали: «Вот теперь он выполнит задуманное с тобой».

Шейх сделал саджда. Его спросили: «По причине чего это саджда?»

Он сказал: «Это начало его конца и унижения. Приблизился конец его правления».

Его спросили: «А когда это произойдет?»

Он сказал: «Не успеют подвесить на конницу бубенцы, как падет его режим». И случилось так, как говорил Шейх». Книга «Мадаридж ас-саликин» 3\371].

 

В субботу по прибытию в Газзу, Шейх организовал большой маджлис в мечети, затем отправились в Каир, а сердца провожающих были с ним. В Египет они прибыли в понедельник 22 Рамадана, так же передается, что они прибыли в четверг.

 

В пятницу после молитвы по поводу Шейха Ибн Теймийи в крепости провели заседание, на котором собрались Судьи и влиятельные личности в государстве. Шейх Ибн Теймийя хотел объяснится как он это всегда и делал, но ему не позволили говорить и приводить аргументы.

[И это естественно, потому как его враги знали, что он если заговорит, то докажет свою правоту, и их заблуждения. Этот факт сговора судей и участников процесса, чудовищный акт фанатичного произвола в рядах Судей. Однако Аллах выявляет истину и помогает Своим Авлия. Чем это закончилось, вы скоро узнаете].

Обвинителем выступил Щамс ибн Адлян, и обвинил его перед маликитским судьей Ибн Махлюфом, в том, что он утверждает истинность Аллаха на Троне и что Аллах говорит буквами и голосом (со звуком). Судья потребовал ответ и дал слово Ибн Теймийие.

Шейх начал свой ответ с хвалы Аллаху и возвеличивания Его, однако его прервали и сказали: «Отвечай на вопрос! Мы тебя сюда не лекцию привели читать!».

Шейх сказал: «А кто будет выносить приговор?».

Ему указали на маликитского Судью Ибн Махлюфа.

Шейх сказал ему: «Как ты можешь судить меня, ведь у тебя личная неприязнь ко мне?».

Это сильно разгневало судью, после чего Шейха бросили в темницу*, а через несколько дней, в праздничную ночь [Ночь перед Ид аль-Фитр (Ураза Байрам)] перевели уже в тюрьму «аль-Джубб», и вместе с ним его братьев Шарафу-дина АбдаЛлаха и Зайну-дина Абд ар-Рахмана.

 

*[Ибн Хаджар аль-Аскъалани пишет: «Когда дошло до Маликитского судьи, что люди приходят к нему в тюрьму, сказал: «Необходимо оказывать на него давление, лишить его всего, даже если мы не можем его убить. Однако его неверие уже подтверждено». Книга «дурар аль-камина» 1\79].

 

А Ибн Сарсари, был восстановлен в своей должности по указанию аль-Манбаджи, шейха-наставника Султана Египта аль-Джашанкира, и возвратился в Дамаск в пятницу 6 зуль-Къаада, но сердца (людей) были полны отвращению к нему, а души чуждались его.

Затем в мечети было зачитано постановление о его восстановлении в должности, после чего зачитана его книга, в которой он дискредитировал Ибн Теймийю, и его убеждения, а так же указ о объявлении этой дискредитации по всему Шаму.

Приверженцев его мазхаба заставили отказаться от него, то же самое пронеслось по Египту, этим занялись лично аль-Джашанкир и его шейх аль-Манбаджи при поддержке многих ученых-Факъихов и суфиев. [В тексте употреблено слово «фукъара», как один из эпитетов приверженцев суфизма. Аллаху Аълям].

Что повлекло за собой большие смуты, да убережет нас Аллах от смут. Ханбалитов в Египте подвергли большим унижениям, и это по той причине, что Судья Ханбалитов Шарафу-дин аль-Харани, был человеком с небольшим багажом знаний, потому приверженцам этого мазхаба досталось то, что досталось, и привело их к такому положению…

 

Наступил 706 год:

…Шейх Такъия-дин Ибн Теймийя продолжал сидеть в тюрьме…».

[Книга «аль-бидая ва ан-нихая» 2\2126. Издательство «бейт аль-афкар ад-довлия»].

 

_____________________________







Сейчас читают про: